Ссылки для упрощенного доступа

Профсоюзы: "Главврача станции "Скорой помощи" в Башкортостане нужно было снять еще пять лет назад"


Марат Зиганшин (слева)

Главный врач "Республиканской станции скорой медицинской помощи и центра медицины катастроф" Марат Зиганшин со вторника, 26 ноября, перестает исполнять свои обязанности и уходит в отставку. Об этом в понедельник сообщил ряд республиканских СМИ. Сам экс-главврач свой уход не комментирует, переадресуя журналистов к учредителю станции — министерству здравоохранения Башкортостана.

Зиганшина надо было снимать, как минимум, пять лет назад, в 2014 году, когда для этого уже были достаточные основания и когда прошли первые акции протеста в уфимской "Скорой помощи"


В республиканском минздраве подтвердили "Idel.Реалии" отставку Марата Зиганшина, сообщив, что с ним не продлен рабочий контракт. Исполнять обязанности главврача станции временно будет его нынешний заместитель Александр Степанов. В ответ на вопрос о причинах непродления контракта с Зиганшиным в пресс-службе ведомства попросили направить письменный запрос.

"Решение было неожиданным для всех, в том числе для него. Другое место работы ему так и не предложили" — сообщают источники сайта Ufa1.ru.

Марат Зиганшин занимал пост главного врача республиканской станции "Скорой помощи" (ранее — станции скорой медицинской помощи Уфы) с 1999 года.

Сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения "Действие" Андрей Коновал расценивает решение об увольнении Зиганшина, как явно запоздавшее и напоминает, что администрация станции за последние пять лет не раз оказывалась в центре громких скандалов.

Андрей Коновал
Андрей Коновал

— Зиганшина надо было снимать, как минимум, пять лет назад, в 2014 году, когда для этого уже были достаточные основания и когда прошли первые акции протеста в уфимской "Скорой помощи". Не случайно там были три массовых и длительных голодовки протеста работников из-за нарушений их трудовых прав, произвола и административного давления руководства станции в отношении членов нашего профсоюза. Возмущение работников вызывали, например, непрозрачная система и неравенство в начислении стимулирующих выплат, когда начальство платило себе до 400% до 800%. Можно привести и другие случаи злоупотреблений — к примеру, как главврач лично в 2010 году заключал договоры с ритуальными агентствами на предоставление информации [о смертных случаях]. Или можно вспомнить, как администрация в 2018 году под предлогом нехватки средств издала приказ о ликвидации на станции всех психиатрических бригад (позднее это решение было отменено — "Idel.Реалии").

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Коновал также напомнил об эпопее с внедрением на станции аутсорсинга автомобилей.

— Согласно данным проверки Контрольно-счетной палаты республики, проведенной в 2014 году, выяснилось, что эта мера привела лишь к увеличению расходов о организации. При этом наши активисты фиксировали, что администрация, чтобы скрыть этот факт, создавала искусственный простой машин, которые оставались на станции. Таким образом, начальство хотело продемонстрировать "эффект" от нововведения. В конечном счете, вся эта история привела к забастовке тех водителей "Скорой помощи", которых вынудили перейти на этот аутсорсинг, — им несколько месяцев не выплачивали зарплату.

Напомним, весной 2015 года на уфимской станции "Скорой помощи" прошла одна из самых длительных голодовок протеста, которая началась из-за нарушений администрацией трудовых прав работников и давления на членов независимого профсоюза. Голодовка отдельных участников длилась более 30 дней. Независимый профсоюз работников здравоохранения "Действие" провел в ряде регионов кампанию солидарности с уфимским медиками. За голодающих вступились и международные профсоюзы.

Пикет водителей уфимской "скорой помощи" в 2015 году
Пикет водителей уфимской "скорой помощи" в 2015 году

В последние годы трудовые конфликты на республиканской станции "Скорой помощи", возникавшие из-за необоснованных сокращений и отмены дополнительных выплат за вредные условия труда, продолжились. Так, в 2017 году в Северной подстанции в Уфе возникла конфликтная ситуация из-за распоряжения администрации станции держать в зимнее время реанимобили на улице, из-за чего машины не проходили должным образом санобработку, а внутри них разряжались аккумуляторы в реанимационной аппаратуре.

Голодовка медиков осенью 2014 года
Голодовка медиков осенью 2014 года

В 2018 году руководство республиканской станции "Скорой помощи" оказалось в центре очередного скандала — как писало издание "Про Уфу", проверка станции Фондом обязательного медицинского страхования вскрыла нецелевое использование администрацией бюджетных средств в размере 5,5 миллионов рублей. В том же году возник конфликт из-за того, что работникам выдавали неудобную и некачественную спецобувь, а также из-за запрета сотрудникам приносить еду из дома на рабочее место.

В 2019 году в Уфе прошла серия судов, в ходе которых работники станции обжаловали утвержденные администрацией оценки класса вредности их рабочих мест. Суды признали, что решения администрации нарушают трудовые права работников.

Они говорили удивительные вещи — что, мол, наши работники не заражаются во время посещения заразных больных, поскольку у них только разовые контакты


— Представители администрации утверждали, что у нас такая вредность — это наш "профессиональный риск" и что рекомендации минтруда РФ они выполнять не обязаны, — рассказывала летом корреспонденту "Idel.Реалии" руководитель местного отделения независимого профсоюза "Действие", медсестра-анестезиолог Тамара Богданова. — Они говорили удивительные вещи — что, мол, наши работники не заражаются во время посещения заразных больных, поскольку у них только разовые контакты. Но я приведу такие примеры — у больного, к которому мы выезжали, была ветрянка и я не заразилась только потому, что переболела ей в свое время. Но я ее принесла своему сыну. Лида Валеева с центральной подстанции несколько лет назад была в очаге краснухи, будучи беременной. Ей провели обследование, плод оказался заражен и ей прервали беременность. У Ирины Тишиной муж пару лет назад был в контакте с менингококковой больной; они месяц жили отдельно от семьи, чтобы не заразить маленьких детей, пили препараты, которые оказали воздействие на печень, теперь лечатся и от этого. Еще один работник укололась иглой при контакте с ВИЧ-инфицированным, после чего она два месяца стояла учете в СПИД-центре, принимала препараты, чтобы не заболеть и тоже заработала проблемы с печенью. И при этом администрация квалифицирует нашу работу по второму биологическому классу вредности. Мы же настаивали, что класс вредности должен быть повышен, минимум, до третьего, а это дает намправо на сокращенную рабочую неделю и дополнительный оплачиваемый отпуск.

Вернули и 70-процентную надбавку за стаж для сотрудников, проработавших свыше семи лет. Всё остальное осталось таким же непрозрачным, как и было.


В ходе всех последних конфликтов независимый профсоюз "Действие" требовал от минздрава республики уволить Марата Зиганшина, однако, ведомство на это никак не реагировало.

Кризисная ситуация в работе республиканской станции "Скорой помощи" и проблемы в ее трудовом коллективе обсуждались во время проведения в Башкортостане выездного заседания Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ в марте нынешнего года, в котором принимали и участие представители независимого профсоюза "Действие". Некоторые рекомендации администрацией станции и минздравом республики были приняты сразу.

— После заседания СПЧ наш минздрав в августе, наконец, повысил оклады, которые были ниже даже прожиточного минимума, — рассказала "Idel.Реалии" Тамара Богданова. — В сентябре их увеличили еще в связи с ростом инфляции и, вроде, ожидается еще повышение в январе следующего года. Мы предлагали, как это сделано везде в российских регионах, где не укомплектованы бригады и человек работает в одиночку, доплачивать ему за это 100 процентов (до этого работающие без помощника получали надбавку всего в два процента). Официальный профсоюз медработников предложили сделать пять (!) процентов, администрация подняла эти стимулирующие выплаты до 25 процентов. Вернули и 70-процентную надбавку за стаж для сотрудников, проработавших свыше семи лет. Всё остальное осталось таким же непрозрачным, как и было.

Тамара Богданова
Тамара Богданова

Кто возглавит теперь республиканскую станцию "Скорой помощи", пока неизвестно. В местном отделении профсоюза "Действие" говорят, что на место Зиганшина уже есть целый ряд кандидатур, в том числе, "варяга из Москвы", а работники станции пока не знают, ждать ли им кардинальных перемен к лучшему.

— При известии о снятии Зиганшина люди, конечно, вздохнули с облегчением, — говорит Тамара Богданова. — Ведь под конец они [администрация станции] закрутили все гайки настолько, что люди уже просто не выдерживали и собирались массово увольняться. Каждый день проходили проверки бригад, придирались к малейшему. А сейчас они [руководство станции] сразу всепритихли. Но я скажу так — пока какого-то бурного ликования по поводу снятия Зиганшина у нас нет. Оно возникнет, если это будет не перемещение его куда-то, а реальное снятие с последующим ответом за всё, что здесь сделано на станции. Если это произойдет, то мы, конечно, будем аплодировать. Но здесь очень многое зависит и от руководителя региона.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии

XS
SM
MD
LG