Ссылки для упрощенного доступа

"Великая Россия" и медпомощь по блату


"Реальные люди 2.0": Ринат Фахретдинов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:13:43 0:00

В проекте "Реальные люди" мы говорили с бойцом смешанных единоборств Ринатом Фахретдиновым. 18 июня спортсмен на своей странице в инстаграме опубликовал видеообращение, в котором рассказал, что в его родовом татарском селении Белозерье (Мордовия) сложилась сложная ситуация с распространением коронавирусной инфекции. Фахретдинов отметил, что республиканские власти не справляются с ситуацией. Скорая помощь добирается до села 5-6 часов, хотя село находится в 20 минутах езды от города.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

—​ Вы сказали, что в больницу можно попасть только по блату. Это вам жители села рассказали или были случаи, когда вынепосредственно сами сталкивались с такой ситуацией?

— Нет, к счастью, я с этой проблемой не сталкивался. Пару недель назад у мамы были камни в почках. Мы отвезли ее в больницу, но там без проблем нас приняли. Все было нормально. Но мы ее сами отвезли, потому что мы знали, что "скорая" будет ехать 5-6 часов, а у мамы были сильные боли. Мы сами на своей машине ее отвезли. Я сейчас приехал в Москву на подготовку к бою. И как раз именно в Мордовии, в нашем селе начали погибать люди, поэтому в данное время такая вот ситуация.

—​ В своем обращении вы называете Россию "великой страной", и что в великой стране, как вы считаете, не должно быть блата. При этом вы говорите, что в Дагестане нашлись достойные мужчины, которые достойно решают аналогичную проблему там. Разве в великой стране "достойные мужчины" должны решать эти вопросы? Разве не государство должно решать?

— Оно должно решать, но раз в государстве не нашлось или не захотели люди помогать, то нашлись обычные люди, которые к политике никакого отношения не имеют, помогли своей республике. Я думаю, у нас такие тоже найдутся. Даже сегодня мне позвонили из Белозерья. Уже сегодня глава отправил туда врачей, ходят по каждому дому, проверяя температуру, и выявляют больных. Их либо госпитализируют, либо, я не знаю, как это сказать правильно, на учет берут. Они дезинфецируют дома. Сегодня уже пошли проверки, наконец-то. Поэтому надеюсь, что все будет хорошо и глава республики быстро отреагировал на эту проблему. И дай бог в скором времени все решится.

—​ В чем была главная цель вашего обращения? Вы хотели, чтобы общественность помогла жителям села?

— Да, я хотел. Как говорится, если о проблеме не говорить, то значит, многие думают, что ее нет. Мы, спортсмены, мы - известные личности в своих кругах, и мы должны своим примером показать, что жизнь и судьбы наших земляков небезразличны. Мы за каждого переживаем, за каждого больного, за каждого погибшего человека. Поэтому мы хотим не только у нас в республике, везде в стране и по миру люди не болели, и даже если заболели, им оказывалась бы достойная медицинская помощь.

—​ Вы в курсе, сколько человек умерло в вашем селении?

— Точно не в курсе. Но человек 20 точно есть. У меня у папы троюродная сестра на днях умерла, позавчера, по-моему. До этого у нее умер муж. К сожалению, и ее родная сестра умерла. У нее осталось 5 несовершеннолетних детей сиротами. Поэтому это очень страшно. В принципе, вот из-за этого случая я захотел обратиться, чтобы сказать, чтобы обратили внимание, потому что 5 детей-сирот остались, этого не пожелаю никому.

— А эти цифры отражены в официальной статистике?

— К сожалению, я не знаю.

— Давайте немного отойдем от темы коронавирусной инфекции. 1 июля пройдет голосование по поправкам к Конституции РФ, вы пойдете голосовать?

— Нет.

— А почему?

— Я никогда не ходил. Я думаю, от моего голоса ничего не изменится. Мне кажется, все решено уже.

— В Дагестане бойцы имеют привычку уходить в политику или на госслужбу. У вас есть такие планы после спортивной карьеры?

— Ни в коем случае.

— Я просмотрел вашу страницу в инстаграме. У вас очень много интересных вещей, которые направлены на популяризацию татарской культуры. Вы используете татарстанский флаг, одежду с татарскими надписями и с хештегами, например "алга" (вперед). У вас насстранице часто качественные фотографии. Над вашим имиджем кто-то работает?

— Нет, я все сам делаю. Никто надо мной не работает. К сожалению, у нас, у татар, спортсмены никому не нужны, мы сами по себе. Я из бойцов, представляющих татарскую нацию, можно сказать, один единственный. Есть еще наш брат Рамис Терегулов и еще пару ребят из России. Больше никого. Но я считаюсь самым, как бы это не звучало.., самым знаменитым. Я стараюсь показать молодежи пример, что вот парень из региона, из села, чемпион лиги, чемпион мира и хочу подписать контракт с американской лигой. И хочу быть таким хорошим примером для молодежи. Есть хорошие борцы, есть хорошие боксеры, тайские боксеры, но именно бойцов ММА у нас нет, хотя у нас такая великая и большая нация. Хочется, чтобы у нас побольше ребят занимались этим видом спорта. Поэтому пока, что сам.

— Вы постоянно выступаете с татарстанским флагом. Означает ли это, что вам из Татарстана вам как-то помогают?

— Нет, мне никто не помогает. Помогают люди, именно люди, не власти, не республика. Там такие виды спорта, к сожалению, неинтересны. Был бы я хоккеистом или футболистом, может быть. А представители единоборств, видимо, им неинтересны.

— А вы говорите на татарском?

— Конечно!

— Какова ситуация в вашем родном селе с владением татарского? В вашем селе все изучают татарский в школе?

— Конечно! Ну, у нас только на татарском и разговаривают. У нас татарское село. И у нас только на татарском и разговаривают.

— В одном из своих постов вы пишете, что вы когда-то поехали на заработки в Москву. Как вам кажется, почему в России часто люди едут в Москву на заработки? Почему не могут заработать в своих регионах?

— А потому что нет работы. Я бы с радостью остался дома в то время и работал бы дома вместе со своей семьей, вместе со своими братьями, был бы всегда рядом. А тут в любом случае, у меня и в Москве есть родственники, но все равно Москва - это чужбина, это не мой родной край. Так получилось, что предложили работу в Москве. Я приехал, начал работать. И чтобы вечером себя как-то занять, начал ходить на тренировки. Я бы с радостью и в Мордовии работал бы. У меня есть мечта. В будущем, либо в Мордовии, либо в Казани, когда я завершу свою карьеру, открыть зал и тренировать ребятишек. Вот это тоже моя мечта такая.

— Вы себя на своей странице называете в шутку "Татарином из красной книги"? Это намек на то, что вы занимаетесь видом спорта, который не очень типичен для представителей татар?

— Это выражение не просто так появилось. Я как-то после боя в шутку сказал, что всем приятно видеть татарина, который поднимает татарстанский флаг, но на бойцовском поприще, когда чемпион, все говорят: "ай, татарин молодец", но никто не хочет помогать мне и другим бойцам, поэтому я сказал, что я единственный татарин, я в красной книге, меня вообще бить нельзя. А вы мне еще и не помогаете. Ни в коем случае я не говорю, что мне кто-то обязан помогать, но было бы неплохо, если на нас обратили внимание. Мы бы на другом уровне уже были бы. Сейчас ведь современный спорт — это реально финансовые вложения, без вложений никуда. Но это не какие-то огромные там суммы, многие думают, что мы там миллионы просим, нет, это не так. Это совсем небольшие деньги. Это для нас помощь. Это было бы хорошо. Поэтому я себя и назвал бойцом из красной книги, потому что я — чуть ли не один единственный.

По вашей странице складывается впечатление, что вы — практикующий мусульманин. В ряде регионов России, в том числе в Мордовии, периодически возникают истории с запретом ношения платков девочками. У вас сейчас какова ситуация?

— Сейчас, слава Богу, никаких проблем нет. Вот пару лет назад у нас как раз проблема была. Но все мусульмане России, не только России, объединились, там даже Рамзан Ахматович (Кадыров) свое слово сказал. Но он не говорил именно про наше село, но он сказал в общем: "отстаньте от хиджабов". У нас издавна всегда носили в селе и в школе учителя и ученицы. И никаких проблем не было. Там кроме татар никого и нет. Мы никому не мешаем. Наши платки в принципе никому не мешают. И я не знаю, почему взялись за это село в нашей республике. Хотели, чтобы девочки сняли хиджабы. Но родители просто-напросто перестали отправлять девочек в школу учиться. Потому что это наша обязанность. У нас женщины, девочки должны быть покрытые. Ни в коем случае никто свои платки не снял бы. Сейчас такой проблемы нет, слава Богу. Все как и должно быть.

Скажите, после вашего обращения был какой-то резонанс, какая-то реакция, может быть, со стороны власти?

— Да, была реакция. Мне сказали, что власти все знают, все решается, и как видите, сегодня уже какие-то сдвиги есть. Я сегодня выложу видео, уже по селу ходят врачи, проверяют температуру, выявляют больных. Посмотрим на дальнейшие действия. Но уже сдвиги есть. Может, изначально они были и без моего видео, но сдвиги есть.

А люди соблюдают меры предосторожности, маски носят?

— Сейчас начали носить. До этого, я же говорю, мы, в общем, сами виноваты. У нас особо не было больных и мы в это, можно сказать, полностью не верили. Мы смотрели про Дагестан и казалось, что это вообще какая-то фантастика, что столько людей умирает. Хотя у меня есть родственники в Дагестане, я с ними созванивался, они говорят, что "лично я одного из родственников похоронил". Для нас это казалось какой-то фантастикой. И ведь это до нас дошло. Теперь мы поняли, что это не фантастика. И обязательно все меры предосторожности: маски, перчатки обязательно! И уже люди никуда не ходят, сидят дома.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (19)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG