Ссылки для упрощенного доступа

Буллинг и поборы в школе. Как пермская семья отказалась платить за учебники 


Сергей Медведев на акции в Москве

50 двоек подряд, публичное порицание на родительском собрании, обвинения в хулиганстве, бездействие системы и месяц голодовки — все это пережила обычная пермская семья Медведевых с осени прошлого года, отказавшись платить за учебники с библиотечными штампами. "Idel.Реалии" поговорили с Сергеем Медведевым, который уже несколько месяцев пытается решить конфликтную ситуацию с лицеем №9, где учится его сын.

Сергей Медведев месяц назад объявил голодовку против нарушений и поборов, которые происходили в лицеи №9 в Перми. Он держит ее до сих пор.

— Никто ничего не делает, никто ничем не занимается. Даже та акция протеста, которую я сейчас провожу, совершенно ничего не дает. Со мной никто не связывался, кроме прокурора. Тот самый, который так и не смог разобраться с ситуацией с учебниками.

Какие-то еще приходили какие-то сотрудники полиции, постояли на пороге, спросили про то, как мой ребенок. Все с ним в порядке. Никому из чиновников он не нужен. При этом они говорят, что ребенок у них на первом месте. Конечно, они надавят на него, сделают из него орудие давления на родителей. Поэтому они так и говорят: ребенок на первом месте.

Все прекрасно все знают, и родители, и дети. Даже дети все понимают! Но никто ничего не делает.

***

— Расскажите, с чего началась вся эта история?

Прихожу в департамент образования, а мне говорят там, что мой сын просто придурок


— В начале учебного года нам решили продать учебники, обычные, по программе которые идут. Наш лицей математический, занимаемся по программе Людмилы Петерсон. В первый класс мы покупали рабочие тетради, я тогда не возмущался. Но вдруг в третьем классе нам решили эти учебники продать. Я спросил, почему, мне ответили: "Потому, что их нет до 15 октября". До 15 октября у нас не было учебников, нас шантажировали этой покупкой. Мы и еще одна семья в классе отказались платить. Сразу после этого началось давление.

Сначала, буквально на следующий день после этого, девочку этих родителей стали выставлять посмешищем. Классная руководительница поставила ее перед всем классом и стала обсуждать ее внешний вид, что ее одежда плохая. Она спрашивала у других детей, что те думают о ее одежде, хорошая она или плохая. Девочка пришла домой вся в слезах.

Дневник моего сына, например, просто окрасился двойками. За вторую четверть по математике прошло 30 уроков, из 16 отметок у нас 13 — двойки. Были дни, когда наш сын приходил, у него было четыре урока, а он получил шесть двоек. Ему лепили двойки просто в каждую клетку. Мы получили 50 двоек подряд. Это просто ужасно. Мы стали жаловаться, прихожу в департамент образования, а мне говорят там, что мой сын просто придурок. Мы вам столько проблем подкинули, а вы с учебниками боретесь. Такого просто быть не может!

Из дневника Максима Медведева
Из дневника Максима Медведева

Я говорил с другими учителями, они уверены, что в этом лицее, в Перми и Пермском крае нам жизни просто не дадут. После обращения в департамент, при нем создали какую-то комиссию, которая не говорила ни со мной, ни с ребенком, но какие-то выводы сделала. Они заявили, что травли и буллинга моего ребенка нет. Как нет, когда есть?

Лицей должен был их купить, тогда почему они продают проштампованные библиотечные учебники? 

В лицее детей настраивают против моего сына, мне от других родителей приходят сообщения: "Вот вы говорите, что ребенок у вас более-менее нормальный, а из-за него весь класс стоял целый урок?" Но может быть что угодно, но это не мера воздействия. Вы представьте только, весь третий класс стоял целый урок из-за решения учителя. Как дети потом будут относиться к нему? Они его затюкают. Я на все согласен, что он, может быть, шаловливый ребенок, я не хочу никого выгораживать. Я просто говорю, что не правильно его противопоставлять всему классу. Такие вещи не прекращаются и это явные преступления.

— Вы обращались куда-то кроме самой школы?

— Я на это все пожаловался в прокуратуру, но там просто улыбаются и пишут отказы. Они согласились, что факт покупки учебников был, но заявили, что это было добровольно. Лицей должен был их купить, тогда почему они продают проштампованные библиотечные учебники?

Был еще круглый стол с уполномоченным по правам человека в крае Павлом Миковым. На нем было предложено, как один из вариантов выхода из этой ситуации, собрать новое собрание и чтобы лицей извинился публично. Но никто так ничего и не сделал.

— Расскажите про само собрание, что там было?

— Оно случилось 17 февраля. Я считаю, что такого просто не должно быть, это перебор во всех отношениях. В этот день администрация лицея собрала родительское собрание всей начальной школы. Нас по пять классов в каждой параллели.

Им сказали, что какой-то мужик бегает вокруг школы и к детям пристает

После чего учителя развели родителей по классам и донесли примерно следующую информацию: в нашем лицее учится ребенок совершенно ненормальный, у него поврежденная психика. Мало того, мы не знаем как с его папашей справится: он бегает вокруг школы, пристает к детям, учителям, не дает никому проходу.

Они это сказали и прогнали по всем рядам бумагу, чтобы собрать подписи, чтобы меня привлечь к психиатрическому обследованию. Но я не бегал, не приставал к детям, учителей не хватал. Этого ничего не было. Единственное, я возмущался, что у нас в школе поборы, и я не согласен с этим. Вокруг меня начался сильный прессинг, что я просто не знал, куда деваться. Меня везде обманывали. Я обращаюсь в прокуратуру — прокуратура обманывает.

Я не предлагаю линчевать кого-то, я просто хочу, чтобы все было по букве закона. Он на первом месте. Если я его соблюдаю, то хочу, чтобы и остальные это делали. Школа после этого собрания 17 февраля ничего не опровергла, родители до сих пор мне сообщения пишут. Я понимаю, сам ставлю себя на их место. Им сказали, что какой-то мужик бегает вокруг школы и к детям пристает. Я бы тоже был ошарашен и требовал отправить его в психушку. Мы в тот день пришли на собрание, но нас не пустили даже. Мы были в холле, когда оно закончилось. Тогда учителя стали огораживать нас от остальных родителей, которые хотели к нам подойти. После этого наш ребенок перестал ходить в лицей.

директор лицея №9 Ирина Горбунова
директор лицея №9 Ирина Горбунова

— Как я понимаю, ваш конфликт в школе в итоге вылился в конфликт в том числе с директором Ириной Горбуновой?

— Когда сняли Горбунову, это было временное отстранение, где она сама давала комментарий. Посмотрите, какая я честная, я сама ухожу, меня отстранили для более объективной проверки. Но никакой проверки не было. Она точно так же является директором, никакого отстранения нет. На лето написала себе отпуск, какую-то диссертацию хочет защищать. Отпуск, связанный с обучением.

— Это была первая история со собором денег с родителей?

— Ситуация ни просто так развивалась из-за того, что там Горбунова пришла и с сентября месяца сломала всю систему. У нас в городе есть разного уровня учебные учреждения, где-то берут деньги поменьше, где-то побаиваются, где-то через родительские комитеты, стараются более законными способами, где-то, как у нас, учителя открыто собирают.

У нас и раньше собирали деньги, я и раньше возмущался. Например, во втором классе по поводу сбора денег на линолеум. У нас все это идет от завуча. У учителей две смены школьников ходит, вот им делать больше нечего, как на родительских собраниях с родителей деньги трясти. Зачем это?

Всю работу организует Елена Коротаева, завуч. Если взять неофициальные площадки, где отзывы есть, там очень много написано, что это страшный человек, который гнобит учителей, детей. Они думали, что наставят нам кучу двоек, и мы поймем безрезультативность борьбы и уйдем. Потом мы решили, из-за двоек не уходят и продолжили отстаивать свое мнение. Такие случаев ухода детей пруд пруди. Мы пришли с детского сада, в детском саде нашу группу расформировали по нескольким классам. Ребята из других классов уже уходили. Многие писали, что ваш случай совсем далеко не единичный. Я подсчет сделал, с каждого классов течении года вылетает по одному человеку. Параллель пять классов, пять человек вылетает только с параллели первых классов. 20 человек вылетает в год примерно с начальной школы. За пять лет получается 100 человек вылетели примерно из этого лицея.

Это вещи закономерны. Я просто сильно возмущаться стал и довел дело до такого, что мы видим сейчас. Ни каждый на такой пойдет, я много нервов измотал. Мы дома много ругались, говорили, давай уедем в другой регион, здесь нам жизни не дадут. Тут коронавирус вмешался, и мы уехать никуда не смогли. Мы, на самом деле, уже квартиру продали. У нас все было готово к тому, чтобы уехать. Нам сказали, вам в этом регионе деваться некуда, все будет находиться под крышеванием одного департамента. Мы на чемоданах так и остались, куда сейчас ехать? И был период, я очень сильно возмущался, и в марте, и в феврале, а потом затихло. Куда я буду возмущаться? Всех закрыли, мы с февраля не учимся, в школу мы не можем ходить.

— У вас не закрывали школы на время пандемии?

— Да, мы ушли 17 февраля, потом начинались каникулы, а потом детей всех отправили на карантин.

— Формально из школы вы не отчислялись?

— Мы никаких документов не подписывали об уходе из школы. Как приписаны мы к этой школе, так и приписаны. Даже была комедия с этим дистанционным образованием. Нас в какой-то момент исключили из чатов родительских, из всего. Ситуация изначально складывалась от родителей. Была группа родителей, которые очень лояльно относились к учителю, любители подарков и всего остального. От них вся история пошла. Я резко высказался в какой-то момент: в родительском чате я написал замечание по поводу того, что у нас в понедельник проходят уроки обычные, общеобразовательные предметы четыре урока, но между двумя уроками идет платный кружок. У меня ребенок приходит и говорит: "Папа, купи мне обязательно". Я особо не возникал.

Одна мамаша меня открыто обвинила, что в том году якобы мой ребенок сексуальное предложение ее дочери какое-то сделал

Я спросил сына, что случилось и почему нужно теперь оплатить этот кружок. Он рассказал, что раньше их (те, кто не ходит на него) просто оставляли в классе. Они там играли, общались. Но потом учитель, видимо решил, что их нужно как-то мотивировать и им начали давать задания по русскому языку. "Все идут на платный кружок, а нас усаживают и показательно заставляют писать, я не хочу писать", — сказал сын.

Я к парню обращаюсь, ему девять лет, и спрашиваю: "Ты понимаешь, что это не просто так?" "Конечно, понимаю, да все ребята понимают", — отвечает он мне. Я думал, что дети не понимают. Если этот кружок перенесли бы на последний урок, что было бы логично, на него бы никто не стал ходить. Поэтому они вот так пытаются влиять на детей.

Сергей Медведев после месяца голодовки
Сергей Медведев после месяца голодовки

Я высказал по этому поводу свое возмущение в родительском чате. На меня посыпалось. У нас есть несколько человек, может их как-то по оценкам мотивируют, они очень сильно, активно стараются за учителя замолвить словечко. И вот эти мамы начали мне писать, что ты там возмущаешься. А меня не устраивает такой педагогический процесс, когда в середине дня, между двумя уроками, идет платный кружок. Они мне начали писать, что у тебя сын хулиган. Я готов обсудить хулиганистость моего сына, но не сейчас. Я задаюсь вопросы конкретно, а меня еще больше. Три эти мамаши начали меня обкладывать, и к ним стали присоединяться все остальные.

Дошло до того, что одна мамаша меня открыто обвинила, что в том году якобы мой ребенок сексуальное предложение ее дочери какое-то сделал. Я говорю, вы в своем уме, когда такие вещи пишите. Какие сексуальные предложения, второй класс, восемь лет ребеноку. Вы какие-то представления имеете о пубертатном периоде, вы о чем говорите, я прошу вас извиниться и больше не писать о таком. Вас куда занесло? В итоге меня к утру исключили из группы класса. Это начало конфликта.

— Что за кружок был?

— Робототехника, 250 рублей где-то занятие. Шел он с начала сентября. Учитель нам еще в начале года сказала, что кружок добровольный, мы решили на него не ходить.

Выжить нас с лицея давным давно хотели, мотивация была давнишняя. Но тут так получилось, что по этому кружку я особо не высказался, потому что меня об этом супруга попросила. Сказала, что раз добровольно, то просто не будем ходить на него.

Поэтому я молчал до тех пор, пока детей не стали шантажировать. Те ребята, которые уходили на это занятие, стали откровенно смеяться, подтравливать ту небольшую часть класса, которая оставалась в классе. Мне это не понравилось, и я высказался.

— Чем завершилось?

— Я прихожу на следующий день в администрацию лицея. Меня с трудом не пускают, я вызываю с телефона вахты, чтобы ко мне пришел социальный педагог. И социальному педагогу описываю ситуацию, вот такая штука произошла, что у меня начинают сексуально оскорблять ребенка. Она говорит, что вам не нравится, вы ведь понимаете, что это не правда. Я понимаю, но ребенок оскорблён. Она: "Я попробую решить ситуацию". Она услышала от меня информацию, озвучила ее директору. Последняя, видимо, решила отпустить ситуацию и ничего не делать, чтобы родители сами нас уничтожили. Мне социальный педагог дает примерно такой ответ: "Мы ничего не собираемся делать, разбирайтесь как хотите, это ваше личное дело в чате и я ничью сторону не занимаю".

Но социальный педагог все равно какую-то часть работы свою сделала и вызвала эту девчонку. Наивно было предполагать, что было действительно какое-то приставание. Она вызвала девчонку, Максима (сына Сергея — "Idel.Реалии"), спросила про этот случай. В итоге мама этой девочки озвучила явно на весь класс, что мой ребенок предложил ее дочери заняться сексом. Но такого не было. Я хочу, чтобы это было публично подтверждено на родительском собрании, которое должны провести. Конечно, этого сделано не было. После этого я обратился к Горбуновой. Она тоже никак не отреагировала, просто решила спустить ситуацию. Она наоборот начала поощрять родителей, которые оказывали на меня давление и с этого все началось.

Горбунова в то время встала в позицию, что никаких сборов не было на учебники. Она полностью отрицала все поборы. Потом, когда уже факты нельзя было умалчивать, не подтверждать вообще было глупо, она перешла в другую позицию обороны: "Да, мы денежки собрали, но все было добровольно". По поводу денег они хоть что-то говорили, а вот по остальному — молчали. Почему я борюсь с какими-то ветряными мельницами? Не должно быть ни первого, ни второго, ни третьего. Конфликты должны не так решаться. Нас все больше и больше прессингуют.

— Школа, на сколько я знаю, перешла в какой-то момент в наступление?

— Да, на нас написали направление на комиссию по делам несовершеннолетних, ходатайство от директора Ирины Горбуновой. Она просит, чтобы нашу семью поставили на учет как социально не благополучную. Она утверждает, что мы ребенком не занимаемся, вот смотрите сколько у него двоек. Так вы эти двойки сами выставляете, потом этим же апеллируете, подавая на комиссию. Что случилось на комиссии, на комисси выступил правозащитник. Там ведь комиссия по делам несовершеннолетних и защите прав ребенка.

Какой-то человек выступает с юридическим образованием, который стоит на защите прав детей и она озвучивает такую юридическую позицию. Мы вызвали эту семью, у меня написано такое ходатайство, но официально ни одной жалобы нет, какие-то органы, инспектор по делам несовершеннолетних или еще что-то, заявление от участкового инспектора на семью. Нет никаких жалоб. Мы никогда не привлекались, ничего не было. Документально, официально подтверждающих, кроме этого ходатайства, фактов нет. Ни бродяжничество, ни токсикомания, ничего — никаких проблем у ребенка нет. Комиссия по делам несовершеннолетних отказала в постановке на учет и пришла эта бумага в школу.

Это вакханалия какая-то в образовательной системе Пермского края

С этого момента происходят страшные вещи. Нам звонит инспектор по делам несовершеннолетних Алсу Захаровна и говорит: "Нам поступило заявление на вашего ребенка, что он кого-то избил". Я прихожу, разбираемся и выясняем, что вообще непонятное нелепое заявление. На следующий день на ребенка начинают писать по два-три заявления в день. Я разговариваю с Алсу Захаровной. Я говорю, мы вас знать не знали вы нас не знали, и тут, у нас ребенок с цепи сорвался. Вы вообще можете как-то объяснить. Она говорит: "Я, конечно, понимаю, что не просто так все. Так не может быть". Она была у нас в гостях. Мы нормально живем, у нас нет тараканов, клопов или еще чего-то. У нас очень хорошие условия, у ребенка целая отдельная комната с глобусами и со всеми игрушками до потолка. Она говорит, я не понимаю, как такое вообще возможно. Я ей объяснил так же как и вам всю ситуацию.

Она говорит, я не знаю, что делать, заявления пишут и пишут. Я попросил мне показать эти заявления. Там целая пачка заявлений отпечатанных.

Я специально встретился с одной из мам, которая писала заявления. Она говорит, нас прессингуют, заставляют подписывать такие заявления. Это вакханалия какая-то в образовательной системе Пермского края. Я, если бы это услышал от какого-то иного человека два года назад, я бы сказал: "Слушай, мы в каком мире живем? Это на самом деле существует?" Но это на самом деле существует и этому есть документальные подтверждения, заявления, есть Алсу Захарова.

Я не знаю, как ребенку в школу ходить. Он приходит и на него каждый день по одному, два заявления. Дошло до того, что 11 учителей написали заявление, что мой ребенок им жизнь испортил. Но у нас один учитель педагог начальной школы.

— Как ситуация сейчас?

— С сентября начнется тоже самое. Сейчас он на каникулах, я хочу, чтобы за это время как-то ситуация разрешилась таким образом, чтобы мы могли вернуться и дальше продолжать обучение.

***

Администрация Перми провела в лицее проверку, и факт незаконности сбора денег на учебники подтвердился. Прокуратура потребовала устранить нарушения, к ответственности были привлечены завуч лицея и замдиректора по начальным классам.

Сергей Медведев считает, что этого мало, и требует, чтобы была наказана директор лицея депутат Пермской городской думы Ирина Горбунова. Он считает, что она лично виновата в травле ребенка.

Позднее, в середине мая, глава департамента образования городской администрации Людмила Серикова заявила, что конфликт с Медведевым исчерпан.

— Мы более-менее нормализировали ситуацию. В том числе в лицее 9. Департамент за зимне-весенний период сделал максимально много, чтобы объяснить — что есть заказ учебников. Мы выпустили дополнительные рекомендации. Мы четко откорректировали заказ учебников на новый учебный год. Отработали с администрациями, чтобы они планировали этот заказ. Потому что нельзя это делать за счет средств привлеченных родительских, — отметила она.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    регина хисамова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (4)

XS
SM
MD
LG