Ссылки для упрощенного доступа

Соцсети в помощь. История одной болезни в Чувашии


Юлия Сятрайкина с мужем и детьми

Жительница Чебоксар, многодетная мать Юлия Сятрайкина три недели лежала дома с симптомами коронавирусной инфекции, но вместо тестирования на вирус врачи ставили диагноз — фарингит. За это время симптомы вируса появились у ее мужа и троих малолетних детей. Привлечь внимание медиков ей помогли социальные сети. Юлия написала пост на своей странице во "ВКонтакте", который за первые часы собрал десятки репостов. Как на сообщение в соцсетях отреагировали власти и врачи, почему родственникам Юлии отказывают в тестах и виноват ли в этом кто-либо — материале "Idel.Реалии".

Юлие Сятрайкиной 30 лет. Она живет в Чебоксарах и воспитывает вместе с мужем троих сыновей. Старшему из них десять лет, младшим — четыре и два года. Последние полтора месяца семья Юлии сидела дома на самоизоляции.

Параллельно девушка пыталась разобраться с доступом к материнскому капиталу, не могла войти в личный кабинет на сайте госуслуг. По телефону горячей линии Юлию обязали лично явится в отделение пенсионного фонда (ПФР). 12 мая она около получаса провела в очереди в отделении ПФР. Многие из присутствующих были без масок, социальную дистанцию никто не соблюдал. По возвращении домой у Юлии разболелась голова, начался озноб, стало трудно дышать, заболело горло и появилась слабость. На третий день после этого она почувствовала боли в груди.

— Тогда я вызвала участкового врача на дом. В регистратуре меня долго пытались убедить придти к ним лично. Разумеется, я отказалась. Врача дождалась, он сказал, что у меня фарингит, в тесте [на коронавирусную инфекцию] и компьютерной томографии (КТ) отказал. Выписал мне лечение горла и "Азитромицин" (антибиотик). Прошла неделя, симптомы сохранялись, к ним добавилась постоянная субфебрильная температура (повышение температуры тела на протяжении длительного времени в пределах 37,1—38,0 °C — "Idel.Реалии"). Задыхаться я начала так, что спасали только ингаляции содой, от них же немного отпускали головные боли, — вспоминает Юлия Сятрайкина.

Через несколько дней после появления у нее первых симптомов, в такое же состояние впал ее муж. Теперь они вызвали врача, как говорит Юлия, на двоих. Медик поставил диагноз: ОРВИ, осложненное астмой. В тесте на коронавирусную инфекцию и проведении компьютерной томографии врач снова отказал.

Если это COVID, вся моя семья может умереть или дети могут остаться сиротами

Еще через неделю заболели дети. Муж при кашле в начинал задыхаться. Курс "Азитромицина" не помогал ни ей, ни ее мужу. Врачи в ответ на это выписали новые антибиотики, пообещали сделать тесты на коронавирусную инфекцию, но пробы так и не взяли.

— А теперь представьте: у меня астма, два порока сердца, проблемы с поджелудочной и повышенный сахар крови, гипертония и куча сопутствующей хроники. У мужа — астма, он состоит на учете пульмонолога. У троих маленьких детей тоже астма. Мы в очень серьезной зоне риска, — говорит Юлия.

Несмотря на это тесты ее семье не делали 17 дней после появления первых симптомов. Ситуацию изменил пост девушки на ее странице во "Вконтакте". Она описала все, что с ней происходило в последние три недели, рассказала о реакции врачей, а также отметила в публикации страницу Минздрава республики и группу "Чувашия без паники" (по словам Юлии, созданная при поддержки врио президента республики).

"Если это COVID, вся моя семья может умереть или дети могут остаться сиротами из-за отсутствия необходимой поддерживающей терапии. Опять же, первое время я доверяла врачу, который диагностировал фарингит и разрешил контакты с окружающими. Я выходила на улицу, встречалась с друзьями, некоторые из которых также находятся в зоне риска. Что будет с ними, если мои предположения подтвердятся?" — указала Юлия Сятрайкина.

Когда муж говорил, что я задыхаюсь, ему объясняли, что весь город в таком же состоянии

Через несколько часов после публикации к ней в квартиру постучались медики — пришли брать пробы на коронавирусную инфекцию у нее и у мужа. Им не выдали предписания оставаться дома, также не сделали тесты детям. Вечером я самочувствие Юлии снова ухудшилось.

— Мы звонили в скорую 3-4 раза, там был полный коллапс. Когда муж говорил, что я задыхаюсь, ему объясняли, что весь город в таком же состоянии и на нашей улице несколько вызовов с такими же симптомами, — говорит Юлия.

Медики доехали до нее спустя 5,5 часов. Юлия не винит врачей и понимает, что они работают на износ. Когда скорая приехала, девушка попросила отвезти ее на компьютерную томографию. На этот раз медики согласились. Домой она возвращалась уже самостоятельно.

— Меня отвезли на КТ в тубдиспансер. Чему я удивилась, там очереди не было в принципе. Я не понимаю, по указу Минздрава РФ КТ нужно делать средне тяжелым и тяжелым больным, то есть пациентам реанимации, а на деле КТ стоят пустые. Много людей можно было бы обследовать заранее, предотвратив рост тяжелых случаев. Нужна ранняя диагностика, тем более есть аппараты, — считает Юлия Сятрайкина.

Я могу сказать, что 1,5 месяца до момента, как я заболела, я сидела дома и не выходила вообще

Результаты исследования Юлия показала нескольким врачам общей практики. Врачи сказали, что у нее остаточные явления только что перенесенной пневмонии. "Да и заключение КТ неоднозначно — убедительных признаков пневмонии не выявлено", — добавила Юлия.

Ее мужу КТ так и не назначили. Вместо этого врач прописал новые антибиотики. Еще через день, 29 мая, с ней связалась пресс-служба Минздрава. Юлии сообщили, что "все необходимые меры по лечению уже были приняты".

— Я мерзлячка, у меня всегда закрыты окна в квартире, за исключением жарких дней, которых еще не было. Я могу сказать, что 1,5 месяца до момента, как я заболела, я сидела дома и не выходила вообще. То есть, я не могла никак подхватить пневмонию. И учитывая, что вокруг меня множество людей с диагнозом пневмония, а коронавирус подтверждают единицам. Я предполагаю, что у меня коронавирус. Не могу утверждать точно, так как это подпадает под закон о фейках. Точно выяснить получится только по выздоровлению, сдав тест на антитела, — говорит Юлия Сятрайкина.

Сейчас она планирует продолжать лечиться самостоятельно без вмешательства врачей. По словам девушки, медики в неоднозначном положении. С одной стороны, как говорит Юлия, они действуют только по поручениям Минздрава, а с другой — берут на себя ответственность за жизни людей при выполнении этих поручений. Вместе с тем, по словам Юлии, ее лечение идет на пользу. Самочувствие мужа и детей восстанавливалось до последних дней. Теперь среднему сыну диагностировали поражение легких. При этом результаты тестов на коронавирусную инфекцию, как сообщила Юлия, врачи потеряли.

Они сидят дома, загибаются с температурой под 40 и им никто не помогает

"Idel.Реалии" спросили в пресс-службе Минздрава Чувашии и местного Роспотребнадзора, почему Юлия Сятрайкина и ее семья три недели ждала тестирования на COVID-19, почему первичные результаты до сих пор неизвестны, по какой причине медики отказались брать тесты у детей. Ответы на момент публикации материала в редакцию не поступили.

— Мы-то вроде уже начинаем выкарабкиваться, как минимум у детей и мужа ухудшений нет, делаем антибиотики вторым-третьим курсом, я тоже выздоравливаю и понимаю, что хуже нам не станет. А что с людьми, которые так же, как я, но у них нет такого круга знакомых, которые помогли бы привлечь внимание к проблеме? Они сидят дома, загибаются с температурой под 40 и им никто не помогает. Это очень страшная ситуация. Что делать — непонятно, — резюмировала Юлия Сятрайкина.

В Татарстане от коронавируса умер чемпион мира по борьбе Ильяс Галимов. Йошкаролинец Роман Соболев вел дневник болезни и рассказал, почему терапевты отказываются проводить тестирование на наличие инфекции, а рентгенолог не может обнаружить признаки пневмонии на сделанных на современной аппаратуре снимках.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG