Ссылки для упрощенного доступа

Взлом и проникновение? Законность и обоснованность действий


Село Большие Ключи

Следственные органы Зеленодольского района отказались расследовать уголовное дело о превышении должностных полномочий против начальника полиции "Осиново". Один из жителей района написал на него заявление еще в апреле этого года по рекомендации следователя. При этом кто изначально обратился в СК с жалобой на начальника полиции —​ неизвестно.

ПОТЕРПЕВШИЙ

Николай Мишин живет и работает в селе Большие Ключи Зеленодольского района. В холодное время года он живет в доме с матерью, а летом переезжает в отцовский дом. Постоянно в нем никто не живет. Со стороны дом выглядет заброшенным. К нему подведено электричество и вода, но нет газа. Зимой Мишин привозит туда обогреватели и проводит там время с друзьями. В селе не так много мест, где можно посидеть и отдохнуть большой компанией в холодное время года.

Так, 8 февраля этого года Николай планировал провести вечер в компании троих друзей и двух подруг в отцовском доме. Они хотели выпить пива, покурить кальян. Николай встретился с одним из друзей, передал ему ключи, а сам уехал по личным делам. Он планировал присоединиться к компании позже.

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ

Ильяр Галиуллин — известный в Зеленодольском районе полицейский. С 2003 года он работает в органах, а с 2014-го — возглавляет ОП "Осиново", в ведомство которого входит и село Большие Ключи. Николай Мишин и его друзья знают Галиуллина с детства как Ильяр Абыя (с татарского — дядю Ильяра).

Когда друзья Мишина приехали к дому, Ильяр Галиуллин с оперативной группой были на выезде — проверяли так называемые злачные места в селе Большие Ключи. Около 20:30 они получили сообщение о женских криках на улице Северная и выехали туда. Прибыв на место, ничего подозрительного они не обнаружили. Решили осмотреться, проехать до конца улицы, но посреди дороги машина застряла в снегу. Ильяр Галиуллин решил пройтись, проверить информацию о криках и посмотреть, получится ли выехать через переулки.

Как следует из показаний силовиков, в машине оставались трое полицейских и инспектор по делам несовершеннолетних. За ними в "Газели" была группа бойцов ОМОН.

СВИДЕТЕЛЬ

Житель села Алексей Егоров уже закончил работу в Казани, поймал попутку и поехал домой. Около 20:30 водитель высадил его на улице Северная. По дороге к дому он обратил внимание, что у соседнего, как ему казалось, заброшенного участка с остановилась иномарка. Из автомобиля вышли несколько человек и вошли в пустующий дом. Алексей Егоров прошел мимо. Ничего подозрительного или странного в их поведении он не заметил.

Ниже по дороге он встретил знакомого полицейского — Ильяра Галиуллина. Последний спросил, не слышал ли он криков женщины. Алексей сказал, что не слышал, но видел, как несколько человек зашли в дом №2. После они с полицейским разошлись. По дороге к дому Алексей заметил застрявшую в снегу "Приору", но не увидел пассажиров внутри. Других машин или людей в форме на улице он не видел.

СОБЫТИЕ

Друзья Николая к девяти часам уже приготовили кальян, открыли пиво, включили музыку. Их голоса услышал начальник ОП "Осиново" Ильяр Галиуллин. Он подумал, что это могут быть воры. Полицейский сообщил об этом коллегам, включая сотрудников ОМОН. Через несколько минут они начали стучать в дверь.

Друзья Николая не знали, кто это может быть. Молодые люди предполагали, что это грабители. Они слышали, как кто-то произносит имя хозяина дома и просит открыть дверь: "Коля, открой!" Через несколько минут замок начали ломать. В показаниях одного из гостей говорится, что в какой-то момент он узнал голос начальника отдела полиции и решил сам открыть дверь. Спустя секунды в помещение ворвались люди с автоматами.

"Ему никто не представился, удостоверений никто не предъявлял. Когда в дом зашел Галиуллин И.Ч., он сказал: "Кто такие?" Его сразу же повалили на пол сотрудники ОМОН, он лежал головой в пол, его ноги руками расписывали в стороны, требуя их расставить пошире <…>. Кто-то из зашедших сотрудников стал кричать на них, материться", — говорится в показаниях друга Николая Фаниса Гимадиева.

Девушки, находящиеся в доме, в это время включили камеры на телефонах. Впоследствии у одной из них отняли телефон и удалили видео. Другая успела спрятать ролик в папках. На записи (имеется в распоряжении нашей редакции) слышно, как сотрудники прорвались в дом, не представились, начали кричать и материться. После один из молодых людей спросил, есть ли у силовиков ордер или другой документ, разрешающий присутствие в доме. На это поступил ответ: "Тебе ордер что ли нужен, ****? Какой тебе ордер, ******** что ли?!"

Сотрудник ОМОНа позже при даче показаний сообщил, что разговоры в доме вел в основном Ильяр Галиуллин. Сам начальник полиции в своих показаниях отмечал, что представлялся перед тем, как войти в дом, и объяснил причины своего появления.

Силовики пробыли в помещении более часа. Присутствующих девушек практически сразу отпустили домой после осмотра их сумок. Троих друзей Николая Мишина отвезли в отдел полиции в Осиново. Попутно из дома изъяли всю технику.

— Когда ломились в дверь, мне позвонил товарищ и сказал, что кто-то пытается войти. Я тогда был занят, подумал, что разберутся без меня. Когда я приехал в дом, там не было ничего: телевизор, технику, обогреватели, все забрали. Какое-то время мои товарищи в отделе полиции были без связи, я не мог понять, где они и как. Один из них перезвонил мне уже через несколько часов и сказал, что вышел из отдела полиции в Осиново, — рассказывает Николай Мишин.

У его друзей взяли отпечатки пальцев и отпустили. С их слов он узнал о произошедшем. На следующий день Николай отправил маму в отдел полиции забрать изъятую технику. Он говорит, что сам не хотел ехать, потому что его переполняли эмоции: "Без документов, без оснований, просто выломали дверь из зашли".

— Они отдали вещи, извинились и пообещали восстановить дверь. Месяц-два никаких вестей не было. Пообещали и забыли. В апреле мне позвонили из зеленодольского Следкома, попросили приехать. Уже на этой встрече я узнал, что кто-то от моего имени написал обращение в электронную приемную. Я понятия не имею, кто это сделал. Мои друзья сказали, что они этого не делали. Я до сих пор не знаю, кто написал. Там шла речь о проникновении в мое жилище. Следователь сказал, что мои права нарушены, сказал писать заявление, — вспоминает Николай Мишин.

Николай решил по совету следователя написать заявление на начальника отдела полиции даже несмотря на то, что первую жалобу подал не он сам, а кто-то другой от его лица. По словам Николая, следователь пообещал ему разобраться, а саму ситуацию с проникновением в жилье назвал беспределом.

СЛЕДСТВИЕ

В мае против Ильяра Галиуллина возбудили уголовное дело по ч.1 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Николай Мишин рассказывает, что расследование шло, как ему казалось, успешно. К тому моменту он уже сам хотел, чтобы начальника полиции наказали и привлекли к уголовной ответственности.

— Он [Ильяр Галиуллин] пообещал восстановить дверь. Сколько времени у него на это было. Хотя бы мог просто приехать по-человечески поговорить, извиниться за то, что залезли. Этого было достаточно, но он же этого не сделал. Он вспомнил об этом, когда я заявление написал. Потом начал говорить, что они ничего не ломали, замок изначально таким был. Мне просто хотелось, чтобы больше такой человек не был начальником отдела полиции. Сначала следователь вроде бы начал работу, а потом все затормозилось, — вспоминает Николай Мишин.

В течение расследования, по его словам, к нему неоднократно приезжали "люди просить за Галиуллина". Мишин рассказывает, среди них были полицейские, местные депутаты, жена Галиуллина и сам начальник полиции. Мишин уверяет, что записывал эти разговоры, но представить аудио редакции он не смог: "Телефон в ремонте".

— Предлагали просто не давать делу ход. Конкретные суммы не озвучивали. Просто говорили, что деньги дадут. Я понимал, что договориться хотят, поэтому я не хотел идти на контакт, — говорит Николай Мишин.

Тем не менее, в сентябре этого года дело против начальника отдела полиции "Осиново" прекратили "в связи с отсутствием в его действиях состава преступления". Следователь пришел к выводу, что силовики под руководством Ильяра Галиуллина законно проникли в дом из соображений безопасности и для предупреждения возможного преступления. Также за Галиуллиным признали право на реабилитацию от обвинений. Адвокат Мишина Булат Набиуллин намерен обжаловать постановление следователя о прекращении дела.

Вопрос — кто в самом начале написал жалобу в следственные органы. Адвокат считает, это все же сделал кто-то из друзей Мишина, находившихся в тот день в доме, но уточняет: "Я не вникал в этот вопрос". Сам Мишин от предположений отказывается.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (10)

XS
SM
MD
LG