Ссылки для упрощенного доступа

Лужков умер, да здравствует Шаймиев


Пару месяцев назад фонд "Петербургская политика" выпустил очередной рейтинг российских политиков, на этот раз —​ тех из ныне живущих, чье участие в реальной политике осталось, по мнению экспертов, в прошлом. Первая тройка и до сих пор самых упоминаемых в СМИ сложилась такая: Михаил Горбачев, Юрий Лужков и Минтимер Шаймиев.

Статистика изменилась в один день 10 декабря. Бывший мэр Москвы стал самым упоминаемым, перейдя из живых — в историю, отмечает колумнист "Idel.Реалии" Марина Юдкевич.

Разумеется, обычай причислять известную персону к историческим лишь по причине ухода из жизни — глупость. Это всё равно, что ставить знак равенства между понятиями "история" и "прошедшее время" — а они совсем не равны. В истории человек остается лишь постольку, поскольку в нем оказались олицетворены значимые черты значимой эпохи.

(Хотя, конечно, войти в историю может и вполне мелкий персонаж — скажем, в качестве примера того, что в некоторые странные периоды и премьер-министром, и даже президентом огромного государства может быть просто пустое место… История ценит и анекдоты, но сейчас не об этом.)

Юрий Лужков уже в истории: как действующее лицо "раньшего времени" — времени, когда в России главы регионов ещё были политиками. Как, кстати, и Минтимер Шаймиев.

Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин в Татарстане, 1996 год
Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин в Татарстане, 1996 год

У этих двоих вообще было немало общего, начиная с "политического происхождения" — из советской ещё номенклатуры. Обоих называли тяжеловесами, имея в виду размеры их влияния. И будучи оба крупными фигурами в море (тогда ещё — море!) российской политики, они не могли порой не сблизиться и плыть рядом, а затем вдруг разойтись: один — продолжая ловить волну, другой — поставив на победу в гонке против течения.

Это Лужков и Шаймиев в 90-х были лицами сперва двух административно-номенклатурных движений ("Отечество" и "Вся Россия"), затем — объединенного административно-номенклатурного движения ("Отечество — Вся Россия"). А затем, когда в зените встала звезда Путина, слили это движение с пропутинским "Единством" — и в образовавшейся "Единой России" оба получили посты сопредседателей ее Высшего совета.

Лужков (за 18 лет во главе Москвы) и Шаймиев (за 19 лет во главе Татарстана) выстроили системы очень похожие.

И в главных чертах: в том, что одни называют четкой управляемостью, господдержкой бизнеса, региональной вертикалью, ростом благосостояния и благоустройства… А другие — отсутствием демократии, подконтрольностью судов, коррупцией, расширением разрыва между богатыми и бедными и засильем дорогостоящей аляповатой недвижимости взамен уничтожаемых исторических зданий и участков зелени…

И в подробностях: жена (теперь уже вдова) Юрия Лужкова до сих пор возглавляет форбсовский рейтинг богатейших женщин России — сыновья Минтимера Шаймиева за предыдущий год с четвертого места форбсовского рейтинга богатейших семейных кланов России поднялись на третье…

Олицетворенные портреты времени, как и сказано.

А вот примеров разности их политического поведения публике известно совсем немного. Правда, они выразительные. В августе 1991-го Юрий Лужков, тогда ещё вице-мэр Москвы, активно участвовал в противодействии путчу ГКЧП — только что избранный президентом Татарстана Минтимер Шаймиев путч поддержал…

Юрий Лужков и Дмитрий Медведев на Дне города Москвы, сентябрь 2009 года
Юрий Лужков и Дмитрий Медведев на Дне города Москвы, сентябрь 2009 года

Или вот ещё. В бытность президентом Дмитрия Медведева у Юрия Лужкова был с ним долгий конфликт, завершившийся в 2010-м политически весьма резким письмом — в нем Лужков негодовал по поводу травли своей персоны в СМИ — но ещё и по поводу негативной реакции Медведева на призыв вернуть прямые выборы глав субъектов РФ, и по поводу медведевского "утверждения, что пенсионерам нужно продавать хлеб из другой муки", и по поводу цензуры в СМИ… И немедленной отправкой автора этого письма в отставку с мотивировкой "в связи с утратой доверия".

Шаймиев же хоть за прямые выборы и высказывался, но резкостей в адрес федерального начальства не допускал никогда. Даже ради защиты статуса татарского языка. Хотя в этом вопросе обострение случилось, когда он главой субъекта РФ уже не был, и терять ему, кажется, было нечего…

Так вот, Лужков и Шаймиев ещё и потому достойны быть отмечены будущими историками, что явили собой две модели поведения политического деятеля — и то, во что каждая из этих моделей обходится политику в современной России.

А именно: возможность выстраивать и делить разнообразные ресурсы в свою пользу, поддавливая неугодных — есть даже у не самого большого господина начальника. Права на политическую самостоятельность — нет даже у главы самого главного региона. Лужков умер, да здравствует Шаймиев.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не совпадает с позицией редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (64)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG