Ссылки для упрощенного доступа

"Тенденция на ужесточение". Депутаты пересматривают понятие экстремизма


Государственная дума России 14 июля приняла в первом чтении законопроект, согласно которому нарушение территориальной целостности России приравнивается к экстремистской деятельности. Кроме того, предлагается внести изменения в Административный и Уголовный кодексы. В частности, по статье за "Нарушение территориальной целостности России" депутаты предлагают ввести уголовную ответственность сроком до 10 лет.

Депутат Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас внесли в Думу этот законопроект, чтобы, по их словам, подкрепить нормативной базой новую версию Конституции России. Одна из недавно принятых поправок утверждает: "Действия, направленные на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям не допускаются". По словам Крашенинникова, "на фоне происходящих в мире процессов и существующих глобальных угроз очень важно обеспечить нерушимость" границ. Необходимость защитить суверенитет России и ее территориальную целостность подчеркнул и глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев.

Павел Крашенинников
Павел Крашенинников

Депутаты предлагают прописать в законе "О противодействии экстремистской деятельности" пункт о том, что нарушение территориальной целостности России, в том числе и отчуждение ее территорий, будет считаться экстремистской деятельностью. Именно эту поправку и рассмотрели в первом чтении 14 июля.

По словам директора информационно-аналитического центра СОВА Александра Верховского, эта поправка в закон, по сути, ничего не меняет:

"Сепаратизм как таковой являлся частью определения экстремистской деятельности с самого начала. Изменения в определении экстремизма ничего не меняют, первая строчка определения экстремистской деятельности была цитатой из Конституции. Поскольку Конституция была изменена в этом месте, меняется и строчка определения экстремизма. Под нарушением территориальной целостности подразумевалось отчуждение, прибавление никогда не считалось плохим".

Появление новой статьи – это всегда возможность возбуждать новые дела

Но, помимо этого, депутаты также планируют внести некоторые изменения в Уголовный и Административный кодексы. Эти поправки пока направлены для получения отзывов. Уголовный кодекс собираются дополнить статьей 280.2 "Нарушение территориальной целостности Российской Федерации". По ней предлагают наказывать за непосредственное отчуждение территории России, а также за иные действия, направленные на нарушение территориальной целостности страны. Санкция – от 6 до 10 лет заключения.

Кроме этого, авторы законопроекта предлагают внести изменения в КОАП и установить административную ответственность за публичные призывы к нарушению территориальной целостности России. В первый раз нарушителям грозит штраф: до 60 тысяч для граждан, до 100 – для должностных лиц, до 300 – для юридических лиц. В случае повторного правонарушения предусмотрена уже уголовная ответственность. С 2013 года в Уголовном кодексе уже существует статья 280.1 "Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации", по ней предусмотрены штрафы и заключение до 5 лет.

Что именно будет считаться нарушением территориальной целостности и попадать под состав новой уголовной статьи 280.2, о которой говорили депутаты, пока неизвестно:

Александр Верховский
Александр Верховский

– Одного названия статьи нам недостаточно, – говорит Александр Верховский. – Понятно, что практически, если территориальная целостность уже нарушена, например, сопредельное государство отвоевало у нас какую-то область, то уже поздно возбуждать уголовные дела. Очевидно имеются в виду какие-то другие действия всё-таки? Но какие, надо смотреть, когда состав статьи нам будет предъявлен.

А что понятно с призывами к нарушению территориальной целостности?

– Статья про призывы – это нынешняя статья 280.1, которая появилась сравнительно недавно, в конце 2013 года. Но фактически призывы всегда считались криминальными, с 2002 года, раньше дела по ним возбуждались по 280-й статье. Сейчас депутаты собираются провести по отношению к призывам частичную декриминализацию, чтобы по первому разу была административная ответственность. Но пока нет формулировок, а они тут могут быть критически важными.

С вашей точки зрения, этот законопроект внесен, чтобы привести в соответствие с новой Конституцией законодательную базу или у него есть потенциал стать очередным способом подкрутить гайки?

Люди, которые в развернутой форме настаивали, что Крым – это Украина, могли по этой статье пойти

– Поправка в определении экстремизма, я думаю, не имеет значения, а вот изменения в Уголовном кодексе имеют. Появление новой статьи – это всегда возможность возбуждать новые дела, но здесь трудно сказать какие, пока нет формулировок. Введение административной преюдиции по призывам к сепаратизму – это, скорее, хорошо. Так же как это было хорошо по отношению к 282-й статье (РС "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства") – стало гораздо меньше бессмысленных наказаний. Но тут есть разница, потому что когда вводили послабления по 282-й статье, дела исчислялись сотнями в год, а по статье 280.1 они исчисляются единицами – в 2019 году всего 4 человека было по ней осуждено. Поэтому есть опасения, что появление такой административной статьи приведет к тому, что их просто станет резко больше. В ситуации, где сейчас считается слишком суровым возбуждать уголовное дело, будет теперь несложно зато возбудить административное.

–​ А за что осуждают по этой статье по призывам? Эти 4 дела, о которых вы упомянули, –​ о чем они?

– У нас по этой статье дел немного и в предыдущие годы было. Дела бывают разные. Какие-то люди и правда призывали к вооруженному отделению какого-нибудь субъекта от России, бывали просто разговоры о том, что неплохо бы даже не отделить, а добиться больше автономии для своей республики, и это квалифицировалось по этой статье, что неправильно, потому что люди не собирались отделяться. Ну и, естественно, по Крыму такое случалось не раз, люди, которые в развернутой форме настаивали, что Крым – это Украина, могли по этой статье пойти, такое бывало, – рассказывает Александр Верховский.

По словам юриста международной правозащитной группы "Агора" Дамира Гайнутдинова, понятие "экстремизма" и сейчас достаточно широко трактуется. В законопроекте, который предлагают депутаты, важнее поправки в Кодексы, если они будут приняты:

Дамир Гайнутдинов
Дамир Гайнутдинов

– Поправка в определение экстремистской деятельности – это такая косметическая поправка, которая сама по себе ни о чем не говорит и ни к чему не ведет. Федеральный закон "О противодействии экстремизму" – это рамочный документ, который фактически задает максимально общие границы для преследования за антигосударственную деятельность. То, как эти определения экстремизма трактуются сейчас в правоприменительной практике, в уголовных делах по 282-й статье, по 280-й статье, свидетельствует о том, что власти и сейчас не чувствуют себя связанными буквой этого закона. Для них важнее его дух. А согласно духу этого закона, фактически все, что расходится с официальной позицией властей, мало-мальски резкая, жесткая критика властей – это экстремизм, это антигосударственная деятельность, и за это надо наказывать. Здесь важнее поправки в УК, КОАП, УПК, если их примут.

– В случае с призывами к нарушению территориальной целостности более-менее понятно из практики, что есть сейчас. Это та же Дарья Полюдова, это тот же Рафис Кашапов, которого судили за статьи о Крыме.

– Да, он говорил о том, что Крым был присоединен незаконно, и это было квалифицированно как призыв к нарушению территориальной целостности.

Фактически все, что расходится с официальной позицией властей, мало-мальски резкая, жесткая критика властей – это экстремизм

– Да, но что сейчас может пониматься под "отчуждением территорий"?

– Мы не знаем, что именно они сочинят в этом законе. Но вообще говоря, всё, что угодно, мало-мальски что-то похожее. Помните, в 2014-м или 2015 году в России была серия протестных акций – марши за федерализацию Сибири, Кубани, Калининграда. Это было буквально по следам Крыма, еще в горячей фазе была война с Украиной. И вот эта федерализация Крыма, федерализация Украины была на слуху, и российские активисты, обыгрывая эту тему, проводили такие марши, требуя соблюдения положений российской Конституции о федеративном государстве. И тогда прокуратура с Роскомнадзором очень плотно работали месяца полтора, зачищали интернет от упоминаний о маршах о федерализации, пара десятков СМИ тогда получили предупреждения, несколько десятков материалов в соцсетях, на сайтах СМИ были удалены – очень активная была кампания. Если бы в то время был подобный закон об уголовной ответственности, то это могло бы быть вполне себе поводом для возбуждения дела.

Что касается введения административной преюдиции в делах о призывах: в известном роде это смягчение этой репрессивной нормы, и это наверно хорошо, но с другой стороны, – это такой серьезный рычаг для давления, цензуры, потому что государство довольно легко, не затратив больших ресурсов, которые нужны для уголовного дела, в упрощенном порядке может привлечь человека к административной ответственности и посадить его на крючок под угрозой уже уголовной ответственности. И при этом они вроде как выглядят респектабельно, то есть мы не сразу человека в тюрьму сажаем, а мы его сначала штрафуем – на триста тысяч рублей.

–​ Вы сказали, что существующая статья 280.1 о призывах к нарушению территориальной целостности не так часто использовалась. На слуху несколько громких случаев по следам Крыма, и все. Как вы считаете, то, что они сейчас снова хотя менять законодательство, связанное с территориальной целостностью, можно ли расценивать как новую возможность закрутить гайки?

Власти выглядят довольно вегетариански, то есть мы не сажаем людей, мы гуманно их штрафуем всего лишь

– Я думаю, что это часть общей тенденции на ужесточение. Они все придумывают и придумывают новые статьи, новые правонарушения, поэтому я не могу сказать, что они готовят какую-то кампанию по таким делам. Но, с другой стороны, по новым административным составам – по неуважению, по фейкам, по экстремизму – видно, что им нравится, как это идет. Потому что административные дела возбуждаются и рассматриваются гораздо легче – там упрощенный порядок судопроизводства. Прокурор и обвинитель не нужны. Поймали человека на автобусной остановке, привезли в прокуратуру, составили протокол, отвезли в суд, арестовали на 15 суток или выписали штраф. Всё. Это конвейер такой. Я думаю, что такая практика будет расширяться. И при этом власти выглядят довольно вегетариански, то есть мы не сажаем людей, мы гуманно их штрафуем всего лишь. Поэтому я думаю, что новые составы в КОАПе мы еще увидим и про территориальную целостность, и другие, – заключает Дамир Гайнутдинов.

Второе чтение законопроекта депутаты планируют провести 21 июля, третье – 23 июля, и принять законопроект до конца весенней сессии.

Оригинал материала: Радио Свобода

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG