Ссылки для упрощенного доступа

Научиться защищать родную культуру у Навального


Валентин Беляев

Валентин Беляев ранее работал в штабе Навального в Йошкар-Оле и никогда не интересовался положением марийцев в России. Что изменилось сейчас?

В преддверии митинга 21 апреля бывший заместитель координатора штаба Алексея Навального в Йошкар-Оле Валентин Беляев был задержан по обвинению в организации этого мероприятия. Он провел пять суток в изоляторе, а после этого дал нам интервью о том, как пришел к политическому и национальному активизму и как видит будущее марийского народа.


ЗАДЕРЖАНИЕ И АРЕСТ

— Расскажите, как и за что вас задержали.

— История с арестом началась 19 апреля, когда я написал твит в поддержку митингов за допуск врачей к Навальному и его освобождение. На следующий день к 17:10 ко мне на работу в Волжске пришли двое сотрудников полиции и увезли меня в отделение, не дав даже переодеться из рабочей одежды в обычную. Они не представились, не показали удостоверения, не сообщили, задержан ли я и по какому делу, а по дороге в отдел еще и запрещали пользоваться телефоном. Мне всё же удалось сообщить йошкар-олинским навальнистам, что меня задержали, и написать об этом в твиттере. Попытался написать и в "ОВД-Инфо", но не успел — к тому времени я уже был в отделе, где у меня силой отобрали телефон. Без составления протокола об изъятии, без понятых — просто по беспределу, но хотя бы позволили созвониться с работодателем и с родственниками.

Уже в кабинете дознания мне показали документы о возбуждении против меня административного дела по части 2 статьи 20.2 КоАП — якобы я своим твитом организовывал публичное мероприятие без предварительной подачи уведомления о его проведении. Там же от меня требовали разблокировать мой телефон, чтобы удостовериться в том, что я написал этот твит. Разумеется, я отказался, поэтому они утащили мой телефон "к своим специалистам разбираться". Как выяснилось позже, эти "специалисты" сломали на нем кнопку включения.

Потом меня поместили в камеру для "административных" при отделе. Моя мама пришла с передачкой с едой и одеждой, но ее не пустили в отдел, солгав, что меня там нет. Мне тогда соврали, что она и не приходила. Иначе как ублюдками этих людей не назовешь. Передачку от матери я получил только на следующий день, но пообщаться с ней так и не дали. Связаться с юристами из "ОВД-Инфо" мне в итоге позволили, но присланные ими шаблоны ходатайств для суда использовать и даже просто просмотреть не дали. К суду я успел написать заявление, в котором расписал всю ситуацию и перечислил нарушения со стороны сотрудников полиции. Тем не менее судья Лариса Малышева приговорила меня к пяти суткам административного ареста. Сотрудники полиции отвезли меня в волжский изолятор временного содержания.

НАЧАЛО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

— Когда и как вы пришли к оппозиционной деятельности?

— К политике и активизму меня подтолкнула моя гомосексуальность. Звучит странно, но на самом деле тут всё логично: еще подростком я легко принял для себя тот факт, что мне нравятся парни, мне в этом помог интернет. Пусть я и не испытывал внутренней гейфобии, но я видел гейфобию внешнюю — от сверстников, от своей матери, от воспитателей, учителей и от простых обывателей. Тут я и задался вопросом: почему в нашем обществе настолько распространена квирфобия в целом? Смотришь на страны, где однополые пары живут открытой и счастливой жизнью и смотришь на страны, где ситуация обратная, и выводы напрашиваются институциональные, в первую очередь политические. Дело не конкретно в защищенности квиров. Легко понять, что дело в базе — права и свободы человека, демократические институты, открытое общество, правовое и социальное государство. Всё это — залог благополучия всех граждан. С такими мыслями я жил в глубокой провинции — Волжск, Марийский край! Пытался своими силами и с помощью пары других инициативных людей заниматься квир-активизмом в ближайшем крупном городе — Казани. Мы даже собрали небольшую сходку, человек двадцать, обсуждали активистские вопросы и внутренние проблемы сообщества, но в итоге ничего не выгорело. В 2016-2017 годах я пытался заняться активизмом в Йошкар-Оле, организовать движуху с пикетами на различные социально-политические темы, но опять же у меня еще не было должного опыта и навыков.

Большой находкой для меня стали Алексей Навальный и его фильм "Он вам не Димон" о коррупционных махинациях Дмитрия Медведева. На него я наткнулся благодаря своему мастеру на работе. Благодаря ему я открыл для себя настоящую политику — точнее, достойного политика со здоровой программой, сильной командой и сетью открывавшихся в то время штабов. Политика, нанесшего мощный удар по второму человеку в политическом истеблишменте. Приход в качестве волонтера в открывавшийся йошкар-олинский штаб был для меня закономерным следующим шагом…

Я принимал участие практически во всем, что организовывал региональный штаб. С самого начала работы штаба занялся SMM — социальными сетями. Помогал с ремонтом помещения перед открытием, участвовал в организации митингов и агитационных кубов, раздавал листовки, стоял в пикетах. Помогал новым волонтерам освоиться в работе штаба, составлял планы работы на нашей доске, на которой помещались новые задачи, чтобы всем волонтерам сразу было видно, чем они могут помочь. Когда проходили выборы — участвовал в них в качестве наблюдателя, и продолжаю заниматься этим. Работал генератором идей, благо у меня их было много. Это не ограничивалось классической оппозиционной повесткой — я проводил кинопоказы о гомосексуальности и гомофобии, выступил с лекцией про маскулизм и гендерную дискриминацию мужчин с левой точки зрения. В общем, я помогал штабу чем мог и продвигал то, что считаю важным.

ПОЧЕМУ МАРИЙЦЫ

— Судя по вашим постам в соцсетях, в последнее время вас заинтересовала марийская тематика. Что связывает вас с марийским этническим активизмом?

— В данный момент я не могу назвать себя марийцем в полной мере, потому что почти не владею марийским языком, а для меня это ключевая характеристика в вопросе национальной идентичности. Хотя я и прошел для себя некоторый путь марификации — было и желание, и марийские корни.

С моей стороны будет честным признаться, что изначально я совсем не интересовался ни марийским народом, ни проблемами национальных меньшинств в России. Культуры таких небольших народов, как мари, были для меня чем-то глубоко архаичным, аграрным, консервативным и патриархальным. С чего бы мне было интересоваться ими?

Все изменилось совсем недавно — на меня сильно повлияли новости о суде над волонтером штаба Навального и по совместительству коми активистом Алексеем Ивановым. Суд не смог состоятся и был перенесен из-за того, что Алексей общался с судьей исключительно на коми языке, а ее это жутко раздражало. Эта история и сама личность Алексея меня знатно впечатлили. Человек с вполне прогрессивными взглядами выступал за национальные интересы одного из финно-угорских народов России, в число которых входят и мари. Я узнал, что малые народы могут проявлять себя и так, и мне это пришлось по душе!

Я начал читать телеграм-каналы по теме национальных меньшинств, паблики в "ВК", активистов в Твиттере, статьи в Википедии и так далее. Там же заинтересовался семьей финно-угорских народов и таким течением мысли, как панфинноугризм. Как социал-демократ, я всегда считал страны Северной Европы примером для подражания, поэтому совсем не удивительно, что я задумался: почему финно-угорские нации РФ не могут жить и процветать точно так же, как финны, эстонцы и венгры? Ведь им удалось создать прогрессивную городскую культуру и построить современные европейские государства, чем же марийцы, мордва, коми, карелы и другие российские финно-угры хуже?

Что касается марийского активизма, то ситуация с национальным движением далеко не самая радужная — на мой взгляд, оно еще в зачаточном состоянии. У татар есть много национальных организаций, есть история своей государственности и особая религия, это препятствует тенденциям русификации. С марийцами в этом плане всё несколько печальнее. Если новые марийские активисты и возникают, то куда им податься? К сожалению, практически некуда. Из независимых национальных активистских организаций у нас существует разве что только "Марий Ушем" (не путать с провластным спойлером "Мари Ушем"), к политике и организации структуры которой у меня есть отдельные вопросы. Всё остальное было либо кооптировано властью, как тот же Съезд народа мари, либо инициировано ей же — всё для захвата повестки.


ЧТО ДАЛЬШЕ

— Как вы видите будущее марийского народа?

— Вариантов-то всего три. Первый — всё останется как есть. Всё тот же путинский статус-кво, который не удовлетворяет ничьих интересов — ни малых народов, ни русских националистов, ни левых, ни правых, просто потому что у путинизма нет никаких идеологических принципов, одно лишь охранительство. Второй — марийская культура будут исчезать вместе со своими носителями вследствие русификации. Это возможно, например, если под влиянием заинтересованных лиц Россия упразднит национальные республики и все права меньшинств. Мы уже сейчас видим эти поползновения — и на наши республики, и на преподавания наших языков. В таком случае всё больше людей предпочтет либо идентифицировать себя как русские, либо не идентифицироваться вообще никак. Третий вариант обратный — марийский лось поднимется с колен и восстанет во всей своей красе. Мы добьемся и повышения уровня национального самосознания, и появления марийского национального движения со своей интеллигенцией, и развития национальной культуры.

— И как же добиться этого третьего варианта?

— Я думаю, это возможно, только если в Марий Эл удастся сформировать современную марийскую национальную городскую культуру. Ведь в чем сейчас проблема — Россия давно прошла процесс урбанизации, абсолютное большинство жителей России живет в городах. А самоидентифицирующиеся марийцы по-прежнему живут в деревнях — в городах они массово русифицируются уже во втором-третьем поколении. Нам нужно разобраться с этой проблемой и сформировать образ городского марийца и марийского города — не просто города в Марий Эл, а именно города с марийским духом. Я уже упоминал, что нашим западным братьям и сестрам по финно-угорской семье удалось сформировать свои национальные урбанистические культуры. Развитие наших народов зависит от того, удастся ли нам сделать то же самое.

Всё это невозможно без демократического транзита в России с появлением настоящей независимой политики и политического представительства заинтересованных сторон гражданского общества, включая коренные народы РФ. Только в этом случае возможно появление и развитие полноценного марийского национального движения, а с ним и развитие марийского народа.

❌ Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG