Ссылки для упрощенного доступа

Какую Россию мы хотим? Как однополые пары в Башкортостане становятся родителями


Кристина Абрамичева

Накануне принятия поправок в Конституцию правозащитники вновь поднимают тему беззащитности ЛГБТ в России. "Закрепление поправки о законности брака лишь между биологическими мужчиной и женщиной, отбрасывает нас назад, оставляя бесправными целую социальную группу, которая, тем не менее, заводит семьи, оформляет однополые партнерства, рожает, усыновляет, либо воспитывает рожденных в предыдущих разнополых браках детей", —говорит Кристина Абрамичева, руководитель башкирского отделения "Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие", член Совета по правам человека в Башкортостане.

В Башкортостане тоже есть однополые пары, которые решились завести совместного ребенка с помощью процедуры инсеминации. С их согласия Кристина Абрамичева, поделилась с читателями "Idel.Реалии" отрывками из сетевого дневника одной из девушек.

35 лет. Главный вывод к этому возрасту — все идет своим чередом, никогда не нужно подгонять жизнь. Когда-то я стремилась успеть многое до 30-летия. Это оказалось невозможно. Нет, не в принципе, а для меня лично. Сейчас я чувствую себя абсолютно счастливым человеком, возможно именно потому, что я перестала строить грандиозные планы и постоянно себя подгонять под стандарты возраста.

Это был долгий путь: два года, две неудачные попытки, девять месяцев ожидания. Последний месяц дался особенно тяжело. Теперь я знаю, что такое схватки, сами роды, экстренное кесарево, общий наркоз и ИВЛ. И все это за один день, буквально за несколько часов.

Так мы стали родителями.

* * *

На борьбу с собой у меня ушло очень много времени. А в 30 я подумала: "Да какого...??!!! Мне 30 лет, и я уже слишком взрослая, чтобы пытаться себя исправить!"

Именно тогда я встретила Л., мы начали жить вместе, и я призналась маме, что живу с женщиной и люблю ее. К тому времени отношения с мамой окончательно разладились да впрочем, мы никогда и не были близки. И в нашей холодности друг к другу я винила свою ориентацию и неспособность говорить о ней откровенно.

Мама меня не приняла, не принимает до сих пор нашу семью. За это время я поняла, что проблема наших отношений — не моя ориентация и собственно каминаут здесь никак не помог. Скорее он нужен был мне самой. Чтобы перестать врать, молчать, краснеть, в конце концов, найти и принять себя!

Л. призналась своей маме чуть позже, и она приняла нас, стала нашим ангелом-хранителем.

* * *

Мы решили попробовать еще несколько лет назад. К сожалению, тогда мы не знали почти ничего о зачатии и воспитании детей в однополых отношениях. Эта тема в ЛГБТ-сообществе всегда очень закрыта. Спрашивать напрямую у знакомых нам казалось нетактичным, а сами люди об этом никогда не рассказывают. И понятно, почему.

Мы обратились к специалистам одной клиники, не по рекомендациям, а просто по запросу в интернете. К беременности начала готовиться Л. К сожалению, тогда попытки не увенчались успехом, кроме того, нам не нравились врачи. Одна могла крикнуть на весь коридор какую-то интимную подробность, другая говорила что-то вроде: "Что-то вы бледненькая! А еще рожать собрались!"

После неудач мы на какое-то время отказались от мыслей о ребенке. Примерно через год Л. предложила попробовать забеременеть мне и уже в другой клинике. Честно говоря, я не думала, что решусь на это. Гинекологиня в последний осмотр сказала, что у меня хроническое воспаление, кроме того, проблемы с сердцем. С этим набором мы и отправились на консультацию к репродуктологу. Врач нам очень понравилась. Крайне деликатная, никаких лишних вопросов, советов, комментариев. Всегда улыбка и приятное вежливое отношение. О своих отношениях мы ей не рассказывали. Для того, чтобы быть открытыми, в нашей стране нужно реально взвешивать все риски, мы решили, что спокойствие для нас ценнее, чем открытость. Для всех врачей Л. была моей сестрой или подругой. К счастью, мы не встречали отказов в совместном посещении больниц и врачей. Думаю, нам просто повезло.

* * *

Нет мужа. Вчера пыталась посчитать, сколько раз я отвечала на расспросы о муже за последние десять месяцев. Так часто, что фраза доведена до автоматизма: “Нет мужа”. В последний раз перед педиатром. Мама была в гостях как раз во время осмотра сына, опустила глаза, ей не по себе, она даже тетушкам моим не смогла признаться, что у меня была процедура искусственной инсеминации.

"Они не поймут! Скажут, что это как-то неестественно!"

Поэтому она рассказала им очень "естественную" историю, как меня беременную бросил некий мужчина. Такое происходит настолько часто, что никто даже не удивился. С одной из моих теть произошло то же самое, а у другой — с ее дочерью. Само собой, ни о каких отношениях с Л. мама рассказать никому не может, хоть и в курсе уже давно. К сожалению, в моем окружении родственники поймут и пожалеют меня "разведенку-брошенку", но не примут меня счастливую в отношениях с женщиной.

Реакция на информацию об инсеминации и доноре была совершенно разная даже среди врачей. Опустим нетактичные вопросы о поздней беременности: “А что так? Карьеру делали?” Один раз даже с элементами флирта: "Не верю, что у такой девушки могут быть проблемы с мужчинами".

Были вопросы о стоимости и просьбы порекомендовать специалиста, так как пациентки часто стали спрашивать об этой процедуре. И участковая гинекологиня попросила принести справку о проведенной инсеминации: "Я что, должна на слово верить?" — так, словно за это мне что-то причитается, а быть матерью-одиночкой в нашей стране настолько почетно, что женщины обычно только и делают, что скрывают своих законных мужей от гинекологов.

Кстати, информация является конфиденциальной, и никто не вправе требовать доказательства; сообщать или нет гинекологу об инсеминации — ваше личное дело. Тогда я об этом не знала…

Некоторые смотрели на меня свысока, кто-то сочувствовал и жалел: как это, беременная, одна, без мужа? Мне полагалось утирать слезы платком, а я улыбалась. "Нет мужа". Произносить это было легко, наверное, потому, что у меня есть прекрасная жена. В конце концов, даже сильно замужние гетеросексуальные знакомые признавали: каждой работающей женщине самой очень нужна жена.

* * *

Зачем нужны дети? Все, кому я задавала этот вопрос, отвечали по-разному. Диапазон от "вообще не нужны" до "просто хочется".

Зачем нам дети? Вопрос встал особенно остро в прошлом году. Л. потеряла маму, а моя бабушка, которая, по сути, меня вырастила, сильно заболела и перестала меня узнавать. Ушли и многие родственники, друзья родителей из старшего поколения. Потянулась череда похорон и поминок; прямо скажем, год был очень трудный.

Именно тогда я задумалась: что же останется у меня, когда начнут умирать уже мои друзья и близкие люди? Ничего, кроме воспоминаний. Теплых, счастливых, печальных, смешных... И в эту копилку моментов мне вдруг очень сильно захотелось добавить этот период жизни — рождение и воспитание ребенка.

Да, конечно, мы уже слышали мнение, что заводить детей однополым парам в России — страшнейший эгоизм, если не сказать, идиотизм. Ребенка будут травить, унижать, возможно, даже бить, его могут даже отобрать соцслужбы. И мы, если честно, готовы эмигрировать в случае опасности.

А пока мы не спим ночами, очень переживаем из-за гипоксии сына, занимаемся с ним почти круглосуточно: врачи, массажи, плаванье, многочасовые прогулки. А Л. готовит, убирается, и работает по ночам, спасает меня, когда видит, что я близка к истерике, потому что не знаю, как успокоить сына. Он спит исключительно на мне, а я сплю полусидя. Но, несмотря на все эти трудности, я стараюсь запомнить каждую минуту, его запах, тепло и вес его тела, первые еще неосознанные улыбки — это то, что останется со мной навсегда.

* * *

Мы долго рассматривали вариант попросить стать донором кого-то из знакомых мужчин. Но, взвесив все за и против, решили так не рисковать. Ведь неизвестно, что будет в будущем. Сейчас даже лучший друг может говорить, что никаких прав на ребенка предъявлять не собирается, а что будет через пять-десять лет? А если друг хочет участвовать в воспитании, как воскресный папа, то нет никаких гарантий, что вы совпадете в методах, идеях и ценностях. Тогда конфликты, нездоровая конкуренция, ревность неизбежны. Страдать от этого больше всего будет ребенок.

Заводить знакомства в специальных группах или на сайтах ради спермы нам тоже не хотелось — неизвестно на кого можно напороться. Вопрос все-таки очень интимный.

Поэтому для нас оказался наиболее приемлем вариант официальный, через клинику. После консультации с репродуктологом, нам выдали целый каталог.

Да, прогресс дошел до того, что любая женщина в современном мире может сама выбрать отца своему ребенку, изучив его данные. Блондина или брюнета, постарше или помоложе, спортсмена или научного сотрудника. Кроме того, доноры сдают все возможные анализы, их тщательно обследуют на наличие генетических отклонений, чего обычно не делают супружеские пары перед зачатием.

Эта услуга показалась нам удивительной и прекрасной. Она снимает многие вопросы, освобождает и дарит чувство контроля над сложными процессами, которые сперва кажутся неуправляемыми.

Листая списки с данными, я ощущала даже какое-то превосходство. Мое тело может создать новую жизнь! И для этого мне не нужно ломать себя, выходить замуж, притворяться и лгать, спать с нелюбимым человеком, достаточно просто назвать цифры — номер выбранного донора.

* * *

Спасибо всем, кто нас поддерживал все это время, радовался и переживал вместе с нами. Вы стали достойной опорой и поддержкой, нашими ангелами-хранителями.

— Мальчик? — переспрашиваю я, и смотрю на Л. Она сидит на стуле рядом и смотрит в экран монитора УЗИ. Что происходит в моем животе совершенно непонятно, но узистка четко разглядела то, что нужно.

— У нас мальчик! — выдыхаем одновременно, шепотом, выходя из кабинета.

— Я ведь ничего не знаю о мальчиках! — почему я была уверена, что у нас будет дочь? Наверное, потому, что это было бы понятнее и проще, ведь мы сами когда-то были маленькими девочками.

— Да-а-а… Как научить его ухаживать за девушками? — задумчиво вздыхает Л.

— Кто, если не ты, ему это объяснит, Л.? — смеюсь я и продолжаю: – Это что теперь получается, я — мать сына, прощай, феминизм?

Мы снова смеемся. Юмор спасает, как всегда.

* * *

За очень короткое время мы настолько привыкли к мысли о сыне, что теперь даже и не представляем, что могло быть иначе, будто он всегда был с нами. Но… свою порцию помоев, мы уже получили:

"Это карма! Все потому, что вы не любите мужчин!"

"Мальчику нужен отец! Иначе никак!"

Эти слова и люди, которые их произносят, будут преследовать нас, скорее всего, всю жизнь. Пока мы мало что знаем о воспитании детей, в целом, но уже готовимся дать отпор.

Кристина Абрамичева
Уфа

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (20)

XS
SM
MD
LG