Ссылки для упрощенного доступа

Николай Рыбаков: "В Татарстане работает очень серьезная машина прессинга по отношению к политическим активистам"


Николай Рыбаков

Оппозиционные политики повторяют, что в стране нет выборов; политических активистов продолжать задерживать и обвинять в правонарушениях; независимых кандидатов отстраняют от участия в голосовании; общественно важные вопросы решаются с помощью бойцов спецотрядов. На этом фоне третью неделю продолжаются протесты с Беларуси. Председатель партии "Яблоко" Николай Рыбаков в интервью "Idel.Реалии" — о выборах, протестах, экологии и будущем страны. Часть вопросов прислали читатели "Idel.Реалии".

— В чем цель вашего визита в Татарстан сегодня? Традиционный объезд регионов перед выборами?

— Две темы. Первая — я хотел бы поддержать нашу команду в Татарстане, которая борется с мусоросжигательным заводом. Я стараюсь всеми силами, которые есть у нас, бороться против идеи строительства в России мусоросжигательных заводов. Осиново — одна из горячих точек, где люди сопротивляются. Их важно поддерживать, объяснять, почему нельзя строить такие заводы и что нужно вместо этого.

Во всех регионах власть делает все, чтобы не допустить наших кандидатов до выборов

Вторая тема — прекращение преследования "Яблока" в Татарстане. Я через все интервью, которые даю здесь, обращаюсь к руководству республики о необходимости немедленного прекращения преследования наших активистов, которым под любым, самым абсурдным предлогом вменяют штрафы, аресты. Так не может развиваться республика и страна.

— До Татарстана вы заезжали в Нефтекамск. Как я понимаю, там представителей "Яблока" активно снимают с выборов. Расскажите, в чем там дело.

— Да, сейчас по всей стране мы видим очень сильное давление на кандидатов от "Яблока". Приезжая в очень многие регионы я вижу следующее: с одной стороны объединенная партия власти, состоящая из Единой, Коммунистической, Либерально-демократической и Справедливой России, а с другой стороны — "Яблоко". Конечно, все давление сосредоточено на нас, в том числе и в Нефтекамске. Если говорить объективно, давление там меньше, чем в Татарстане, но там пытались снять с выборов список партии и кандидатов по одномандатным округам. Я приезжал, чтобы их поддержать, посмотреть на результаты работы.

Альтернатива нашей работе — революционный способ смены власти. Я являюсь категорическим противником такого способа

Мы понимаем, что во всех регионах власть делает все, чтобы не допустить наших кандидатов до выборов. Один из таких серьезных механизмов — трехдневное голосование. Оно нужно исключительно для того, чтобы манипулировать, фальсифицировать результаты выборов.

Все новеллы, которые случились на Конституционным мероприятии — голосование на скамеечках, голосование в несколько дней — теперь перенесены в основное законодательство. Когда мы говорили об этом перед голосованием по Конституции, Элла Памфилова очень резко выступила, заявив, что мы ведем нечестную игру. Сразу после 1 июля это все пошло в избирательное законодательство.

— Вы и ваши коллеги часто говорите, что в стране нет выборов. Зачем партии в них участвовать, если все равно будут фальсификации, многих кандидатов не допустят, а единственный результат — задержания, штрафы, аресты?

— Мы добиваемся проведения в России честных и свободных выборов. Альтернатива нашей работе — революционный способ смены власти. Я являюсь категорическим противником такого способа, потому что я понимаю, чем заканчиваются для России революции. Некоторые горячие головы говорят, что эту власть никак не сменить, кроме как через революцию. Они первыми жертвами этой революции и станут. Это такая закономерность. Все пойдет обратно по кругу. В результате революции не может произойти ничего хорошего. Поэтому мы будем добиваться победы на выборах.

Мы показываем, что у людей есть желание голосовать за "Яблоко". Допустим, на прошлых выборах в Московскую городскую думу все четыре кандидата от "Яблока", которые прошли через подписной фильтр, стали депутатами. Сейчас даже через такие нечестные выборы мы работаем в семи законодательных собраниях субъектов федерации, в десяти думах столиц субъектов федерации. Всего нас примерно 400 депутатов по всей стране — от Калининграда до Сахалина. Это сложно, выборы фальсифицируют, депутатам сложно работать в меньшинстве, но другой вариант совершено неприемлем.

Невозможно в Осиново решить проблему благоустройства улиц, если у них бюджет 50 миллионов. Что там можно благоустроить на 50 миллионов? 

Мы работаем, чтобы власть и президент Владимир Путин наконец поняли, к чему может привести политика, которая вызывает недоверие людей к сменяемости власти на выборах. Это приводит к тому, что происходит в Беларуси. Все то же самое, но чуть дольше: 26 лет президент у власти, огосударствление экономики, ложь и пропаганда с телеэкрана, засилие силовиков. Сначала тихо-тихо, потом погромче, а затем сотни тысяч людей выходят на улицы и никто не знает, чем это все закончится.

— К вопросам мирного протеста мы вернемся чуть позже. Пока давайте поговорим про позицию "Яблока". После выборов президента России 2018 года, Григорий Явлинский заявил, что не понял, почему он так мало голосов получил в Татарстане, хотя поднимал тему федерализма, распределения налогов и языковой политики. В повестке ваших однопартийцев в регионе сейчас мы не увидели таких вопросов. На этих выборах вы решили придерживаться какой-то иной риторики?

— Все-таки наши кандидаты, при всем уважении к ним, баллотируются в сельском поселении, в Осиново. Я настоятельно рекомендую кандидатам, когда они идут на соответствующие выборы, говорить о том, что является полномочием того органа, куда они идут. Это важно политически. Невозможно в Осиново решить проблему благоустройства улиц, если у них бюджет 50 миллионов. Что там можно благоустроить на 50 миллионов?

Позиция "Яблока" — это концепция нашей новой бюджетной политики, распределение налогов от федерального центра к муниципалитетам. Сейчас у муниципалитетов 4 процента в консолидированном бюджете. Конечно, мы об этом говорим. Но на выборах в Осиново кандидаты должны понимать, что их задача работать в муниципалитете, а наша задача добиваться того, чтобы в России были изменены налоговая и бюджетная политика.

Нужно не наступить на грабли "Голосуй за любую партию кроме "Единой России"

Без политических изменений невозможно решение таких проблем. Скажу крамольную вещь, но невозможно и решение проблем с мусоросжигательными заводами. Мы добьемся в Осиново отсутствия мусоросжагательного завода, он переместится на 200 километров.

Чтобы это произошло, надо требовать изменений в политике. Нужно требовать смены власти. Нужно не просто сменить Путина на Иванова, но изменить полномочия президента. Нужно изменить полномочия государственной думы, а не просто переизбрать тех же людей. Нужно не наступить на грабли "Голосуй за любую партию кроме "Единой России". Нужно сформировать орган с настоящими контрольными полномочиями по отношению к исполнительной власти. Нужно отменить фильтр на выборах губернаторов, ввести прямые выборы глав регионов, прямые выборы Совета Федерации. Это все содержания нашей Конституции свободных людей — альтернативы путинским поправкам.

Я с уважением отношусь к людям, которые требуют защиты для конкретного человека, я сам так выхожу, но это разовые случаи. Как только мы добиваемся освобождения одного, задерживают еще трех. Главное требовать политических изменений. Если мы говорим "Допускай", а избирательная комиссия никого не допускает и на этом все заканчивается, ничего не произойдет в дальнейшем.

— Вы говорите о необходимости политизации протеста и отсутствии такого явления. Но на примере тех же борцов с мусоросжигательным заводом в Осиново мы видим, что протест все-таки политизировался. Если в 2016-2017 годах они не уходили к оппозиционным партиям, сейчас они баллотируются в депутаты будучи членами этих партий.

Если выходит 100 тысяч человек и озвучивает конкретное лицо "вместо Путина", это совершенно другое дело

— Это исключение, подтверждающее правило. Посмотрите на Хабаровск. Там ровно противоположная ситуация.

— Хабаровск в определенной мере тоже политизируется. Вам так не кажется?

— Нет. "Отпускай Фургала" и все.

— Политические лозунги там все-таки звучат, насколько я знаю. Быть может, первую неделю их не было, но в итоге появились плакаты с надписями: "В отставку Путина".

— Теперь про отставку Путина, хорошо. Путин счастлив плакатам "В отставку Путина", потому что это демонстрирует, что в России есть свобода собрания. Он может в Европе показать, что народ здесь ходит с плакатами за его отставку. Почему в Москве разрешаются в митинги? Потому что им не страшно за отставку. Им страшно, если "Вместо Путина Иванов". Это проблема. Если выходит 100 тысяч человек и озвучивает конкретное лицо "вместо Путина", это совершенно другое дело.

— Это вопрос к активности лидеров протеста. В регионах мы редко слышим риторики о замене одного человека на другого. Вы говорите о необходимости таких требований, но и "Яблоко" в Татарстане их не выдвигает.

Рустама Минниханова на Руслана Зинатуллина (председатель реготделения партии "Яблоко" в РТ — "Idel.Реалии.")? Хорошо, мы поговорим об этом с Русланом Зинатуллиным. Да, в данный момент у нас нет кандидатов в губернаторы во всех регионах. Но при этом муниципальный фильтр работает против любого несогласованного с властью кандидата. Чаще всего сами губернаторы подбирают себе соперников. Иногда они выбирают таких соперников, что сами им проигрывают. Потому что люди начинают голосовать за кого угодно, кроме представителя "Единой России".

— Говоря про грядущие выборы и активность регионального отделения вашей партии. Здесь сторонники "Яблока" участвуют в выборах как представители "Объединенных демократов". Почему они не идут прямо от партии?

Опять же ситуация такая, что защищая один объект мы через некоторое время получаем проблемы на другом

— Первое — наши кандидаты финансируются "Яблоком". Второе — в Татарстане работает очень серьезная машина прессинга по отношению к политическим активистам. Поэтому, конечно, люди стараются защитить друг друга всеми возможными способами. Они идут как выдвинутые "Яблоком", как члены партии с партийными тезисами, программой. Мы оказываем им всю возможную поддержку. Взаимовыручка и взаимоподдержка — это хорошо.

— Теперь, как и обещала, к вопросам мирного протеста. Как вы можете оценить последние экопротесты в Татарстане (МСЗ) и Башкортостане (Куштау, Камбарка)? Мы с вами обсудили, как такие протесты начинаются. Сейчас я прошу вас дать оценку, к чему они привели.

— Самое важно — если бы не было протестов, то давно все проекты были бы реализованы, все было бы давно построено и чадило без проблем. Такие очаги встречаются в каждом регионе. Я считаю, что в Башкортостане по Куштау активистам удалось очень эффективно добиться цели. Я там был. Я не переоцениваю, но, наверное, мое обращение также стало одной из последних точек. В эфире "Эха Москвы" в Уфе я говорил, что шихан Куштау единственный, у которого нет природоохранного статуса, и, естественно, его нужно присвоить. Через несколько дней власти с этим согласились.

Опять же ситуация такая, что защищая один объект, мы через некоторое время получаем проблемы на другом. У нас государство срослось с бизнесом. Государство либо само сливается с бизнесом в силу специфики своей деятельности, либо оно создает этот бизнес. Последнее произошло и с мусорной реформой, когда во многих субъектах региональные операторы были созданы и изначально аффилированы с властью.

Происходящее в Татарстане — один из примеров пренебрежением правами человека, законами

Государство в таких случаях выступает не на стороне людей, а на стороне бизнеса. Доходит до того, что высшие лица регионов становятся пропагандистами бизнес-интересов, рассказывая, насколько важно то или иное предприятие. Это происходит практически везде.

— Давайте обсудим Радия Хабирова и Рустама Минниханова. Какую оценку вы бы им дали на примере того же экопротеста. В декабре прошлого года силовики свернули палаточный лагерь противников строительства мусоросжигательного завода под Осиново, а в августе этого года мы видели, как разгоняли защитников Куштау.

— Действительно, президент Татарстана находится на первой строчке в рейтинге эффективности региональных руководителей. Но это рейтинг, составленный я не знаю для какого века и какой страны. Это не Россия 21 века, которую мы хотим видеть, где люди чувствуют себя свободными, где их уважают.

К большому сожалению, происходящее в Татарстане — один из примеров пренебрежением правами человека, законами. Я приезжаю и вижу, что Казань красивый город. При этом в республике ОМОН разгоняет людей. Разве можете вы называть себя современным, прогрессивным руководителем в этих обстоятельствах? Нет, это руководство пещерного типа. Все будет чисто и красиво, но люди будут молчать в тряпочку.

Татарстан и Башкортостан не могут стать островками в океане бесправия

— То же самое можно сказать про Хабирова?

— Там то же самое.

— Сейчас в Башкортостане власть формально пошла навстречу народу. В Татарстане такого не было.

— Татарстан и Башкортостан не могут стать островками в океане бесправия. К сожалению, так не бывает. Мы живем в одном государстве. Без изменения политики в целом может стать только хуже. Ситуация с правами человека и преследованием политических активистов в Татарстане хуже, чем во многих регионах. Для этого даже не надо сильно углубляться, это очевидно. Есть тенденция, что в развитых, красивых городах страны людей бьют дубинками и затаскивают в автозаки.

Если бы президент Татарстана Минниханов хотел быть современным, эффективным руководителем, он бы поощрял работу оппозиции. В том смысле, что он обеспечил бы безопасность людей, диалог с ними. Сам смысл оппозиции в критике власти. Умному руководителю критика позволяет становиться лучше. Окружение, которое говорит, что все замечательно, теряет в себе смысл и не покажет проблемные точки. На них укажет именно оппозиция. Она позволяет государству и регионам лучше развиваться.

— За последний год "Яблоко" в республике отличилось организацией протестных акций практически по всем возникающим вопросам. Они касались экологии, социальной жизни, армии и даже ситуации в Беларуси. Чаще всего за такими акциями не следовало ничего, кроме задержаний и административных преследований. В чем, на ваш взгляд, смысл такой активности в условиях отсутствия полезного результата?

— Есть вариант молчать.

— Речь не про крайности.

— Смысл в том, чтобы люди присоединялись к тем, кто находится в пикетах. Если будут выходить только [Руслан] Зинатуллин с [Еленой] Изотовой (глава зеленой фракции реготделения "Яблока" в РТ — "Idel.Реалии"), то права людей так и будут нарушаться. Если среди выступающих против будут десятки и сотни тысяч, то ситуация изменится.

— Вы же понимаете, что аппарат запугивания в той или иной мере работает.

— А в Беларуси не работает? Конечно, здесь нельзя сравнивать. Я приведу вам пример. Несколько десятилетий назад 8 человек вышли на Красную площадь. Через 20 лет не стало этого государства. Российский народ мудрый. Есть пословица — под лежащий камень вода не течет. Если ничего не делать, ничего не изменится.

Предлагаемый им рецепт продления своей персональной власти до 2036 года — абсолютно невозможен и не действует

Да, конечно, хотелось бы, чтобы митинги за профессиональную армию и права инвалидов собирали много тысяч людей. Когда-то так будет. Также я убежден, впереди таких многотысячных колон должен идти мэр города. Он должен быть избран людьми и поддержать их требования.

Если какое-то решение мэр города не может принять на своем уровне, он должен добиваться этого от власти региона, федерального правительства, но вместе с людьми. Наши однопартийцы ведь выходят не за свои личные интересы. Они выходят, чтобы защитить интересы очень многих людей. Если ребята не будут выходить с такими пикетами, разница будет видна сразу. Будет хуже.

— Тем не менее в целом протестная активность из года в год снижается. Вам так не кажется?

— Люди могут в разной степени проявлять свою активность, но линия недоверия к власти растет все время. Я могу сказать, за последнее время государство предприняло два действия. Первое — совершенно обманное повышение пенсионного возраста, которое было сделано через несколько месяцев после президентских выборов, но о котором президент ничего не говорил. Для людей это был звонок.

Второе действие произошло сейчас, когда людям вместо того, чтобы оказать поддержку во время коронавируса и карантина, сказали: "Спасибо, вам надо составить 100500 бумажек, когда все откроется куда-то сходить и сдать". Людей просто кинули на произвол судьбы. Кинули частную экономику. Те, кто работает в бюджетной, сфере за счет налогов продолжил получать свою заработную плату. Частный сектор экономики — огромный спектр профессий — оказался без средств к существованию и выживал без какой-либо поддержки государства. Эти два события еще не стали последней каплей. Власть продолжает экспериментировать.

Мы становимся кадровой партией и готовим профессиональных политиков

Я думаю, Путин понимает, что ситуация в Беларуси и России политически очень схожи: закатывание оппозиции, бессменный лидер. Предлагаемый им рецепт продления своей персональной власти до 2036 года — невозможен и не действует. Ну, какой 36-ой год? Вы же не Екатерина II. У нас же не 18 век в России. В прошлом, возможно, были длительные эффективные правления, которые приводили к развитию государств, росту экономик, расцвету образования и культуры. Сейчас 21 век. Ограничение правления двумя четырехлетними сроками придумано не случайно.

— Какой порядок действий будет в дальнейшем, на ваш взгляд?

— Предсказать порядок действий в стране сейчас сложно, если вообще возможно. Я знаю, что нам нужно делать. Нам нужно готовиться к тому, чтобы стать властью или частью власти, когда Путин перестанет быть президентом. Рано или поздно это случится. Поэтому сейчас "Яблоко" объявляет о том, что мы становимся кадровой партией и готовим профессиональных политиков. У нас есть сейчас возможность сформировать федеральное правительство, но еще такая возможность у нас должна быть в каждом регионе по ключевым фигурам. Именно этим как председатель я и собираюсь заниматься. Это чрезвычайно важно. Мы скоро окажемся в ситуации 1991 года, но мы не можем оказаться после этого в ситуации 1993 года, когда люди не знали, что им дальше делать.

— При этом события по конституции показали, что помазание на царствование уже произошло.

— Ничего не произошло. Это было шоу для одного человека. Произошло лишь то, что мы теперь живем без настоящей Конституции. Россия перестала быть правовым государством. Событием, которое изменяет Конституцию было даже не голосование в Государственной думе, а одобрение двух третей региональных парламентов. Этот результат точно будет отменен, когда будет возвращен нормальный Конституционный суд.

1993 год был 27 лет назад, люди забыли, что происходило, когда у парламента и президента были одинаковые полномочия

Есть закон 1998 года, который никто не отменял. Я ждал, что они его поменяют, чтобы соблюсти какие-то приличия, но это не произошло. Закон очень короткий. Там написано, что нельзя вносить поправки по нескольким темам одним законом, а изменения должны быть единичными и абсолютно исключительными.

До этого так и происходило. Это касалось сроков полномочий президента и Государственной думы, введения субъектов федерации. Были изменения, которые проходили по регламенту одобрения двумя третями законодательных собраний субъектов федерации и после этого вступали в силу. Теперь это винегрет, где огромное количество противоречащих друг другу статей.

Когда спрашивают, как будут действовать, если статьи про международное право противоречат друг другу, никто не может дать ответ. Как будет действовать теперь некий государственный совет, полномочия которого совпадают с полномочиями президента? 1993 год был 27 лет назад, люди забыли, что происходило, когда у парламента и президента были одинаковые полномочия.

Помазание — это принимаемое людьми событие. Произошедшее никто не принимал, все над этим посмеялись. Взяли записали в Конституцию про собачек и кошек и про обнуление. Несерьезно.

Было много пожилых и все они соглашались с тем, что нужно развивать частный бизнес, малое предпринимательство, вводить переработку мусора

Счастье для руководителя, когда после тебя работа продолжается. Как я уходил из "Беллоны" на работу в "Яблоко". Да, мне было очень непросто, я очень любил коллектив, но работа продолжается. А если ты таким образом сформировал свою команду, что "никто кроме тебя", это значит, ты очень плохо работал, отсутствует законная система передачи власти.

Если завтра что-то произойдет с Владимиром Путиным, дай бог ему физического здоровья, в России останется разрушенная система передачи власти и проведения выборов. Все изменения будут стремительными. Те люди, которые сейчас с пеной у рта признаются в любви Владимиру Путину, тут же изменят свою позицию.

— Но здесь встает риторический вопрос, что должно произойти для предсказанного вами развития событий.

— 9 августа мы из России не ожидали, что в Беларуси выйдут сотни тысяч человек.

— То есть, вы закладываете в это вариант стихийности?

— В значительной степени это будет настроением людей. Наша задача как политической партии быть готовыми в этот момент суметь реализовать ту программу, которая у нас есть. Не начинать разрабатывать законы, что-то предлагать. Мы сейчас ведем над этим работу, у нас сформирован большой пакет законов. Начинать надо именно с политической реформы в стране. Быстрота наступления стихийности в значительной степени зависит от граждан. Если все будут тихо молчать в тряпочку и удивляться, что один человек выходит в одиночные пикеты, будет медленнее и дольше.

— На встречу с вами в Осиново 2,5 десятка человек. Они задали вам свои вопросы. Подведите итог этой встречи. Что вас заинтересовало или не заинтересовало в них?

— Очевидно, людей очень волнует тема строительства рядом с их домами мусоросжигательного завода. Люди не дураки и прекрасно понимают, что это будет вредить их здоровью. Кроме того, почему я встречаюсь с ними? Для меня очень важно, чтобы люди рассказывали о проблемах, которые они видят. Им не выдают бесплатные лекарства, они не могут попасть к врачам. При этом правительство сокращает расходы на здравоохранение. Это неуважительно.

Реально картина меняется — либо раздельный сбор и у нас не будет отходов, либо мусоросжигание

Главные тезисы "Яблока" — свобода и уважение. Одно без другого не действует. Было много пожилых и все они соглашались с тем, что нужно развивать частный бизнес, малое предпринимательство, вводить переработку мусора. Уже нет того крика: "Нет, не надо нам никаких частников". Люди поняли, что государство с такими вещами уже не справляется.

— Какую в целом перспективу экопротеста вы видите в Татарстане?

— Перспектива экопротеста в Татарстане такая же, как и во всей стране. Наконец будет понятно, что надо прекратить строительство мусоросжигательных заводов, построить оборудованные, временные участки для хранения отходов, которые после пойдут в переработку. Я нахожусь в сознании и понимаю, что завтра не наступит раздельный сбор по всей стране. На это потребуется примерно два года. Это очень короткий промежуток времени, но это не завтра. Такие временные участки в последующем отправят на переработку и перейдут к рекультивации существующих полигонов. Все эти технологии есть, они все известны, не нужно изобретать велосипед из этого.

Реально картина меняется — либо раздельный сбор и у нас не будет отходов, либо мусоросжигание. Когда я спросил у собравшихся в Осиново, кто готов раздельно собирать мусор взамен строительству завода, все подняли руки. Некоторые сказали, что уже раздельно собирают отходы. Люди действительно готовы и будут это делать. Самое главное, мы в итоге победим. Хочется, чтобы это наступило быстрее и не приходилось тратить столько времени на убеждение чиновников и депутатов.

— Говоря про отказ от строительства мусоросжигательных заводов. Де-факто решение есть. Как скоро, по-вашему, его получится изменить и при каких условиях?

— У нас в "Яблоке" был Алексей Владимирович Яблоков, великий ученный, который понимал, что невозможно решение экологических проблем без участия в политике. Поэтому сначала он попытался создать свою экологическую партию, а когда понял, что это невозможно, пришел в "Яблоко", и последние 15 лет своей жизни был одним из руководителей нашей партии. Когда его спрашивали на различных встречах, что нужно делать для улучшения российского экологического законодательства, он отвечал очень просто (и у меня такая же позиция): "Нужно отменить все законы в области экологии после 2000 года". Потому что они все были направлены на деэкологизацию.

Просто глава Осиновского сельского поселения должен иметь волю  сопротивляться любыми возможными способами

Нужно изменить законодательство таким образом, чтобы там был не формально, а реально зафиксирован приоритет раздельного сбора и переработки отходов. У нас в законодательстве сейчас написано, что переработка с целью вторичного использования является первым приоритетом в пункте перечисления видов утилизации отходов. На этом все. Дальше нет никаких инструментов, которые бы реально действовали и обеспечивали переработку ресурсов.

Практическое выражение это находит в том, что внедрение раздельного сбора передали не бизнесу, который сам в этом экономически заинтересован, а региональным операторам. Последние получают деньги за счет объема вывозимых на полигон отходов. В связи с этим вопрос, будут ли региональные операторы вводить и развивать раздельный сбор, который уменьшит объем вывозимых отходов. Нет, не будут. Что нужно для этого сделать? Прежде всего изменить законодательство, а для этого изменить состав государственной думы.

— Что сейчас делать людям, на ваш взгляд? Они жили в палаточном лагере, выходили на митинги в холод и жару. Если прежде всего, по вашим словам, нужно менять власть, получается, все их действия были сделаны в пустую?

— Если бы они не выходили, давно бы уже все построили. Нужно продолжать делать то, чем они занимаются — привлекать общественное внимание. Если на выборах 13 сентября в Совет Осиново изберут всех, кто против строительства мусоросжигательного завода, вы убедитесь с какой скоростью будет изменена ситуация. Они притормозят строительство, они будут думать, что с этим делать.

— Предположим, новые избранные депутаты будут против, но ведь над ними власть района, республиканская власть, федеральная. Многие понимают, что желание построить мусоросжигательный завод принадлежит не главе Осинового сельского поселения.

— Просто глава Осиновского сельского поселения должен иметь волю сопротивляться любыми возможными способами. Они находят место, где меньшее сопротивление или его вообще нет. Посмотрите, смогли построить полигон в Шиесе? Не смогли. Почему? Потому что люди проявили активность. Без активности людей ничего не будет.

Я абсолютно четко понимаю, что если люди борются и создают такие группы, то шанс выиграть есть достаточно большой. Если не создают, не сопротивляются — никакого шанса нет. Я был свидетелем, когда люди выигрывали намного меньшим коллективом, что есть здесь. Они не допускали у себя в городах уничтожения лесов, скверов, застроек.

К счастью, есть люди, которым больше всех надо. Если их изберут депутатами Осиново, они не будут иметь от этого личных привилегий или денег. У них появятся лишь новые проблемы и головная боль. Просто, так случилось, что им больше всех надо. Сегодня у любого молодого человека есть три варианта: либо смотреть индифферентно на все происходящее; либо уезжать сначала в более крупные города, а потом заграницу; либо стараться изменить ситуацию здесь. Мы занимаемся третим вариантом. Первые два для нас просто невозможны.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (22)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG