Ссылки для упрощенного доступа

Татарстанка оказалась под арестом в Аргентине — Россия расследует дело о спонсировании террористов 


Юлия Гильфанова

В сентябре 2019 года уроженка Нижнекамска Юлия Гильфанова бежала с двумя детьми из Египта в Аргентину. Она была на четвертом месяце беременности. В Египте остались ее муж и старший сын. Она выбрала Аргентину в надежде найти там защиту от преследования российскими властями по обвинению в спонсировании терроризма. Юлия Гильфанова связалась с редакцией "Idel.Реалии" и рассказала, каким образом стала фигуранткой террористического дела.

История, в которой против Юлии Гильфановой возбудили уголовное дело началась в 2013 году. Почти за восемь лет до этого — в 2005 году — она вышла замуж в Нижнекамске, родила дочку, приняла ислам вместе с мужем.

— Ислам приняла после рождения старшей дочери. Мы вместе с мужем решили это сделать. Было такое время, когда про ислам везде рассказывали, звали в мечети. Он был татарином, я татарка. Ходили с ним на уроки в центральную мечеть в Нижнекамске, — вспоминает Гильфанова.

Отношения с мужем после рождения ребенка быстро испортились. Вскоре она узнала, что у него появилась другая женщина. Ислам не запрещает многоженство при условии, если мужчина может содержать и уделять равное внимание всем семьям. Но Юлия не смогла так жить и попросила развод.

Он предлагал, звал, но я не соглашалась. Мне это не нравилось.

Она решила воспитывать дочь одна — другого выбора не было. Через два года — в 2008-ом — подруга Юлии познакомила ее с другом мужа — Ильдаром. Он тоже исповедовал ислам, ходил в мечеть. Отношения между ними завязались быстро. Через несколько месяцев пара поженилась — прочитали никах. Вскоре родился сын.

Юлия занималась домом, растила детей, а Ильдар — зарабатывал на жизнь ремонтом помещений. В 2013 году он впервые заговорил о Сирии. Он рассказывал ей, что хочет поехать "помогать братьям-мусульманам".

— Я с ним даже не говорила на эту тему, я с детьми туда и не собиралась ехать. Он предлагал, звал, но я не соглашалась. Мне это не нравилось. Он решил поехать с братом и друзьями. Я осталась в Нижнекамске с двумя детьми, — рассказывает собеседница "Idel.Реалии".

В начале Ильдар уехал на несколько месяцев, вернулся уже в 2014-ом. Буквально сразу, как говорит Юлия, его начали вызывать на многочасовые допросы. Через несколько недель Ильдар сказал ей, что лучшим решением будет ему снова уехать. Юлия не стала препятствовать. В то время силовики вызывали на допросы уже и ее. Она боялась, что из-за мужа могут угрожать и ей. Тогда она решила уехать подальше от дома. Она выбрала Турцию — у ее семьи была квартира в Анталии.

Тогда мусульман не сажали в таких масштабах, как сейчас, не вносили в списке террористов

Юлия не общалась с Ильдаром несколько месяцев, когда он позвонил ей в октябре 2014-го. Ильдар, по ее словам, сказал, что ему нужно вернуть долг в России и попросил ее перевести деньги со своей карты. Он предупредил, что сейчас ей на счет поступит сумма, которую в полном объеме нужно будет отправить на другую карту и прислал номер.

— Он просто попросил перевести деньги. Тем более это были его деньги. У меня даже мысли не было, с чем это может быть связано. Всегда все переводят с карты на карту и не задумываются. Я только сейчас понимаю, почему тот, кто мне перевел, не мог сразу отправить деньги на другую карту. Тогда мусульман не сажали в таких масштабах, как сейчас, не вносили в списки террористов, поэтому и у меня самого не возникало вопросов к таким просьбам, — говорит она.

После этого муж не звонил ей несколько недель. Юлия решила развестись — попросила в мечети аннулировать их никах. Она прожила одна с детьми в Анталии до лета 2015 года. Мама Юлии часто звонила ей, говорила, что скучает, просила вернуться домой. Девушка вспоминает, что после ее отъезда участковый и местные сотрудники ФСБ (так они представлялись, по ее словам) ходили по ее друзьям, узнавали, где она и как. Юлия говорит, что просила давать им свой адрес и номер телефона на всякий случай. К лету 2015 года ее друзей уже несколько месяцев никто не беспокоил. Она решила, что ситуация с бывшим мужем осталась в прошлом и купила билеты домой.

— Я вернулась в Нижнекамск в июне 2015 года. Месяц мы жили спокойно, никто меня не трогал. На второй месяц начали звонить и вызывать на допросы. Сначала вызвали к себе на устный допрос. Я говорила с ними часа три. Через несколько дней снова вызвали, начали допрашивать письменно, фиксировали ответы на компьютере. Я там была часов пять. После этого я купила билеты и улетела обратно. Это был август, — вспоминает Юлия.

К моим друзьям где-то раз в три-четыре месяца продолжали ходить сотрудники ФСБ, спрашивать про меня

На тот момент она уже несколько месяцев переписывалась с мужчиной из Египта. Они нашли друг друга на сайте знакомств для мусульман. Юлия рассказала ему, как переживала последние годы, как снова пришлось уехать из России в Турцию. Он предложил забрать ее и детей в Каир. Юлия согласилась.

— Я поступила учиться в университет Аль-Азхар, родила ребенка. Мы спокойно жили несколько лет, пока в марте 2019 года мне не пришло сообщение от Сбербанка о блокировке моих счетов. Я испугалась. К моим друзьям где-то раз в три-четыре месяца продолжали ходить сотрудники ФСБ, спрашивать про меня, они давали мои телефоны, говорили, что я уже вышла замуж, давно забыла бывшего мужа, — рассказывает Гильфанова.

В апреле 2019 года с ней связался следователь. Он сообщил о возбуждении против нее дела о спонсировании террористов по ч.1 ст.205.1 УК РФ. В основу обвинения легли выписки о банковских переводах и показания свидетелей.

Так, первый перевод, который вменили Юлии Гильфановой датируется октябрем 2014 года. Она рассказывала, что тогда бывший муж попросил отправить деньги, которые поступят ей на счёт, на другую карту для погашения его долга. Тогда она перевела 59 700 рублей.

В постановлении о привлечении Юлии Гильфановой в качестве обвиняемой говорится, что эти деньги поступили на счет участника запрещенной террористической организации "Исламское государство" Авала Сулейманова. Юлия Гильфанова утверждает, что не знакома с ним и переводила деньги по просьбе мужа.

Студенты переводили ему 100 долларов или отправляли рублями, а он отдавал наличкой в местной валюте. У него курс был выгоднее

Следующие переводы уже не связаны с ее бывшим супругом. Речь о транзакциях, которые она совершала, будучи в Египте с 2016 по 2017 год. Общая сумма таких переводов составила 31 744 рубля. С карты Юлии Гильфановой в течение года по пять-семь тысяч получали некие Камилла Юнусалиева, Хафиза, Дильбар и Парвиз Ахмедовы.

"Полученные Ахмедовым П.Г. от Гильфановой Ю.Г. денежные средства в размере 31 744 рубля были перечислены лицам, внесенным в перечень физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской и террористической деятельности", — говорится в постановлении привлечении Юлии Гильфановой в качестве обвиняемой.

Она отрицает знакомство со всеми, кроме Парвиза Ахмедова. С ним Юлия познакомилась в Каире.

— В Египте Парвиза называли Ахмад. Он занимался обменом валюты. Например, студенты переводили ему 100 долларов или отправляли рублями, а он отдавал наличкой в местной валюте. У него курс был выгоднее. Там вообще все так делали и делают до сих пор. В обход банков. Все студенты его там знали. Еще в мессенджерах есть группы купли-продажи валюты между студентами. Он там периодически давал объявления о своих услугах. Мне отправляла мама, я пересылала ему, а он отдавал мне местными деньгами, — говорит Юлия.

Ранее некий Парвиз Ахмедов упоминался в похожем ключе в уголовном деле против московского врача-диагноста Алихана Аджаматова. По версии следствия, в 2015 году врач из Москвы перевел 85 тысяч 100 рублей Парвизу Ахмедову на финансирование запрещенной в России террористической организации "Исламское государство".

Там с россиянами тоже не церемонятся. Постоянно устраивают облавы и сразу же депортируют

Родные и адвокаты Алихана Аджаматова рассказывали журналистам "МБХ Медиа" и TRT, что он занимался продажей лекарств от гепатита из Египта. Ахмедов их поставлял. Адвокат врача признает, что его подзащитный действовал без лицензии, но при этом все препараты были сертифицированы в России и продавались в аптеках в несколько раз дороже. Защита отрицает вероятность спонсирования террористов. Сейчас и Алихан Аджаматов, и Парвиз Ахмедов находятся под следствием.

Юлии Гильфановой предъявили обвинения в спонсировании терроризма в марте 2020 года. В июле ее объявили в федеральный розыск. В августе — в международный розыск. В ноябре — заочно арестовали.

Она говорит, что это второе дело, возбужденное из-за переводов на карты Парвиза Ахмедова. Первое дело, по словам Юлии, возбудили в 2019 году из-за перевода на карту по просьбе ее бывшего мужа. Так говорил ей следователь из Татарстана, вспоминает она.

— Когда из России меня снова начали доставать в 2019 году, я решила уехать из Египта. Там с россиянами тоже не церемонятся. Постоянно устраивают облавы и сразу же депортируют, не пытаются сами ничего выяснить. Я тогда была беременной и не могла оставаться в такой ситуации. Прекратила свое обучение. У нас не было возможности всем вместе сразу переехать. Мы решили, что я заберу двоих детей, а старший сын останется с мужем. Это было в сентябре 2019. Они должны были приехать вскоре, когда муж немного поднакопит, но тут началась пандемия, все границы закрылись. Они остались там, а я тут. Потом появилось и второе дело, — рассказывает Юлия и плачет в трубку.

Никогда не могла подумать, что со мной такое произойдет

Она говорит, что по прибытии в Буэнос-Айрес подала документы на признание ее беженкой, указав в заявлении, что против нее в России возбуждены уголовные дела по террористической статье.

В 2020 году Россия направил в Аргентину документы об экстрадиции Юлии Гильфановой. В декабре местные власти до выяснения всех обстоятельств посадили ее под домашний арест и предоставили бесплатного адвоката. Только через него Юлия получила материалы дела. Из них же она узнала, что против ее бывшего супруга Ильдара возбуждено дело по ч.2 ст.208 УК РФ (участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства).

— Из-за преследования меня сотрудниками ФСБ, я не смогла поехать в Россию, когда очень сильно заболела моя мама с середины 2016 по май 2017 года. Она умерла впоследствии. Маме я о преследовании не говорила, боялась что она еще сильнее заболеет. Сейчас они хотят посадить меня в тюрьму по вымышленным преступлениям. Мне пришлось оставить ребенка из-за этого. Я просто в шоке от происходящего. Никогда не могла подумать, что со мной такое произойдет, — говорит Гильфанова.

Сейчас она ждет собеседования на получение статуса беженца. На этом этапе Аргентина не выдает ее с детьми российским властям.

"Idel.Реалии" связались с одной из девушек, которая дала обвинительные показания против Юлии Гильфановой. По крайней мере, так говорится в документах следствия, которые сама Юлия передала редакции. Девушка попросила не публиковать ее имя из соображений безопасности.

— Мы давно знакомы с Юлей. Она ответственная, порядочная. Вообще ни одного слова против Юли я сказать не могла. Это не правда, что дала я обвинительные показания против нее — сообщила она.

Девушка уточнила, что к ней приходили следователи и задавали вопросы о местонахождении, нынешней работе Юлии. По ее словам, она не знает, что из сказанного ею могло быть интерпретировано как обвинение.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG