Ссылки для упрощенного доступа

"Система "Татмедиа" морально убивает журналиста"


Сагит Ахметзянов

Главный редактор районного информагентства в Бавлах Сагит Ахметзянов опубликовал в соцсетях пост, в котором сообщил о своем увольнении. Он назвал республиканское агентство "Татмедиа" "рабской системой", свое увольнение — "избавлением от двухлетнего рабства". В интервью Радио Азатлык Ахметзянов рассказал об условиях труда в районной газете, причинах ухода и о том, почему он столь негативно оценивает систему государственных СМИ Татарстана.

"Вчера избавился от рабства "Татмедиа", которое продолжалось два года. Вышел срок моего контракта. Такое подавление свободы слова мне, человеку, проработавшему редактором в 90-е годы, даже не снилось. Государственные СМИ в процессе удушения журналистики. За два года работы главным редактором мне не удалось написать ни одного материала, действительно отражающего мое собственное мнение. Просто по телефону дают указания — что можно писать, что нельзя. Уничтожение личности редактора, оскорбление, унижение — это там повседневная норма. И кто же в таких условиях будет подписываться на наши газеты? Да поможет Аллах тем, кто там работает", — написал Сагит Ахметзянов.

В медиахолдинг "Бавлы-информ" входят редакции районных газет на русском и татарском языках, а также районное телевидение.

— Вы уволились по собственному желанию?

— Вышел срок моего контракта. Ежегодно с главным редактором газеты и журналистами заключается трудовой договор. Каждый год в конце декабря нас увольняют и с нового года снова берут на работу. До последнего момента не знаешь, будешь ты принят обратно или нет. Например, я сам не знал, что завтра мне уже не надо выходить. Узнал в день увольнения. Именно поэтому называю это рабством. Работаешь как раб, а потом тебя выкидывают. Получается, никаких прав человека здесь нет. Кого хотят, того и ставят. Ты уже заранее знаешь, что уйдешь, хоть по результатам работы, или из-за личных отношений. Поэтому на свою работу особых надежд не возлагаешь.

— Почему вам не продлили контракт?

— Причину никто никогда не говорит.

— Что вы могли сделать не так — сами можете сказать?

— Мой случай не политический. Просто на мое место захотели посадить другого человека. Пришла молоденькая девушка, русская. Получается, что она, совершенно не владея татарским, будет руководить еще и татарской редакцией. У нее нет ни журналистского опыта, ни редакторского, все что она делала у нас — работала в отделе рекламы. Ее привели ко мне в редакцию, она была согласна на любую работу. Сам ее неделю всему учил… Оказывается, пришла присмотреть себе место. И вот теперь стала главным редактором. Коллектив в шоке. Пришла месяц назад, и стала редактором — этого никто не ожидал. (Недавно редакцию районной газеты в Бугульме также возглавил не владеющий татарским языком редактор — ред.).

— Перед увольнением никаких замечаний, выговоров в отношении вас не было?

— Таких ошибок, чтобы снять с должности, выговоров не было. По телевидению я работал очень успешно. Оно практически было развалено, я его поставил на ноги. Можете себе представить, сгорела аппаратура, транслирующая эфир, а об этом никто не знал. Передачи вроде выходят, а люди их не могут видеть, ищут, на каком канале. Сегодня наше телевидение прекрасно работает. Нам в этом очень помог бывший генеральный директор "Татмедиа" Андрей Кузьмин, мы получили очень много оборудования, в редакцию пришли новые компьютеры. Жаль, не успел, хотел довести телевидение до такого уровня, чтобы оно зарабатывало на рекламе. Вот совсем недавно, перед уходом с работы, привез новые камеры, и когда пришел за товаром, узнал, что завтра я уже не выхожу на работу. Вот такие странные дела. Даже не считают нужным сказать заранее. И от балансовой комиссии каких-то серьезных нареканий не было, поэтому даже не думал, что так произойдет. Видимо, кому-то все-таки я не нравился.

— Сколько лет вы в журналистике?

— Пришел еще в молодости. Начинал простым корреспондентом, вырос до главного редактора. Около пяти лет руководил районным радио в Бавлах, в 1987 году был главным редактором районной газеты. Когда оттуда пришлось уйти, открыл свою частную газету. Около десяти лет издавал ее. В начале 2018 года позвали в "Татмедиа".

— Какие тиражи у газет "Бавлы-информ"?

— Тираж с каждым годом падает. Сейчас совокупный тираж татарской версии "Хезмәт даны" и русской "Слава труду" составляет 2200 экземпляров. 600 из них — это тираж татароязычной газеты. Хотя Бавлинский район издавна заселяли татары, в 50-х годах прошлого века сюда переселялись специалисты со всего СССР, так в районе появилось многочисленное русское население. В то же время идет ассимиляция самих татар. По тиражу уже видны масштабы обрусения. Всего четверть тиража двух газет набирается татарской версией издания. К сожалению, и татары сейчас читают больше по-русски. У нас появляется поколение молодых бабушек, которые не читают газет.

— Как-то можно увеличить тираж, как вы думаете?

— У "Татмедиа" не очень верная стратегия — они строят газету на новостях. Мне кажется, что сегодня у газеты, подающей новости, нет будущего. Новости люди получают из интернета и телевизора, а пока выйдет в газете, новость устаревает. Раньше в газету писали также и читатели, была какая-то обратная связь. А сейчас пишут только журналисты. В районе каких-то глобальных событий особо не бывает, поэтому трудно как-то далеко отойти от освещения мероприятий с участием районного руководства. Их конечно стараемся писать в положительном ключе, критика, естественно, не разрешается. Если бы была критика, возможно, желающих подписаться было бы больше.

— "Татмедиа" предлагала вам меры по увеличению тиража, консультировала по этому поводу? Были какие-то предписания, выработанная стратегия?

— За эти два года не видел со стороны "Татмедиа" ни единого семинара, каких-либо обучающих мероприятий, матер-классов для улучшения работы редакции, о том, какая должна быть газета. Каждый главред старается по-своему. "Татмедиа" в первую очередь заботит реклама. Рекламы в газете должно быть много, редакция должна зарабатывать. Коммерческая газета, одним словом. Их тоже можно понять, деньги тоже нужны. Государство платит минимальную зарплату, но субсидий, полученных от государства, не хватает даже на это. Зарплатный минимум, гонорары и премии мы дополняли за счет доходов от рекламы. Если у газеты падает тираж, никто особо не горит желанием дать в нее рекламу. Найти заказы с каждым днем становится труднее.

— Сколько сейчас получают журналисты районной газеты?

— В каждом районе зарплаты отличаются. В среднем около 15 тысяч…

— На последнем заседании Союза журналистов РТ журналисты жаловались на низкие зарплаты. Были обращения к председателю Госсовета Фариду Мухаметшину. За два года зарплаты выросли?

— В некоторой степени да. Раньше оклад составлял 9 тысяч 500 рублей, сейчас он 12 тысяч. Вот в октябре-ноябре субсидийная часть немного выросла. С гонорарами, премиями получается чуть больше…

— Как руководителя районного издания, у вас есть видение путей развития журналистики на местах?

— А как ее развивать в системе "Татмедиа"?… У нее ведь свои рамки. Кто хочет писать — дают темы, и пишешь. Какие тут возможности для развития?

— Темы дает главный редактор? Или они спускаются сверху?

— Редактор тоже дает, и сверху спускают. Бывают заказы… Я это понимаю: кто платит — тот "заказывает песню". Мы же не можем на его деньги писать свое. В Америке СМИ могут и против Трампа писать, потому что владеет ими не Трамп, а другие люди.

— Покидая систему "Татмедиа", хотели бы что-нибудь сказать руководству? Посоветовать им, как развивать в республике журналистику, СМИ? Что, по-вашему, они должны делать?

— В первую очередь, изменить эту систему годового контракта — она морально убивает журналиста. Я считаю это нарушением прав человека и это должно быть отменено. Это говорю не только я, многие редактора с высоких трибун высказывались. Когда Фарит Мухаметшин сказал, что так не должно быть, перед ним руководитель "Татмедиа" дал слово. Но ничего не изменилось. То, как эта система "Татмедиа" превращает людей в рабов, никому не нравится. Эта система существует просто чтобы держать людей в страхе. Какая здесь может быть свободная журналистика, свобода мышления?! Если я, как главный редактор, не могу составить стратегический план хотя бы на три года вперед, какой же у меня может быть стимул для работы? Какой я план могу строить, зная, что через год уже не выйду на работу? Вместо этого ты думаешь о том, куда устроиться после увольнения, готовишь запасные варианты. Не спорю, наверняка такого дискомфорта не испытывают те, кто имеет связи и друзей, они сидят надежно и крепко. Но если ты человек новый, то нет. Контракт со мной заключили сначала на три месяца, потом — на полгода, и потом только на год. Такая вот система.

— Чем хотите заняться в будущем?

— Я пишу стихи, прозу. Мечтаю написать пьесу. Хочу профессионально заниматься творчеством, потому что до этого приходилось все время выполнять функции руководителя, а на творчество времени не оставалось. Я подумал, может быть и к лучшему — это увольнение мне было нужно, чтобы всецело посвятить себя творчеству.

Оригинал материала: Радио Азатлык

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG