Ссылки для упрощенного доступа

"Своим решением УИК подменила закон": как в Татарстане браковали бюллетени оппозиционных кандидатов


Юлия Файзрахманова и Гульнара Гилязова

Сюрпризы преподнёс очередной допрос свидетелей в суде по иску оппозиционного кандидата о признании результатов выборов в посёлке Октябрьский Зеленодольского района недействительными. Свидетели со стороны участковой избирательной комиссии, которые казалось бы должны были подтвердить официальную версию — что голосование прошло в строгом соответствии с законом и при большом наплыве голосующих — вместо этого наговорили такого, что позиция властей стала выглядеть ещё менее правдоподобной, а претензии оппозиционных кандидатов и независимых наблюдателей — ещё более обоснованными.

Как уже рассказывали "Idel.Реалии", кандидаты в депутаты Октябрьского сельского поселения Гульнара Гилязова и Юлия Файзрахманова подали в суд иски о признании итогов выборов недействительными, указывая на многочисленные нарушения, допущенные УИК.

Члены избиркома в буквальном смысле закрывали от наблюдателей стол с бюллетенями своими телами, мешая наблюдать за подсчётами — и, видимо, не только за ними. На десятках бюллетеней за Гилязову с Файзрахмановой внезапно обнаружились "помарки", позволившие признать голоса недействительными, а оппозиционных кандидатов — проигравшими (с бюллетенями, на которых появились помарки, Гилязова, например, по подсчетам независимых наблюдателей, изначально побеждала).

Так что допрос члена УИК Альбины Маркеловой, приглашенной в суд по ходатайству представителя участковой избирательной комиссии, производил эффект бомбы. Маркелова несколько раз подтвердила: комиссия приняла решение забраковать бюллетени, галки в которых стояли в квадратах лишь напротив одной фамилии, а остальные квадраты при этом были пусты.

Условия, при которых бюллетень признаётся недействительным, указаны в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав..." Пункт 17 статьи 68 ФЗ объясняет: "Недействительными считаются бюллетени, которые не содержат отметок в квадратах, расположенных напротив фамилий кандидатов... или в которых число отметок в указанных квадратах превышает число отметок, установленное законом" (для минувших муниципальных выборов в РТ это — две и более отметки в квадратах напротив фамилий кандидатов). При этом бюллетень откладывается в отдельную пачку для последующего принятия избиркомом решения, считать ли его недействительным, лишь "в случае возникновения сомнений в определении волеизъявления избирателя".

"ОНА СКАЗАЛА: ЭТО ДОЛЖНО БЫТЬ НАШЕ РЕШЕНИЕ"

— Знаете ли вы, какие бюллетени считаются недействительными? — уточнил у Маркеловой представитель Гилязовой Олег Осипов.

— Считается бюллетень действительным, где в одной галочке стоит. То есть, либо помарки, незначительный прочерк — считается недействительным… Если в двух квадратах галочки поставлены, плюс еще перечеркнутые бюллетени…

— А если в одном квадрате — и что-то еще?

— Это считается недействительным.

— Это вы сами решили или вы обратились к закону?

— Это же по закону так правильно?

— Ну я не знаю, я у вас спрашиваю. На основании чего вы так решили? Просто так? Или вы посмотрели закон?

— Посмотрели закон.

<...>

Позже Осипов вновь уточнил у Маркеловой:

— Помарки, из-за которых бюллетени считали недействительными, каким-то образом заходили на квадратик другого кандидата или нет? Или просто в углу где-то полоса?

— Нет, не в углу. Какие-то были в центре помарки, какие-то — ближе к квадратикам.

— Галочка за одного кандидата — и ещё [что-то]. Такие были?

— Были такие, да.

— И они считались недействительными?

— Недействительными, да.

<...>

— По помаркам решали только один раз?

— Да.

— Председатель УИК находилась в комиссии?

— Нет. Была секретарь…

— И обсуждение началось только при секретаре и заме?

— Да.

— А из ТИК кто-то был на участке?

— В этот момент уже да. Председатель Маслова (Динара Маслова, председатель ТИК Зеленодольского района — "Idel.Реалии").

— А Маслова сама наблюдала, каким образом поставлены отметки? Видела она?

— Да, потому что мы к ней обращались: "Как вы считаете…" Обращались, когда заметили помарки. И она сказала, что такие бюллетени [надо] считать недействительными.

<...>

— Если хоть немножко какая-то помарка — считались недействительными?

— Да.

— Так Маслова сказала?

— Нет, она сказала, что это наше должно быть решение. Мы единогласно приняли решение считать такие бюллетени недействительными.

— То есть, вы обратились к ней за консультацией, а она вам консультацию не дала?

— Она просто сказала, что по-правильному это считается недействительным. Но это — "как ваше решение". И мы приняли решение, что все бюллетени с помарками считать недействительными.

"КАЖДУЮ МИНУТУ ПРИХОДИЛ ЧЕЛОВЕК И ГОЛОСОВАЛ"

Корреспонденту "Idel.Реалии" Осипов рассказал о том, что он хочет объединить оба процесса по искам Файзрахмановой и Гилязовой в один, а также прокомментировал заявления Маркеловой и их возможные последствия.

— С чем связано ваше решение объединить оба процесса?

— С целью экономии процессуального времени, во-первых. А во-вторых, у нас несколько свидетелей есть, которые могут прийти только один раз. Это связано с детьми, работой и так далее.

— Маркелова в суде признаёт, что члены УИК браковали все бюллетени с помарками — даже если воля избирателя читалась чётко. Я правильно понимаю, что заявив об этом, член УИК расписалась в своей некомпетентности?

— По сути, да. Но хорошо, что она подтвердила, что есть такие бюллетени, поскольку есть опасения, что комиссия может попросту дорисовать во всех сомнительных бюллетенях — там, где явно воля выражена — нужные отметки: крестики либо галочки в остальных квадратиках. Для того, чтобы бюллетень был однозначно недействительным.

— Но теперь все чётко услышали, как свидетель со стороны УИКа об этом рассказывает…

— Ну да. Но мы на следующем заседании, по заявлению Файзрахмановой, будем представлять видео, на котором видно, что Маслова смотрит в бюллетень с отметкой, где стоит помарка в другом месте (та же ситуация, что у Гилязовой с Файзрахмановой, только голос подан за кандидата, угодного администрации — "Idel.Реалии") — и говорит, да, конечно, будем такой бюллетень считать действительным. А потом, когда доходит до второго округа Файзрахмановой, вдруг возникает вопрос, чтобы такие бюллетени считать недействительными.

— Получается, налицо еще и двойные стандарты?

— Ну да. И почему-то пересчитали только бюллетени, заполненные 13 сентября. Хотя логично было бы пересчитать все бюллетени. Вдруг там тоже есть всякие отметки? Люди же не роботы, они не могут помнить, какие отметки были на досрочном голосовании…

Досрочка в Октябрьском, насколько я помню, была примечательна тем, что наблюдатели насчитали на передвижных участках человек двести, а в УИК заявили, что проголосовали 734 избирателя?

— Они сейчас ссылаются на то, что наблюдатели не посчитали количество проголосовавших на выездном голосовании — и поэтому сумма расходится. Но если посчитать количество проголосовавших… Вот смотрите, я даже специально сейчас взял калькулятор: 734 разделить на 12 часов, получается 61 бюллетень в час. Разделить на 60 минут — получается, что каждую минуту приходил человек и голосовал. Минута и две сотых секунды получается.

Представляете, какая скорость!.. И это очень большая плотность.

И один из свидетелей — с их же стороны выступавший последним молодой человек — говорит, что у них проголосовало четыре-пять человек до двух часов, им стало скучно, и они не стали ждать до трёх часов, как было в объявлении написано, и решили уехать раньше. Если у них только человек пять до двух пришло — то, соответственно, на других участках скорость должна была быть еще выше.

— Тогда, получается, каждый избиратель вообще за несколько секунд успевал выражать свою волю?

Конечно! Там они не успевать должны были записывать. Чисто арифметически это не сходится.

— Показаний Маркеловой достаточно, чтобы поставить под сомнение итоги выборов? Ведь она по сути подтвердила претензии истиц, что подсчеты велись предвзято, с нарушениями?

Свидетельские показания — один из видов показаний. Есть еще видеозаписи. И сами материальные носители, бюллетени. В нашем случае недействительными считаются бюллетени, где в квадратах стоит более одной отметки. Или наоборот — ни одной. А в случае с сомнительными бюллетенями закон предоставляет возможность комиссии самой решать, какие бюллетени считать действительными либо нет.

Это когда требования, установленные законом вроде бы не соблюдаются — но из бюллетеня можно сделать вывод, какой была воля избирателя. Например, в одном квадратике стоит слово "да", во всех остальных — слово "нет". Вроде бы все квадратики заполнены — но о воле избирателя можно судить однозначно. Либо все квадратики пустые — но напротив фамилии кандидата стоит "Уважаемый Иван Иваныч, отдаю свой голос за вас, вы — молодец!.." И вот весь этот текст находится перед квадратиком. Формально условия не соблюдены, но у комиссии есть однозначное понимание…

— Вы приводите слишком сложные примеры. В Октябрьском, как мы услышали, всё было гораздо проще. Например, одна галочка в квадрате Гилязовой — и рядом на бюллетене какие-то помарки.

— Я привожу такие сложные примеры, чтобы показать, в каких случаях комиссия принимает решения по тому, что считать недействительным.

— То есть, в случае с бюллетенями за Гилязову с Файзрахмановой и обсуждать было нечего? И так всё очевидно?

— Конечно! Они не могут даже быть признаны сомнительными, поскольку явно читается волеизъявление. То есть, своим решением комиссия подменила закон по сути. Определила, что они будут считать недействительным, а что нет. С таким же успехом они могли принять решение считать действительными лишь бюллетени с галочкой, а те, в которых стоит крестик или другой символ — забраковывать. Комиссия вышла за пределы своих полномочий.

— Маркелова упомянула еще Маслову, когда члены УИК обратились к ней за консультацией. Мол, Маслова сказала: да, бюллетень недействительный, но вы сами там решайте. Получается, человек из вышестоящей инстанции, подсказал, какое надо принять решение?

— Да, но она имеет право присутствовать на заседании комиссий, высказывать своё мнение — но комиссия принимает решения самостоятельно. Маркелова, видимо, хотела подчеркнуть момент, что это не Маслова им сказала, как нужно, а комиссия сама приняла решение.

Но если начальство говорит: этот бюллетень по закону является недействительным — но ты сам решай, кто в нижестоящей инстанции рискнет принять какое-то иное решение?

— Согласен. Это как обычно председатель говорит: "Кто за, прошу голосовать" — и при этом поднимает руку первым и обводит всех хмурым взглядом. Всем понятно, как нужно голосовать.

— А как вы вообще оцениваете перспективы октябрьского дела? Всем прекрасно видны и административный ресурс, и определенный настрой по отношению к вам… Неужели вы думаете, что в такой ситуации итоги выборов удастся оспорить?

— Насчет определенного настроя я бы пока ничего не говорил. Суд допрашивает свидетелей, приобщает доказательства к материалам — то есть, буквально всех выслушивает и все приобщает. Не прерывает свидетелей, выступающих — хотя Гульнара Раисовна порой очень долго рассказывает… Это делает честь суду. При нормальном течении обстоятельств, при таких доказательствах и таких показаниях свидетелей суд должен по идее отменить результаты выборов. Но поскольку мы говорим про суд в Татарстане и это политическое дело, решение может каким угодно.

Очередное заседание по иску Юлии Файзрахмановой должно состояться в четверг, 5 ноября. Возможно, уже на нём суд примет решение объединить оба процесса.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (26)

XS
SM
MD
LG