Ссылки для упрощенного доступа

Навозный король


В январе 2020 года депутат кировского Законодательного собрания, председатель СПК племзавода "Соколовка" Вячеслав Ягдаров стал фигурантом уголовного дела о жестоком обращении с животными. По данным следствия, он застрелил двух охотничьих собак местного жителя. Но как оказалось, это был не единственный случай "жестокого обращения" с животными в Соколовке. На свалках и в навозных кучах вокруг племзавода нередко находят скелеты, части тел и внутренних органов телят, поросят и других сельскохозяйственных животных. В навозной куче возле поселка Соколовка корреспондент "Idel. Реалии" нашла коровью ногу с копытом.

Стрелял от души

В белом поле под Соколовкой сумрачно и тихо. Не слышно шума голосов, работающего трактора, крикливой навязчивой рекламы. Беззвучно падает снег, стекая тёплыми струйками по лицу, вдалеке темнеет лес, в сером небе перекликаются птицы, под ногами скрипит, проваливаясь, снежный наст. Трудно поверить, но ещё недавно на этом белоснежном полотне алела кровь. Здесь убили Дыму и Пулю — двух охотничьих лаек, принадлежащих жителю поселка Соколовка Андрею Рогачеву.

Андрей Рогачев и Владимир Зонов, экологические активисты
Андрей Рогачев и Владимир Зонов, экологические активисты

— Перед Новым годом мы с отцом пошли в лес проверить капканы, — рассказывает Андрей Рогачев. — Взяли с собой Дыму и Пулю. Они бегали по полю, похоже, подняли зайца. Вдруг мы услышали звук снегохода, а потом раздались выстрелы. Было очень тихо, слышимость хорошая. Шесть или семь выстрелов прозвучало с небольшими интервалами. Мы вышли из леса и увидели снегоход нашего председателя Ягдарова, он обогнул кусты, увидел нас, резко развернулся и уехал. Потом отец говорит: "Смотри-ка, на снегу что-то есть!". Мы подъехали, а это наши собаки лежат — мертвые. Словами не передать, что я почувствовал!

— Дыму и Пулю расстреляли в упор?

— В Дыму он стрелял несколько раз примерно с десяти метров, она вся была растерзана, даже лапа у нее была отстреляна. С первого выстрела, похоже, попасть не мог, поэтому добивал. Стрелял от души! А Пуле попал в голову, так что она меньше мучалась. Умерла сразу.

— Вы позвонили председателю Ягдарову?

— Да, я спросил его: "Что же ты сделал, ирод? Зачем моих собак убил?"

А он в ответ рассмеялся: "Я здесь хозяин, я здесь король, что хочу, то и делаю!". Ну, я понял, что говорить бесполезно, позвонил в полицию, снял видео и опубликовал в Интернете.

Дыма
Дыма

Собаки Дыма и Пуля до сих пор не похоронены. Они лежат в сарае как вещественное доказательство в уголовном деле председателя племзавода "Соколовка", депутата от "Единой России" в областном Законодательном Собрании Вячеслава Ягдарова. Депутата обвиняют сразу по двум статьям Уголовного кодекса: статье 245 "Жестокое обращение с животными" и статье 167 "Умышленное уничтожение чужого имущества". Следствие по этому делу ведет особый отдел следственного управления Следственного комитета по Кировской области. По решению политсовета регионального отделения "Единой России" членство в партии Вячеслава Ягдарова приостановлено.

Если вина Ягдарова будет доказана, председателю племзавода "Соколовка" грозит штраф до 300 тысяч рублей, принудительные работы или лишение свободы на срок до пяти лет. Однако почти никто в Соколовке не верит, что справедливость восторжествует.

Соколовка

Поселок Соколовка находится примерно в 130 километрах от Кирова на живописном берегу реки Косы. Согласно данным последней переписи здесь живет около 981 человек. Это центральная усадьба племзавода "Соколовка" — одного из лучших хозяйств Кировской области. Вятский министр сельского хозяйства и продовольствия Алексей Котлячков любит возить в Соколовку делегации из соседних районов и регионов, чтобы продемонстрировать ферму, где коров доят роботы, современный телятник на 300 скотомест со светодиоидным освещением и другие чудеса зоотехники. Согласно официальным данным, на племзаводе "Соколовка" содержат около 4000 крупно-рогатого скота и почти 4500 свиней.

Собака Пуля
Собака Пуля

От каждой коровы получают по 7,714 килограммов молока в год. Урожайность зерновых в 2019 году составила 16,7 центнеров зерна с гектара. СПК племзавод "Соколовка" с завидной регулярностью получает многомиллионные субсидии из государственного бюджета. Поселок Соколовка выгодно отличается от большинства других вятских сел и деревень, где царит разруха и запустение. В Соколовке проведен газ, построены двухэтажные дома со всеми удобствами, есть ФАП, школа, детский сад, столовая, работают несколько магазинов. Единственно, что не радует глаз — это развалины сельского Дома Культуры напротив памятника Ленину. В бывшем зрительном зале лежит снег, а вместо задорной музыки оглушает тишина. Рядом маленький рынок, где торгуют товарами повседневного спроса: рубашками, халатами, майками, сапогами, походными брюками цвета хаки. Но общаться с корреспондентом "Idel.Реалии" жители Соколовки не спешат.

— Что вы нас снимаете, зачем? Отойдите, у нас все у нас хорошо! — немолодая женщина закрывает лицо руками, чтобы не попасть в кадр.

— Может быть, я сапоги купить хочу.

— Покупайте, что хотите и уходите! Нечего нас фотографировать!

— Какие-то люди в Соколовке необщительные, — жалуюсь я Андрею Рогачеву. — Как будто не колхоз, а военный объект!

— В Соколовке все зависит от Ягдарова, — объясняет Андрей Владимирович. — Кто против него выступит, например, что-то сболтнет журналисту, может лишиться и работы, и жилья, потому что дом — колхозный. Куда пойдешь с семьей? Вот люди и бояться!

— А вы не боитесь?

— Я не боюсь, мне за державу обидно! — в сердцах говорит Рогачев. — Из колхоза я уволился по собственному желанию. Работаю в другом месте. Мне уже намекали, что могут заплатить "нормальные" деньги, если изменю свои показания насчет собак. Но даже если пообещают миллиард, я не возьму! Я хочу, чтобы у нас в Соколовке был порядок, а у нас сейчас бардак!

Местный рынок
Местный рынок

Последнее время бывший работник племзавода "Соколовка", заядлый охотник и рыболов Андрей Рогачев увлекся гражданской журналистикой. Недавно на опушке леса в 700 метрах от поселка Соколовка Рогачев заснял двух мертвых телят с желтыми бирками племзавода на ушах. По соседству он обнаружил свалку, где валялась голова свиньи, кости и шкуры животных. Ролик Рогачева набрал десятки тысяч просмотров в Интернете, и стал поводом для проверки областной прокуратуры и Россельхознадзора.

Молчание телят

На снегоходе Андрей Рогачев и его друг Владимир Зонов, тоже уроженец Соколовки везут меня к реке Коса, показать очистные сооружения, которых больше нет.

Вместо здания очистных сооружений чернеют развалины с зияющими провалами окон, где воет ветер и валяется мусор. Из поселка Соколовка к речке Коса пробивается ручеек с мутной водой, распространяя по округе зловонье.

— Очистные сооружения не работают с 90-ых годов, — рассказывает Владимир Зонов. —​ При Советском Союзе очистные работали, теперь нет! Канализационные стоки из поселка Соколовка попадают в реку Коса, Коса впадает в реку Чепцу, Чепца — в реку Вятку. Потом все это г…но течет в водозабор города Кирова. Пейте люди, наслаждайтесь!

— Где санитарные врачи? Экологические инспекторы?

— Люди жаловались, писали заявления — все бесполезно! Проверки проходят, ситуация не меняется! Да, и как жаловаться, если Ягдаров сам депутат, сидит четыре созыва в областном Законодательном Собрании, он что не знает, что в поселке 20 лет нет очистных сооружений?!

— Скажите, пожалуйста, но ведь "Соколовка" — колхоз, почему бы колхозникам не собраться, да не переизбрать председателя?!

— Не все так просто! Ягдаров в Соколовке как Путин в России, двадцать лет у власти, попробуй, убери его! — говорит Владимир Зонов. — Люди бояться, что будет хуже, хотя хуже уже не бывает! Все все прекрасно знают, но молчат!

— Молчание ягнят?

— Да. Молчание телят! Только как бы не прирезали всех этих телят, пока они молчат! Люди в поселке все время болеют, спрашивается почему? Да потому что все поля и луга, вокруг поселка завалены навозом, трупами, кишками, ногами, копытами! Соколовка — территория экологического бедствия!

Нога в навозе

Каждый день трактор с бочкой навоза, обильно орошая окрестности, выезжает с животноводческого комплекса племзавода "Соколовка", чтобы вылить жидкий навоз в чистом поле возле ручья примерно в 3 километрах от поселка Соколовка. За рабочий день тракторист совершает несколько рейсов. Куча навоза растет, увеличиваясь до размеров небольшого холма. Причем этот "холм" далеко не единственный. На много километров вокруг Соколовки тянутся навозные массивы, словно окружая поселок черной смердящей полосой.

В навозной массе возле деревни Салтыки мы вместе с Андреем Рогачевым и Владимиром Зоновым находим ногу мертвого телёнка. Я размышляю в смятении: как попал сюда трупик теленка, вернее его нога с копытцем? От какой неизвестной болезни животное погибло? Почему его останки бросили в навозную кучу?

Над навозным холмиком кружит стая ворон, выискивая, чем бы тут полакомиться. Похоже, внутри навозной массы лежит не только телячья нога, но и другие части тел и органов сельскохозяйственных животных.

— Раньше трупов вообще было очень много. Телят, поросят валялось на полях как навоза! Целые свалки! Просто никто не догадался сфотографировать!

— Почему гибнут животные?

— Насколько мне известно, коровы умирают от неправильного кормления некачественными кормами. Но, может быть, падеж вызван какими-то болезнями. На животноводческом комплексе есть крематорий, но, похоже, он не справляется с нагрузкой. Трупы жгут во дворе убойного цеха, а что не сожгли, кидают в навоз.

Море навоза

Несколько лет назад навоз из коровников и свинарников племзавода "Соколовка" сбрасывали в 150 метрах от деревни Салтыки, так что люди вынуждены были дышать зловонием каждый день. И не только дышать, но и пить, потому что навоз попал в водоносный слой, и вода в колодцах и скважинах оказалась разбавлена фекалиями.

Навоз стекает в речку
Навоз стекает в речку

— В поле возле нашего дома в деревне Салтыки каждый день сливали жидкий навоз, антибиотки, ветеринарные препараты, — рассказывает Анатолий Зыков, бывший летчик, а ныне пенсионер и пасечник. — Все эти животноводческие комплексы и фермы, принадлежащие СПК "Соколовка", почему-то не оборудованы ни навозохранилищем, ни очистными сооружениями. Буквально каждый день механизатор выливал по 80-100 тонн навозной массы возле нашего дома! Если сосчитать, сколько вылили навоза – это больше 20000 тонн или 400 железнодорожных цистерн! Это целое море навоза! Вы представляете, какой был запах?

— Представляю, я сама только что видела море навоза! Вы жаловались?

— Да куда только я не обращался! — невольно повышает голос Анатолий Михайлович. — Росприроднадзор, Роспотребнадзор, Россельхознадзор — все ведомства об этой проблеме знают! Несколько раз проводили проверки и делали замеры, неоднократно привлекали племзавод к административной ответственности и даже штрафовали. Но штрафы в 200 тысяч рублей на Ягдарова не производят большего впечатления! Единственно, чего удалось добиться, чтобы навоз не сливали околонашей деревни Салтыки. Теперь его выбрасывают в 5 километрах от деревни, в поле у ручья. Вываливают в голубой снег, снег тает, все эти массы попадают в реки Локос и Коса! Предельная концентрация содержания вредных веществ в реке Локос превышена в 186 раз!

По собственной инициативе пенсионер Анатолий Зыков взял пробы воды в колодце деревни Салтыки и передал образцы в кировский "Центр гигиены и эпидемиологии". Согласно лабораторным исследованиям в 2019 году содержание нитратов в питьевой воде составило 87,13 мг/дм3, при норме не более 45. По заключению специалистов, вода в колодцах деревни Салтыки не соответствует санитарным нормам, не пригодна для питья, количество нитратов в почти в два раза выше нормы. Чтобы угостить чаем корреспондентку Анатолий Михайлович привозит воду из другого источника.

— А вы пытались обращаться непосредственно к руководителю племзавода Вячеславу Ягдарову?

— Был такой случай, обращался. Как-то раз, племзаводу понадобился грунт для своих ферм, рабочие вырыли карьер. А у нас скважина неглубокая — 14 метров. Своими работами они могли повредить наш водоносный слой. Я пошел к Ягдарову, "нельзя в этом месте копать, из деревни уйдет вода!". А он мне в ответ: "Да, пусть уходит! Ты сам на нашей земле пристроился! Ты здесь никто!". Депутат Законодательного Собрания, народный избранник и так человеку заявляет! Но веревочка вьется, вьется, а кончик-то найдется!

Ягдаров и навоз

От встреч и бесед с журналистом "Idel. Реалии" руководитель племзавода "Соколовка" Вячеслав Ягдаров отказался, сославшись на болезнь. Поговорить с корреспондентом он поручил адвокату Льву Мусихину.

Вячеслав Ягдаров
Вячеслав Ягдаров

— Да, Вячеслав Николаевич действительно серьезно болен, он упал в областном правительстве, – рассказывает защитник. — Его срочно госпитализировали, сейчас он находится в отделении кардиологии. Конечно, в таком состоянии он не может участвовать в следственных действиях, в том числе в проверке на полиграфе.

— Ваш подзащитный признает вину в убийстве собак?

— Мой подзащитный видел трупы собак, которые лежали на поле, и сообщил об этом пострадавшему Рогачеву, когда тот ему позвонил. Но сам он в них не стрелял. Ролик, выложенный в Интернете, снят пьяным пострадавшим.

— Как вы могли бы прокомментировать ситуацию с трупами и частями тел и органов сельскохозяйственных животных, которые местные жители находят в навозе и на свалках вокруг племзавода "Соколовка"?

— Относительно видео с трупами телят могу сказать, то телята лежали в этом месте для приманки волков. Что касается видео свалки с головой свиньи, мы считаем, что это съемка постановочная. Свинью специально принесли. И это сделал Андрей Рогачев и его "команда", который мечтает снять Ягдарова с должности. Причем действует он не сам, а по чьему-то наущению, но кто им руководит, мы не знаем. О других найденных частях тел животных, могу сказать, что на них нет никаких опознавательных знаков, клейм, бирок, поэтому неизвестно чьи это животные, как они в куче навоза появились.

— Почему навоз в огромных количествах выливается на поля и луга в окрестностях племзавода "Соколовка", а не складируется в специальных хранилищах?

— Вы знаете, я специалист по уголовному праву! — признается адвокат. — Я в навозе не разбираюсь.

Прокомментировать ситуацию с навозом я попросила кандидата экономических наук, заслуженного агронома России Алексея Чикилева.

— Навоз должен храниться в специальных емкостях с гидроизоляцией не меньше года и только потом вывозиться на поля в качестве удобрения. На сегодняшний момент существует такое понятие как лагуна. Лагуна — это специальный котлован для навоза, где используется геомембрана, которая обеспечивает полную герметичность объекта. На каждой ферме должно быть не меньше двух-трех лагун для хранения и переработки навоза. Рентабельность коровы удваивается, если начать правильно перерабатывать навоз!

— А если чистый, не переработанный навоз выбрасывается на поля, да еще в водоохраной зоне, это опасно?

— Чистый, только что полученный навоз является веществом IV класса опасности. Он содержит сорняки, болезнетворные бактерии. Если навоз валяется в полях, да еще в водоохраной зоне — это преступная халатность и повод обратиться в природоохранную прокуратуру. А если в навозе находят останки животных, то это очень страшно, потому есть вероятность, что животные погибли от сибирской язвы, а эта болезнь переходит на людей.

Из поселка Соколовка я возвращаюсь на машине с двумя трупами в багажнике. Это трупы двух матерых волков. Накануне, хищники, очевидно, привлеченные запахом мяса, гниющего в навозе, забрались на ферму и зарезали двух телят. Волчьи следы видели на окраине поселка Соколовка, совсем близко к человеческому жилью.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    екатерина лушникова

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Кирове. Сотрудничает с Радио Свободная Европа / Радио Свобода с 2004 года. 

    Родилась в Екатеринбурге. Закончила факультет религиоведения ВСЭИ в Кирове. Сотрудничала с "Радио России", общероссийской газетой "Версты" и другими российскими и зарубежными СМИ. Лауреат стипендии имени Петра Вайля за 2011 год.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG