Ссылки для упрощенного доступа

"Нам сказали: "Вы здесь никто! Покупайте противогазы и живите"


Жители деревень Ташла и Мендим в Гафурийском районе Башкортостана потребовали на сельском сходе приостановить работы на карьерах по добыче щебня до проведения проверок законности их деятельности контрольными и надзорными органами. Сход, в котором приняло участие около 150 человек, в том числе – местные жители и экоактивисты из других городов и районов республики, прошел в затерявшейся между гор маленькой деревушке Мендим.

Протест жителей деревень Ташла и Мендим против разработки двух карьеров, расположенных вблизи их домов, длится уже без малого десятилетие. В карьерах, которые принадлежат зарегистрированным во Владимирской области компаниям ООО “Карьер Ташла” и ООО “Авалон”, добываются щебень и доломит. Добыча производится взрывным способом, от чего страдают жилища сельчан. Кроме того, как заявляют местные жители, отходами производства загрязняются водоемы, которые находятся в курортной зоне и снабжают питьевой водой деревни.

Деревня Мендим
Деревня Мендим

Нынешней осенью к борьбе местных жителей подключились активисты недавно созданной общественной организации “Зеленый щит Башкортостана - Куштау”,совершившие несколько экологических рейдов в Гафурийский район. На 29 ноября была подана заявка на сход граждан, на котором намеревались выразить протест против наносимого разработкой карьеров вреда окружающей среде и бездействия властей. Однако, администрация Гафурийского района отказалась согласовать мероприятие, сославшись на указ главы республики, запрещающий, в связи с эпидемией коронавируса, проведение публичных мероприятий с участием более 30 человек.

Глава райадминистрации Фанзиль Чингизов был вынужден извиниться за слова своего заместителя


25 ноября в Мендиме прошло собрание, на котором заместитель главы администрации района Рамиль Ахметов заявил, что “если эти ребята (активисты “Зеленого щита”. – I.Р.) приедут сюда, то ничем хорошим это не закончится”. “Эти люди агрессивно настроены против власти… Если они приедут, то мирное село Мендим превратится в место боевых действий”, — попытался запугать сельчан чиновник. После таких заявлений, подкреплявшихся слухами о том, что в Гафуйрийский район будет вызван отряд ОМОНа, в райцентр Красноусольск приехала делегация “Зеленого щита” и других экоактивистов. На встрече с ними глава райадминистрации Фанзиль Чингизов был вынужден извиниться за слова своего заместителя и пообещал, что безопасность схода будет обеспечена.

“В НАШИХ СЕЛАХ ОСТАЛИСЬ ПОЧТИ ОДНИ СТАРИКИ”

Гафурийский район нередко называют сердцем Башкортостана. Расположенный в самом центре республики, он большей частью покрыт горами с широколиственными и березово-осиновыми лесами. Получивший всероссийскую известность санаторий “Красноусольск”, природный парк “Зилим” и другие природные памятники ежегодно привлекают в район многих туристов, особенно, в летнее время, делая туриндустрию весьма заметной в экономической составляющей этой территории.

Покосившийся пристрой к избе в Мендиме
Покосившийся пристрой к избе в Мендиме

С апреля 2020 года в районе существенно вырос уровень регистрируемой безработицы, Если в 2019 году и в начале 2020 года, до начала эпидемии коронавируса он составлял 1%, то к ноябрю нынешнего года этот показатель достиг цифры в 5,18%.

Один из самых заметных местных активистов, житель деревни Ташла Александр Сорокотяга называет мелкие поселения в районе вымирающими из-за плохого состояния социальной инфраструктуры и почти полного отсутствия работы. Количество населения в них неуклонно сокращается — люди разъезжаются в поисках заработков и лучших мест для проживания.

В деревне Ташла, где находится сельсовет, сейчас проживает, по оценке Сорокотяги, около 300 человек, в Мендиме – около 70. В 2010 году, согласно данным Всероссийской переписи, в Ташле было 507 жителей, в Мендиме – 204. Работы для местных жителей почти нет.

Мужики также мотаются по северам, либо нанимаются на крупные федеральные стройки — ездили строить сооружения в Сочи, сооружать Крымский мост


— В Мендиме раньше был леспромхоз, он развалился. Сейчас там никакой работы нет — только в школе, на почте и в медпункте. Народ, в основном, ездит на Север, по вахтам. Кто хоть немного денег скопил, кто помоложе, тот переехал жить в райцентр, в Красноусольск. Одни пожилые, старики в деревне остались. В Ташле примерно та же картина. Был лесхоз раньше, было подсобное хозяйство от “Башнефти”, теперь их нет. Школу-десятилетку превратили в восьмилетнюю. Мужики также мотаются по северам, либо нанимаются на крупные федеральные стройки — ездили строить сооружения в Сочи (к зимней Олимпиаде 2014 года. – I.Р.), сооружать Крымский мост. Фермеров практически нет, хотя у некоторых по многу скотины. Один человек собирается вскоре открыть в Ташле цех по переработке мяса — вот и все наше фермерство, — рассказывает активист.

Сам Сорокотяга, будучи пенсионером, держит во дворе своего дома пасеку. Его дом находится прямо на соединении двух дорог, по которым едут большегрузы с обоих карьеров.

— Пыль, гарь, грохот – это у нас постоянно. Машину возле дома оставишь, к вечеру на стеклах уже такой слой пыли и грязи, что можно рисунки пальцем рисовать. Пчелы наши и так в последние годы страдают разными болезнями, а пылища все это еще больше усугубляет. Раньше, лет десять назад у меня было на пасеке до 70 пчелосемей, а теперь каждый год приходится докупать по 15-20 семей. Потому что от всего этого пчелы слабнут и гибнут постоянно, — говорит Сорокотяга.

“У НАС — РАЙ, ДА ТОЛЬКО В “ОБРАТНУЮ” СТОРОНУ”

На сход в Мендиме собралось около 150 человек, включая местных жителей и экоактивистов из других городов и районов республики. Выступавшие отмечали, что карьер близ деревни Ташла ведет работы в горно-санитарной зоне охраны известного бальнеологического курорта “Красноусольск”. Отходы добычи щебня, по словам местных жителей, сбрасываются прямо в реку Усолка, в которой водится несколько видов рыб, занесенных в Красные книги России и Башкортостана. Нерестовыми также являются речки Акыр и Мендим, которые тоже нередко загрязняются в результате работы карьеров.

— Карьер ООО “Авалон” действует в зоне горно-санитарной охраны курорта “Красноусольск”; в эту зону также входят деревня Ташла и река Усолка. В ней есть ограничения на размещение промышленных и сельскохозяйственных организаций, на осуществление хозяйственной деятельности, сопровождающейся загрязнением окружающей среды, природно-лечебных ресурсов. А карьер Ташла находится в восьми километрах выше по течению Усолки от Красноусольска. В результате же вот этих взрывов соленые источники на курорте периодически приходится закрывать. К тому же, с отвалов на карьерах тоже все стекает в реку загрязняя ее. Таким образом, существование самого курорта ставится под угрозу — сказал уроженец деревни Ташла, председатель независимого профсоюза работников ремонтно-строительных организаций и жилищно-коммунального хозяйства РБ Евгений Сорокотяга.

Евгений Сорокотяга
Евгений Сорокотяга

Активист упомянул, что из Ташлинской школы во время взрывов несколько раз приходилось эвакуировать детей из-за угрозы обрушения здания. Он также отметил, что, по его мнению, лицензии на осуществление деятельности карьеров выданы с нарушениями.

— Оба эти карьера платят минимальное количество налогов в бюджет республики, а ущерб от их деятельности огромен, — завершил свое выступление Сорокотяга.

Выступившие местные жители один за другим делились впечатлениями от характера производства работ на карьерах и их последствий.

— В ноябре был мощный взрыв, дома тряслись. У меня есть скважина, вода в ней пропала. У соседа — то же самое. Дороги из-за большегрузов все никуда не годные. Туристы со всей России приезжают на сплавы, удивляются – вы, говорят, как в первобытном веке живете, — рассказал житель Мендима Риф Асылбаков.

— Во время взрывов у них нет никакого оцепления, Туда может скотина зайти, туда могут дети пойти. Перед началом работ они не подают никаких звуковых сигналов, все происходит неожиданно, пугая людей, — добавил еще один житель Мендима Зиннур Янмурзин.

— Карьер у нас работает очень интенсивно. Временами вывозят камень целыми сутками, не соблюдая никаких норм. Вокруг карьера все загрязнили, дорогу на пастбища всю завалили камнями – ни пройти, не проехать. В деревне — пыль, гарь от дробилок и проезжающих грузовиков. У нас же дети, внуки приезжают на лето, чтобы отдохнуть, подышать свежим горным, лесным воздухом. А что получается?.. В официальных газетах пишут, что наш район — это рай. Да, у нас – рай, только в “обратную” сторону, — посетовал активист из Ташлы Леонид Федоров.

Активист добавил, что на все жалобы местных жителей дирекция карьеров не обращает внимания.

-— Нам еще много лет назад сказали: “Вы здесь никто! Покупайте противогазы и живите”. Это вот их слова, — рассказал Федоров.

— Я сделал расчет — они с ташлинской горы вывезли где-то 10 процентов доломита. Остальное – известняк. Вывезли более шести миллионов тонн. Стоимость тонны – примерно 350 рублей. Вот, посчитайте, сколько они за десять лет вывезли прибыли только с карьера Ташла. Это первое. Второе – я видел, как Роспотребнадзор проводил проверку по жалобам на запыление. Дробилки включают, но меряют не с той стороны, куда дует ветер — и у них получается, что все “чисто”! И, наконец, про взрывы — по промышленным расчетам при правильной подготовке взрыва тряски в домах не должно быть. Значит, они полностью нарушают технологию добычи, - поделился своими наблюдениями горный инженер Алексей Федотов.

Пришедший на сход глава сельского поселения "Ташлинский сельсовет" Ильяс Хасанов заявил, что в декабре, при производстве очередного взрыва его мощность и последствия для строений проверят привлеченные специалисты. О словам чиновника, он также предупредил руководство карьеров о необходимости обязательного оповещения населения перед началом взрывных работ.

Глава сельского поселения Ташлинский сельсовет Ильяс Хасанов
Глава сельского поселения Ташлинский сельсовет Ильяс Хасанов

— Поймите, я как глава должен выслушивать обе стороны. Есть противники карьеров, но есть и работающие там жители, ташлинские ребята — от них поступило заявление, чтобы карьер не закрывали. Они не должны остаться без работы. Зарплата у них хорошая, — добавил глава поселения.

— Если закроются из-за загрязнения красноусольские курорты, то там работу потеряют более восьмисот человек, — тут же возразили главе местные активисты.

— Удовлетворяя желания одних [о сохранении их рабочих мест], нельзя нарушать права других граждан! И — я не понимаю, почему только сейчас начались какие-то действия? За десять лет все это можно было сделать. Сейчас, получается, нужен особый контроль за действиями чиновников, чтобы не затянулось все это еще на десять лет. Сделайте отдельную дорогу с карьера – уже один вопрос решится. По взрывам, по рабочим местам — всегда можно найти компромиссы. Люди не против экономики, карьер может работать, но должны соблюдаться все прописанные в законах нормы и требования к таким предприятиям, соблюдаться права граждан на благоприятную окружающую среду, — заявил председатель организации “Зеленый щит Башкортостана - Куштау” Рамис Теляпкулов.

В принятой на сходе резолюции собравшиеся потребовали приостановить работу карьера ООО “Авалон” до “выяснения законности его деятельности”. В отношении карьера близ деревни Ташла участники требуют закрыть его и рекультивировать, так как он “ведет деятельность в горно-санитарной зоне курорта “Красноусольский”. Чтобы прекратить запыление населенных пунктов собравшиеся в очередной раз предложили прекратить движение большегрузных автомобилей через деревню Ташла, для чего построить объездную дорогу. Рассмотреть эти вопросы экозащитники предложили в рабочей группе, которая должна быть сформирована из жителей деревень Ташла и Мендим, представителей администрации Гафурийского района, дирекций карьеров и активистов организации “Зеленый щит Башкортостана – Куштау”. Рабочая группа, по мнению участников схода, также должна будет решить вопрос о прекращении взрывных работ на карьере близ деревни Мендим, либо минимизации силы взрывов во избежание нанесения повреждений домам и постройкам местных жителей.

Сход, на котором присутствовало не менее трех десятков сотрудников полиции, прошел без инцидентов. Ближе к концу мероприятия полицейские неожиданно заявили, что оно “начинает принимать формы митинга” и потребовали его прекратить. Однако, собравшиеся указали, что у них отсутствуют плакаты, звукоусиливающие средства и другая атрибутика, присущая митингам, и продолжили мероприятие.

Резолюция, как заявили организаторы, будет направлена в администрацию Гафурийского района, дирекции карьеров и в природоохранные государственные органы.

“ОТ ВЗРЫВОВ ВСЯ ДЕРЕВНЯ ДРЕБЕЗЖИТ”

После схода некоторые жители Мендима согласились показать журналистам последствия от взрывных работ для их домов.

Как новый взрыв, так сразу новая трещина. А как в деревне быть без печи, если она осыпется? Газа у нас в деревне нет.


Хозяйка одного из домов, Танзиля Иргашева показывает треснувшую с нескольких сторон печь.

— Как новый взрыв, так сразу новая трещина. А как в деревне быть без печи, если она осыпется? Газа у нас в деревне нет. Вообще, эти взрывы — у нас уже даже собака боится их, не говоря уж о людях, - говорит пенсионерка.

Хозяйка еще одного дома, представившаяся как Зиля, коротко сообщает, что ей каждую весну приходится укреплять фундамент после взрывов. Активисты “Зеленого щита” показывают на выпирающий в фундаменте дома ряд чурбаков.

Треснувшая печь в доме пенсионеров Иргашевых
Треснувшая печь в доме пенсионеров Иргашевых

— Вот эти чурбаки — своего рода фундамент этого дома. Как начались взрывы, чурбаки стали вылезать все больше и больше. Вот, сейчас уже на 15 сантиметров вылезли. Их регулярно подмазывают глиной, пытаются сделать усиление… Но чем дальше, тем больше дом лишается фундамента. И в какой момент чурбак окончательно вылезет — непонятно. Выход, в принципе, есть — можно домкратом поднять и сделать нормальный фундамент, но это же не по силам деревенским жителям. И почему они должны это делать, когда виновник известен? — говорит активист Вадим Искандаров.

— Нас никогда не предупреждают о взрывах, — говорит еще один житель Мендима, Фанур, — И не предупреждали раньше, народ никогда не спрашивали. А от взрывов вся деревня дребезжит.

Фанур показывает покосившийся, съезжающий от взрывов пристрой к дому своего отца, который пришлось подпереть бревнами. Говорит, что от взрывов также ушел [поменял место расположения] родник, где отец брал воду. Вода с известью, приходится дать ей сперва отстояться, прежде чем пить.

— Таких пострадавших домов у нас несколько в двух деревнях, — говорит Александр Сорокотяга. — В Ташле точно такая же история — у одного односельчанина дом после очередного взрыва съехал с фундамента. У меня у самого фундамент выползал, но я его укрепил. У меня были такие возможности, но есть ли они у других? И если их дома развалятся, то куда люди пойдут, где они будут жить?

Александр Сорокотяга
Александр Сорокотяга

В резолюции участники схода потребовали, чтобы владельцам пострадавших от взрывов строений была выплачена компенсация за нанесенный ущерб.

“У НАС ВСЁ ЗАКОННО, ВСЁ ПРЕКРАСНО!”

Один из учредителей ООО “Карьер Ташла” Александр Курбатов, которого местные жители называют главным руководителем всех работ на обоих предприятиях,встретился с журналистами и некоторыми активистами на въезде в карьер. Подъезд к шлагбауму был перегорожен большим грейдером – очевидно, дирекция опасалась, что экоактивисты попробуют после схода пройти на территорию предприятия. Пустить журналистов к карьеру Курбатов отказался; все претензии к деятельности предприятия он напропалую отрицал.

Александр Курбатов
Александр Курбатов

— Карьер Ташла существует с 1952 года. И то, что я в 2008 году, после банкротства стекольного завода привел сюда человека, пусть из Владимира, но который сразу вложил [в дело] 70 миллионов рублей, — разве это плохо? Все здешние предприятия — “Салаватстекло”, “Русджам” — отказались вкладываться. А работают здесь все местные, — их чуть больше 30 человек на обоих карьерах, плюс водители, — и сам я тоже местный, из Красноусольска. Все налоги платятся здесь, поскольку здесь и зарегистрировано обособленное подразделение предприятия — сам карьер.

Предприниматель заявил, что все проверки подтвердили законность деятельности карьеров

— Ростехнадзор приезжал с двумя проверками в прошлом году - все прекрасно! Дорогу от пыли мы поливаем – инструментальная проверка Роспотребнадзора подтвердила, что пыли здесь нет. Вообще, прошла масса проверок, самая крутая была из Генпрокуратуры России. Если бы у нас было что-то, нас бы давно закрыли, —- сказал Курбатов.

Вопрос о последствиях взрывов для домов местных жителей привел Курбатова в особое возбуждение.

— Вы считаете, эти дома покосились от взрывных работ? Вот цифры из техпроекта разработки месторождения: проектный объем взрыва – 25 300 кубометров. Мы взрываем максимум 12 000 кубометров. При объеме 25 000 воздействие сейсмической волны [наблюдается] от эпицентра взрыва в радиусе 100 метров, ударно-воздушной волны – в радиусе 50 метров. Разлет кусков — максимум на 250 метров. Это все находится в границах нашего горного отвода. Я предлагал жителям — наймите компанию, поставьте сейсмодатчики, мы произведем взрыв и посмотрим, какие последствия, — сказал предприниматель.

По словам Курбатова, в 2020 году на карьере около деревни Мендим было произведено четыре взрыва, на карьере Ташла – два взрыва. Каждый раз перед началом работ, как заявил предприниматель, он относят оповещение о взрывах в местный сельсовет.

Между тем, простой мониторинг, к примеру, по ФГИС “Единый реестр проверок” Генпрокуратуры РФ указывает на различные нарушения в деятельности карьеров, зафиксированные в разное время контролирующими органами.

Так, внеплановая проверка карьера близ деревни Мендим, проведенная в конце декабря 2018 года – начале 2019 года, отметила, что “процесс дробления и сортировки доломита на дробильно-сортировочном комплексе сопровождается выделениеv пыли в окружающую среду”. Проверяющие также установили, что “эквивалентный уровень звука во время проезда грузового автотранспорта превышает нормативные величины”. При проверке документации инспекция выяснила, что для карьера и дробильно-сортировочного комплекса не разработан проект ориентировочного размера санитарно-защитной зоны; в зоне влияния выбросов этих объектов не проводятся лабораторные исследования загрязнения атмосферного воздуха, а также не установлены предельно-допустимые выбросы загрязняющих веществ в атмосферу.

В отношении карьера близ деревни Ташла проверка, проведенная в декабре 2018 года, установила, что дирекцией также не разработан проект ориентировочного размера санитарно-защитной зоны с расчетами ожидаемого загрязнения атмосферного воздуха и также в зоне влияния выбросов с карьера не проводятся лабораторные исследования загрязнения атмосферного воздуха.

В ответ на требование Александра Курбатова “показать [ему] документы”, экоактивисты опубликовали ответ республиканского министерства природопользования и экологии, в котором сообщается, что в начале ноября нынешнего года при отборе проб поверхностной воды в реке Усолка, в месте попадания сбросных вод с карьера Ташла было обнаружено превышение содержания нефтепродуктов в полтора раза. Министерство констатировало, что “указанное является нарушением природоохранного законодательства” и сообщило, что обращение граждан было перенаправлено в региональное управление Росприроднадзора.

— Я с ними веду неравную борьбу с 2009 года. Все ответы на мои обращения — из минпрроды минэкологии, правительства, прокуратуры — были одинаковы: мол, все у них законно, все лицензии в порядке. Надеюсь, что хоть теперь, после схода и после каких-то договоренностей с администрацией что-то начнет меняться, — говорит Александр Сорокотяга.

P.S. После схода глава администрации Гафурийского района Фанзиль Чингизов сообщил, чтодо 10 декабря текущего года совместно с активистами будет создана рабочая группа по деятельности карьера ООО "Авалон”. С самим предприятием администрация намерена “заключить социальный контракт о поддержке соцучреждений Ташлинского сельсовета и оказания им помощи”. А в деревне Мендим со среды началась отсыпка дорожного полотна гравийным щебнем. “По мнению местных жителей польза от этого (несмотря на укладку прямо на снег) всё-таки есть, грейдирование + отсыпка дадут нормальный результат. Повторить грейдирование весной и можно ездить сезон”, - пишут активисты “Зеленого щита Башкортостана”.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG