Ссылки для упрощенного доступа

"Мой сын умер, a он продолжает лечить других детей"


Кристина Александрова

Хирург детской республиканской клинической больницы в Чебоксарах посчитал, что у 5-летнeго Артема Александрова, которого привезли на "скорой", проблемы с желудком. Через четыре дня мальчик умер от воспалительных процессов в организме. В настоящее время Следственный комитет устанавливает виновных лиц, причастных к смерти Артема. Его мать Кристина Александрова уверенно заявляет, что сына можно было спасти, и обвиняет в смерти ребенка детского врача-хирурга Кирилла Данилова. Спустя три месяца после случившегося женщина решила рассказать свою трагическую историю корреспонденту "Idel.Реалии".

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

— Я хотела, чтобы врач Кирилл Данилов раскаялся и попросил прощения, извинился хотя бы. Даже написала ему такое сообщение в одной из социальных сетей: "Меня не бойся, зла на тебя не держу, ответь, почему не помог моему ребенку? Что остановило?". Он мне не ответил, — говорит женщина.

Утром 27 октября у сына Кристины Александровой отказали все органы, а вечером он умер


За четыре дня до трагедии, 23 октября, Артем Александров попал в больницу. "Сын хорошо себя чувствовал весь день, пришел из садика активным и радостным, а вечером резко поднялась температура, заболел живот и началась рвота", — вспоминает мать мальчика. Вызвали скорую помощь. Осмотр Артема проводил хирург Кирилл Данилов. Мама погибшего ребенка рассказывает, что врач пощупал живот у сына и сказал, мол, ничего страшного, просто "воспален желудок" и отправил с медсестрой на клизму. Впоследствии оказалось, что хирург не оценил тяжести состояния ребенка. После того как сыну Кристины Александровой сделали клизму, его отпустили домой. Но уже на утро следующего дня ребенку стало еще хуже и маму с мальчиком снова увезли на "скорой" в больницу. Врачи уже ставили неутешительные прогнозы. Утром 27 октября у сына Кристины Александровой отказали все органы, а вечером он умер.

Какой диагноз изначально поставил врач вашему сыну?

— После того, как 23 октября нас доставили на "скорой" в больницу, врач сказал, что у нас просто проблемы с желудком. Я запомнила его слова. Он сказал, что с моим сыном "ничего страшного". Артему сделали клизму и отправили домой. Утром на следующий день мой ребенок уже был весь в темно-красных пятнах, как позже я узнала — у нас начался процесс заражения крови. Мы снова вызвали "скорую", и нас привезли в ту же больницу. Там, после осмотра другим доктором, нам поставили тяжелый диагноз менингоэнцефалит (воспаление вещества головного мозга — "Idel.Реалии"). Артема положили в реанимацию, но уже в другую больницу — в "Городскую детскую больницу № 2" МЗ Чувашской Республики.

Что говорили врачи в детской больнице?

Мне даже не дали проститься с ним, пока мой мальчик был еще жив


— Дежурный врач-реаниматолог сказал мне, что у сына "состояние тяжелое, мало шансов на спасение — молитесь". Дальше становилось только хуже. Эти дни я проводила на лестничной площадке в больнице, у реанимации. Внутрь запрещали заходить. Только утром и вечером, два раза в день разрешали посмотреть в окошко реанимационной палаты через стекло. Это было очень страшно. Я слышала, как от боли стонет мой ребенок. 26 октября Артема ввели в кому, чтобы облегчить страдания, а на следующий день из реанимации вышел врач и сказал "отказали все внутренние органы, через 3-4 часа ваш сын умрет, готовьтесь". Мне даже не дали проститься с ним, пока мой мальчик был еще жив. Артем умер вечером 27 октября. Только тогда меня впустили в палату. Он так беспомощно там лежал, кожа была вся синего цвета. Забрала сына уже из морга, который находится около роддома, в котором он и родился. Вся жизнь тогда перевернулась, превратилась в какой-то ад.

Вы считаете, что вашего сына можно было спасти?

— Виновным в смерти сына я считаю врача-хирурга Кирилла Данилова. По-моему мнению, он неопытный и совсем молодой специалист (мне известно, что он 1993 года рождения). Город у нас небольшой и все друг друга знают. Со слов моего знакомого медика, хирург должен был произвести тщательный осмотр, проверить показатели крови, так как в нашем случае была рвота — направить в инфекционное отделение. Когда я рассказала подробно свою историю в социальных сетях, мне приходили такие сообщения про врача: "неопытный", "с опухшей и покрасневшей ногой от ветрянки, высокой температурой отправил домой, а другой врач сразу госпитализировал", "при острых болях в животе сказал, что это просто отравление, а это был аппендицит". В первое время, переживая свое горе, я и не думала судиться. Моего мальчика уже не вернуть. Мой сын умер и он продолжает лечить других детей... Мне кажется, что в этой связи здоровье и жизнь других детей находятся под угрозой. Поэтому я решила предать свою историю огласке, чтобы люди были осторожны. Неизвестно сколько еще малышей этот врач "просмотрит".

Сейчас Следственный комитет РФ по Чувашской Республике устанавливает виновных в смерти пятилетнего Артема


В справке о смерти Артема Александрова вписан диагноз: синдром Уотерхауса-Фридериксена и менингококкемия. Сейчас Следственный комитет РФ по Чувашской Республике устанавливает виновных в смерти пятилетнего Артема. В январе было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей") по факту ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей медицинскими работниками БУ "Республиканская детская клиническая больница" МЗ Чувашской Республики и "Городская детская больница № 2" МЗ Чувашской Республики, повлекшие смерть Александрова А.А.

Я знаю, что врачи могли переписать историю болезни, поэтому судмедэкспертизу тоже могут подделать


В таких случаях дело заводят по статье 293 УК "халатность", по которой даются более суровые наказания, но Кристина Александрова, мать погибшего мальчика, опасается, что дело могут вообще завести в тупик, виновных не наказать, поэтому она решила провести судебно-медицинскую экспертизу в Ульяновской области. Экспертиза должна установить, была ли возможность вылечить ребенка при первичном обращении в случае правильно поставленного диагноза.

— Артем был спокойным, добрым и светлым мальчиком-ангелочком, — держа в руках фотографию старшего сына, рассказывает Кристина Александрова. — Ходил в логопедический садик. Мы неправильно проговаривали некоторые слова. Помогал мне с младшим сыном 4-летним Павлом. Это просто невыносимо осознавать, что был шанс спасти… Я знаю, что врачи могли переписать историю болезни, поэтому судмедэкспертизу тоже могут подделать. Делать экспертизу в другом регионе считаю, что надежнее.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии

XS
SM
MD
LG