Ссылки для упрощенного доступа

Кредитная история или мошенничество


Людмила и Александр Шалаевы

В редакцию "Idel.Реалии" обратились Людмила и Александр Шалаевы, оказавшиеся без жилья после того, как купили его по ипотеке. После того, как семья оказалась в трудном финансовом положении, она не смогла ежемесячно погашать кредит. Их квартиру продали с торгов менее чем за половину стоимости. При этом, Шалаевы по-прежнему выплачивают банку разницу в цене и проценты за кредит. Коммунальщики пытаются взыскать с них через суд плату за отопление за два года, в течение которых квартира им уже не принадлежала. Все это время супруги жили при Воскресенском храме Йошкар-Олы. Подробности — в их истории, которую публикует "Idel.Реалии".

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Без жилья и с долгом после покупки квартиры

— Осенью 2014 года мы решили приобрести двухкомнатную квартиру, — рассказывает Александр Шалаев. — Своего жилья у нас не было, деньги на первоначальный взнос помогли собрать родители. Хотели получить ипотеку по сниженной ставке, обращались в "Россельхозбанк". Но банк почему-то все время тянул с договором.

По словам Александра, решение о выдаче им ипотеки банк принимал более двух месяцев. А когда сделка была одобрена, процентную ставку по ипотеке вдруг подняли с 12,5 процентов (Шалаевы уверяют, что обсуждалась именно эта ставка) до 19. Шел уже январь 2015. К тому времени супруги уже были в процессе заключения сделки, дали продавцу квартиры задаток и сделали первоначальный взнос — 343 тысячи рублей. Именно поэтому им пришлось согласиться на ипотечную ставку, сопоставимую с процентами потребительского кредита. Ежемесячные выплаты по нему составляли более 23 тысяч рублей (банк выдал супругам 1437000 рублей).

Тем не менее, их даже и такие условия поначалу устраивали, рассказывает Александр Шалаев:

— У нас зарплата позволяла это. Работали мы контролерами на колесе обозрения в Центральном парке. Платили вовремя.

Но через некоторое время работы Шалаевы лишились. Вот что они рассказывают: руководство перевело их на работу лишь по выходным, это привело к уменьшению зарплаты. Супруги уволились из Центрального парка, устроились в МУП "Город". Затем пришлось поехать в Мордовию, на похороны бабушки. Где они пытались остаться, чтобы найти более достойную работу. Была даже мысль, продать дом и погасить долги перед банком (к тому времени задолженность уже начала образовываться).

К весне 2016 года "Россельхозбанк" насчитал нерегулярно расплачивавшимся за кредит супругам около 300 тысяч рублей долга. Общий размер задолженности Шалаевых увеличился до почти двух миллионов.

— В банке работал начальником службы безопасности Владимир Шерстнёв, продолжает свой рассказ Александр Шалаев. — Он присылал нам письма о задолженности. Он же предложил согласиться с решением суда, для того, чтобы мы не проводили независимую экспертизу сделки. Взамен нам было обещано мировое соглашение.

Александр в это время работал уже на одном из промышленных предприятий Йошкар-Олы, задолженность по кредиту высчитывали из его зарплаты.

В ноябре 2016 суд арестовал их квартиру, купленную менее двух лет назад. Шалаевы к тому времени уже жили на съемном жилье. Арест проходил так: пришли Шерстнёв и судебный пристав.

— Я спросил его про мировое соглашение, а он отвечает, что уже поздно. — Ну как так, — говорю. Нельзя же так. Получается, что он нас обманул, — сокрушается Александр.

При покупке их квартира была оценена в миллион 780 тысяч. Новые оценщики от банка оценили ее в 950 тысяч рублей, Шалаевы подписали результаты этой оценки. Продали же квартиру за 762 тысячи. Старые владельцы передали ключи новому. Им оказался Юрий Кондаков — учредитель компании "Кирпичный завод - c", бывший кандидат на губернаторских выборах в Марий Эл, один из учредителей регионального отделения "Партии пенсионеров".

Впоследствии выяснилось, что арестованное жилье так и не было перерегистрировано на нового владельца, Шалаевы числились собственниками еще два с половиной года, до июня 2019. После чего двухкомнатную квартиру на ул. Вознесенской оформил на себя Кондаков. Через месяц, в июле 2019 года он продал ее новому владельцу.

Кондаков говорит, что "закон не обязывает оформлять", к тому же "дел была куча, не до этого". Он вспоминает, что предложил бывшим владельцам оставаться жить в квартире, но они не захотели. Новый владелец, тем не менее, если судить по его комментарию, сделал в купленной на торгах квартире достаточно основательный ремонт: "выносил оттуда все". Бывших владельцев он считает "мошенниками, которые хотели обмануть банк, но у них не вышло".

— Мы должны сейчас 663 тысячи, — говорит Александр Шалаев. — Деньги платим, задолженность вычитается. Но вот если даже ты перекроешь этот долг, как нам сказали сотрудники "Россельхозбанка", у нас задолженность будет оставаться. Грубо говоря, до бесконечности. То есть, там нет ограничений — кредитный договор до сих пор не расторгнут.

Что они предприняли

Шалаевы обращились в МВД по Марий Эл, где им сказали, что достаточно погасить основной долг, 195 тысяч рублей. Но когда они пришли в банк с адвокатом, выяснилось, что платить надо более 600 тысяч.

— Сейчас мы работаем в Воскресенском соборе. Какое-то время и жили здесь. При церкви мы уже около трех лет, — рассказывает Людмила Шалаева. — Мы получаем здесь за работу деньги, при храме — на них оплачиваем квартиру. Работа — стрижка газона, охрана территории, на кухне.

Еще в феврале 2019 года Шалаевы обратились с заявлением в СКР по Марий Эл по поводу мошенничества. О привлечении к уголовной ответственности Владимира Шерстнёва и Юрия Кондакова. Как считают супруги, эти люди лишили их права на жилплощадь на улице Вознесенской.

В итоге все это обернулось ростом задолженности по процентам. Поэтому, квартиру сразу и не забрали, полагает Александр Шалаев

Как следует из обращения лишившихся квартиры и продолжающих расплачиваться с банком по кредиту, Шерстнёв вводил их в заблуждение, обещал решить проблему, связанную с их задолженностью. При этом, предлагал платить за кредит по возможности. В итоге все это обернулось ростом задолженности по процентам. Поэтому, квартиру сразу и не забрали, полагает Александр Шалаев.

Шерстнёв сообщил супругам, что если они не согласятся с низкой оценкой квартиры банком, то их могут быть привлечь к уголовной ответственности за неуплату кредита. Он также сказал, что они сами смогут принять участие в торгах и купить квартиру за 500-600 тысяч. Однако, Шалаевых опередил Юрий Кондаков, случайно узнавший о выставленной на продажу банком квартире (по его собственным словам). Шалаевых о времени и месте торгов никто не предупреждал. Никакого мирового соглашения с банком тоже не было. Позже Шерстнёв сообщил им, что квартиру купил на торгах "директор кондитерской фабрики" (одна из его прошлых должностей) Юрий Кондаков, за 760 тысяч рублей.

Так их квартиру забрали за бесценок, а сами Шалаевы остались должны крупную сумму банку.

Владимир Шерстнёв за время развития этой истории перешел в службу судебных приставов, а потом стал адвокатом. Он сообщил корреспонденту "Idel.Реалии", что "материалов проверки было много, проверяла Москва, служба собственной безопасности". Он полагает, что как сотрудник банка не выходил за рамки инструкций. Шерстнёв также допускает, что мог “не понравиться” чем-либо супругам Шалаевым (и именно поэтому они упоминают его имя в заявлениях в правоохранительные органы).

Требование заплатить за тепло

Сейчас Шалаевы разбираются с судебным иском от коммунальщиков — Йошкар-Олинская ТЭЦ-1 требует от них заплатить 45 тысяч рублей за отопление. Период, который указан в иске — январь 2017 — июнь 2019. В это время Шалаевы уже не жили в квартире, которую купил Юрий Кондаков. При этом, оставались формальными собственниками (ни банку, ни новому владельцу, ни службе судебных приставов, ни им самим не была интересна процедура переоформления прав на объект недвижимости). В конце 2019 года мировой суд удовлетворил иск теплоснабжающей организации. Супруги обжаловали его. Городской суд Йошкар-Олы обязал их заплатить.

Шалаевы аппелируют к обещанию Юрия Кондакова выплатить деньги, но тот, кажется не собирается это делать. Говорит о том, что да, был бы не против, мог бы, но… Тут же вспоминает о сложностях на производстве (лишних денег нет), а затем переводит разговор на позицию самих бывших владельцев.

Программа приостановлена

Александр Шалаев рассказал, что перед заключением договора ипотеки в "Россельхозбанке" у него и супруги запросили только справки, аналогичные справке о доходах по форме 2НДФЛ. Кредит решились брать, поскольку он состоял в очереди на улучшение жилищных условий. Субсидии, которые получают участники этой программы при использовании ипотеки, позволили бы снизить реальный платеж вдвое (ежемесячно они платили более 23 тысяч рублей) — так полагает Александр. Именно поэтому Шалаевы и пошли на ухудшившиеся условия ипотечного договора. Но уже в январе, после заключения сделки, выяснилось, что программа субсидирования для очередников приостановлена.

По словам супругов, сейчас все их заявления — в прокуратуру, МВД, следственный комитет, оказываются бесполезными — помочь им не может никто. Кредит было легко взять, а во погасить его, даже после продажи приобретенной на него квартиры, кажется невозможно. Единственный, кто готов был помочь — адвокат Шерстнёв, бывший сотрудник службы безопасности банка. Но его услуги не бесплатны. Сейчас Шалаевы надеются только на Конституционный суд России. Может быть он поможет добиться справедливости и избавит семью от той ситуации, в которой она оказалась.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    дмитрий любимов

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Марий Эл. Специализируется на общественно-политической тематике, материалах о культуре марийского народа. 

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG