Ссылки для упрощенного доступа

"Очень печально, что невинные люди могут вот так просто пострадать, непонятно за что"


Мария Романова просидела около 13 часов в автозаке. Это фото она отправляла родителям, когда ей позволили воспользоваться телефоном.

Сегодня, 29 апреля, Вахитовский райсуд Казани повторно рассмотрел дело об участии двух жителей Подмосковья в январском митинге в Казани. Пара приехала в отпуск, но их во время прогулки приняли за протестующих, задержали и оштрафовали. Полицейских и суд тогда не смутили фотографии достопримечательностей и банковские транзакции, которые пара проводила в другой части центра города во время митинга. Внимание на это обратили лишь во время апелляции.

Иракли Жигулин и его девушка Мария Романова 22 января этого года приехали в отпуск из Московской области в Казань. Они заранее продумали маршрут мини-тура по Татарстану, забронировали отели и билеты.

— 23 числа они гуляли по городу. Они шли по Кремлевской в сторону кремля и увидели толпу людей. В какой-то момент к ним подошли сотрудники полиции, схватили, посадили в автобус, привезли в отдел полиции. Только там они узнали, что, оказывается, были участниками какого-то митинга, — рассказывает адвокат Лаврентий Сичинава.

Иракли и Мария обратились к нему за помощью, когда уже вернулись из так называемого отпуска домой. Адвокат говорит, что когда впервые услышал рассказ Иракли о тех событиях, даже не поверил ему.

Днем 23 января пара вышла из отеля и направилась на прогулку в центр города. В 14:00, когда сторонники оппозиционного политика Алексея Навального собрались на улице Баумана, Иракли и Мария были на Петербургской. В 14:03 они фотографировались напротив кукольного театра. Оттуда пара двинулась в сторону Татарской слободы. Там Иракли и Мария зашли пообедать в кафе, где в 14:37 расплатились картой Сбербанка. В это время на Баумана уже начались задержания.

Иракли Жигулин рядом с Петропавловском собором в Казани
Иракли Жигулин рядом с Петропавловском собором в Казани

Пообедав, пара решила дойти до Казанского кремля. В 15:29 они проходили мимо Петропавловского собора и также сделали несколько фотографий. После Иракли и Мария направились в сторону улицы Кремлевская. Там они заметили толпу людей. Буквально через несколько минут к ним подошли полицейские — Иракли скрутили руки и потащили в автобус, Марию повели за ним.

Позже в отделе полиции "Вишневский", составляя протокол, полицейский указал, что Иракли и Мария в 14:00 находились на улице Баумана среди участников несанкционированного митинга и своими действиями симпатизировали участникам мероприятия. Молодые люди пытались объяснить, что оказались в отделе по ошибке, не могут ведь всех проходящих мимо задерживать, но никакого эффекта их аргументы не возымели.

Я еще в три часа ночи просил вызвать скорую, но сотрудник отказал, ссылаясь на то, что нас скоро выпустят

В отделе Иракли с другими мужчинами завели в клетку, а Марию и задержанных девушек оставили в коридоре. Иракли почувствовал боль в спине — у него инвалидность третьей группы из-за заболевания опорно-двигательной системы. Около 17:30 он вызвал скорую со своего телефона. К тому моменту у них еще не изъяли личные вещи.

— Когда скорая приехала, меня выпустили из этой камеры, отвели в какой-то закуток. Врач сказал показать, где болит, попросил поднять кофту и методом постукивания выявил, что никаких болевых синдромов нет. У меня есть полная видеозапись, как он проводит осмотр без перчаток, в каком помещении, как общается со мной. По итогам осмотра он попросил расписаться в незаполненных документах. Я сказал: "Вы заполните сначала, потом я распишусь". Он ответил: "Нет, вы расписывайтесь, потом я сам заполню". В итоге я отказался расписываться, а он отказался оказать помощь и уехал, — рассказывает Иракли Жигулин.

Его оставили на ночь в отделе полиции. После того, как личные вещи забрали, он еще несколько раз просил полицейских вызвать ему скорую. Вторая бригада приехала после полуночи.

— Раза четыре я просил, а скорая приехала только примерно в половину первого ночи. Получается, это было уже 24 января. Врач меня осмотрел, дал обезболивающие таблетки. Он сразу предупредил, что их хватит на чаc-два максимум. Потом я еще в три часа ночи просил вызвать скорую, но сотрудник отказал, ссылаясь на то, что нас скоро выпустят. По факту выпустили только в 12 дня, — говорит Иракли Жигулин.

Марию, в отличие от него, повезли в Изолятор временного содержания (ИВС). По ее словам, около полуночи ее и еще трех задержанных девушек посадили в микроавтобус и надели наручники. Им сказали, по словам Марии, что ночью в ИВС якобы пройдет суд. Когда автомобиль подъехал к зданию изолятора, там уже скопилась очередь из других машин с задержанными.

Мария Романова у театра кукол в Казани
Мария Романова у театра кукол в Казани

— Мы встали в очередь и простояли так всю ночь. Выйти в туалет невозможно было, наручники тоже не снимали. Мы заехали на территорию ИВС только в час дня. То есть, с 12 ночи до часу дня мы провели в "Газели", не ели, не пили. Мы просили снять наручники, но нам говорили, что не положено, хотя на четверых задержанных было четыре полицейских, — рассказывает Мария Романова.

Она пробыла в ИВС сутки — до 25 января. После — ее отвезли в отдел полиции "Япеево" на онлайн-суд, но он не состоялся. Девушке вручили обязательство о явке на 26 января.

Они сказали, что вчера кто мог, пытался сделать вид, что не слышал этот приказ хватать всех подряд по городу

Иракли вышел из отдела полиции днем ранее. После освобождения он пытался понять, где находится Мария. В первую очередь, он позвонил родственникам. Мария успела связаться с ними ночью и сообщить, что ее везут в ИВС на суд.

— Я пытался понять, можно ли как-то посодействовать, чтобы выпустили мою девушку, что происходит, на каком основании ее удерживают. Никто ничего толком не говорил. В ИВС более менее адекватные сотрудники говорили, что они тут не причем, им приказали и они прекрасно понимают, что вчера творился беспредел, но не могут ничего поделать. На выходе я встретил нескольких полицейских, разговорились с ними. Они сказали, что вчера кто мог, пытался сделать вид, что не слышал этот приказ хватать всех подряд по городу, даже не там, где все это происходило. Они говорили, что уже не хотели в этом участвовать, — вспоминает Иракли.

Подобные рассказы от полицейских тогда слышала и Мария.

— Когда мы были в "Япеево", я не знаю, правильно это сказать или нет, но один из сотрудников с нами по секрету поделился. Он сказал, что сидел и заполнял бумажки, а когда вышел услышал от начальника приказ хватать всех без разбора. Очень печально, что невинные люди могут вот так просто пострадать, непонятно за что. Я понимаю, когда ты действительно участвуешь, не отрицаешь — это одно. А когда ты просто шел по лице, приехал в город погулять, у тебя есть все доказательства, но они не рассматриваются никем, это очень печально, — уверена Мария Романова.

Сотрудники полиции должны были предоставить доказательства того, что он там находился

Суд назначил им штрафы по 10 тысяч рублей, не взирая на их просьбы проверить фотографии в телефонах и банковские транзакции. После этого, 26 января, пара уехала домой.

По словам адвоката Лаврентия Сичинавы, поводов для отмены этих судебных решений несколько. Это и наличие доказательств, что они были в другой части центра города, когда начался митинг — фотографий и видео. Кроме того, как говорит адвокат, полицейские и суд допустили несколько ошибок в документах. Например, в протоколах об административном правонарушении не указана фамилия сотрудника, который его составлял. А в решении суда говорится, что молодых людей задержали на митинге на улице Кремлевской, когда в полицейском протоколе речь шла об улице Баумана.

Дело Иракли уже дошло до Верховного суда Татарстана. Там решение Вахитовского райсуда не устояло — его отменили и направили материалы административного правонарушения на новое рассмотрение.

— Самый интересный момент. В решении судья Верховного суда указал, что даже если бы Жигулин и находился на улице Баумана, хотя он там не был, это еще не образует состав административного правонарушения. То есть, сотрудники полиции должны были предоставить доказательства того, что он там находился, его предупредили, предложили покинуть это место, но он не покинул и продолжал участвовать. Только в этом случае может быть состав административного правонарушения, — сказал Лаврентий Сичинава.

Повторное рассмотрение дела в Вахитовском суде стартовало сегодня, 29 апреля. Адвокат потребовал прекратить дело в связи с отсутствием события правонарушения. Суд удовлетворил требование и прекратил производство по делу.

"Каких-либо процессуальных действий, направленных на выяснение всех обстоятельств административного правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление в ходе производства по делу не осуществлялись, свидетели не устанавливались и не допрашивались", — говорится в решении суда.

Лаврентий Сичинава сообщил, что намерен далее обжаловать действия полицейских и добиваться служебной проверки.

Дело Марии Романовой до Верховного суда еще не дошло. Она получила решение первой инстанции — Вахитовского райсуда — только в конце февраля. Рассмотрение ее жалобы назначено на 12 мая.

— Я не думаю, что Верховный суд при рассмотрении ее жалобы как-то иначе посмотрит на эти события. Они были вместе в одно время и в одном месте, — уверен Лаврентий Сичинава.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    регина альбертова

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Поволжье. Специализируется на социальных и судебных темах, освещает гражданские протесты. 

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG