Ссылки для упрощенного доступа

Угнетенные народы поймут эту боль. Премьера фильма о татарах


Сцена из спектакля "Алиф", где Нурбек Батулла танцует каждую букву арабского алфавита

На канале "Настоящее Время" вышел фильм Ильшата Саетова "Генетически не так" о татарском танцовщике и актере Нурбеке Батулла. В течение семи дней он будет доступен на сайте канала. "Idel.Реалии" поговорили с Саетовым об идее работы, фестивалях и реакции публики.

В 2018 году Нурбек Батулла получил "Золотую маску" за работу в спектакле "Алиф" ("Зов"). Спектакль-перфоманс рассказывает об утерянной татарским народом арабской письменности. В начале прошлого века отмена арабской графики и переход на латиницу привели к разрыву связи между поколениями и утере многовекового наследия целого народа. В спектакле Нурбек станцевал каждую букву арабского алфавита, свой танец он исполнил под неофициальный гимн татарского народа — "Туган тел". Стихи Габдуллы Тукая были переложены под новую мелодию, еще более мрачную, протяжную, точно отражающую тревожность и боль, заложенную авторами в идею спектакля.

Спектакль вышел в 2017 году, когда татарам вновь пришлось бороться за свой язык — именно в 2017 году после речи Владимира Путина о недопустимости навязывания в школах детям неродного им языка — татарский был изъят из школьной программы в Татарстане и начал преподаваться лишь в виде факультатива.

Нурбек со спектаклем "Алиф" получил признание в народе. За эту работу он удостоился престижной театральной премии "Золотая маска". Получая на сцене Большого театра премию, он произнес свою речь на родном языке, заявив, что посвящает эту награду "великому татарскому народу". Однако официальным Татарстаном успех артиста не был воспринят как победа, реакция властей республики на это событие была более чем сдержанной. Все эти события, личность Нурбека вдохновили Ильшата Саетова на документальный фильм о том, как новому поколению татар приходится прокладывать себе дорогу, о новых героях татарской городской культуры.


"Генетически не так" — третья работа Ильшата Саетова в кино. Будучи человеком науки, в кинематограф он пришел не сразу. Ранее Саетов работал в различных изданиях, он — автор работ по исламоведению и востоковедению. Несколько лет назад желание стать сценаристом и снимать фильмы привело его в Московскую школу кино, он обучался у режиссера Алексея Попогребского.

Фильм "Генетически не так" был представлен ограниченному кругу зрителей в Казани, в 2020 году стал участником Международного фестиваля документального кино "Флаэртиана" в Перми. Насколько близки проблемы татарской молодежи представителям других национальностей, смогут ли понять идею и посыл фильма зрители в других странах? Об этом автор рассказал Радио Азатлык.

СЛОВА БЬЮТ В СЕРДЦЕ

— Ильшат, у канала "Настоящее Время" большая аудитория в Украине, Беларуси, где знания о татарах могут быть ограничены. Чем эта картина может быть интересна зарубежному зрителю, и как, думаете, они ее примут?

— Этот фильм я снимал не только для татарской аудитории. Поэтому, думаю, он будет понятен всем. Это фильм о человеке, личности, о его мыслях, чувствах, переживаниях — и это интересно. Думаю, зритель это увидит, прочувствует. До этого я показывал фильм людям, которые совсем не знакомы с татарской культурой — и они поняли все, что я хотел сказать. Это не национальное кино. Мне кажется, выходцы из России, из бывших республик СССР поймут этот фильм. А как с европейцами — я не знаю. Почему-то на зарубежные фестивали я фильм не предлагал, интересно было бы посмотреть, как его воспримут там.

Правда, его структура не простая, это не обычный сюжетный, построенный на одной линии фильм. Возможно, стоило бы сделать его попроще, легче для восприятия, но я не захотел. Нурбек сам по себе личность многогранная, человек, который мыслит глубоко, его никак не уместить в один сюжет и не включить в какие-то одни рамки. Потом, специфика съемок была такой, что заранее написанного сценария так такового не было. Снимали по ходу, как есть. Возможно, он сложный. Я сам в процессе съемок понял определенные вещи.

Мысли, переживания, о которых рассказывает фильм, наверное, бывают у любого человека. Например, Нурбек рассказывает о своем отце, дедушке — это одно из самых сильных мест, это не может не вызвать сопереживания. Для меня самого это тоже самые важные и дорогие моменты в фильме. Нурбек рассказывает, а его слова бьют прямо в сердце. Слезы наворачиваются. Сколько раз я просматривал эти кадры, спокойно не мог смотреть, в итоге начал их просто прокручивать, потому что тяжело. Потом он выходит, курит у красной стены, вот это место вызывает очень сильные эмоции.

События, связанные с получением государственной премии, разговоры об этом тоже понятный зрителю сюжет. За рубежом премии обычно не государственные, но тема признания, какого-то одобрения более высокими структурами — такое там тоже есть. Удается ли талантам получать заслуженное признание, насколько это сложно, как эти люди из-за идеологии или же из-за личных причин отстраняются от премий, как молодежь пробивает себе путь, находит свое место — это актуально во многих странах. Переживания Нурбека за свою культуру, его рассуждения, думаю, близки и национальным меньшинствам, другим народам, угнетаемым более многочисленными народами. Они поймут его боль.

Поэтому, если бы удалось получить какой-то фидбек от этой аудитории, я бы прислушался. Мне и самому интересно, как он будет воспринят разной аудиторией — российской, зарубежной.

ЯЗЫК ФИЛЬМА

— Вы довольны фильмом?

— Мне он нравится, он мне близок. Его можно было бы сделать еще более качественным, но я был ограничен во времени. Его форма соответствует содержанию. Он показывает, как Нурбек чувствует жизнь. Фильм нельзя назвать совершенным, но даже в такой форме он очень подходит и герою фильма, и этой истории.

Фильм не был представлен широкой аудитории. В прошлом году были показы в Национальной библиотеке в Казани, затем на фестивале "Печән базары". Каким был фидбек от татарской аудитории?

— Большинство фильм поняли, приняли, только два человека во время обсуждения встали и сказали, что им не понравилось, и объяснили, почему. В целом я получил положительную оценку. Этот фильм, конечно, более близок татарам. Во-первых, Нурбека татары знают, знакомы с его историей, его жизнью, потом, в фильме говорят по-татарски, для тех, кто переживает за татарский язык, Нурбек раскрывается в новой плоскости.

— Фильм идет на татарском языке. В Казани он был показан с русскими субтитрами. На канале "Настоящее Время" он идет в дублированной на русский язык версии.

— Мне было немного трудно на это согласиться. Возможно, человеку, не знающему татарский, с субтитрами и сложнее смотреть. Я посмотрел эфир "Настоящего Времени", я доволен. Когда смотрит человек, не знающий татарского языка, он все равно улавливает речь героев, слышит их голос, при этом благодаря дубляжу понимает, о чем они говорят. Это нормальный компромисс. Если кто-то не понимает, хочет посмотреть на языке оригинала, пожалуйста, пусть мне напишут, могу дать исходный вариант. Я считаю, что принципиально держаться за татарскую версию — это неправильно. Если фильм в таком виде выйдет на широкую аудиторию, я только рад. Думаю, через какое-то время я выложу его в интернет в открытом доступе.

Фильм участвовал в фестивале "Флаэртиана" в Перми, какие результаты? В каких еще фестивалях вы хотели бы с ним участвовать?

— "Флаэртиана" хороший фестиваль, я был рад в нем участвовать. Оттуда тоже получил положительные отзывы, в этом году был организован совместный с Московской школой кино фестиваль, были выбраны шесть документальных фильмов, среди них есть и "Генетически не так". Пробовал отправить на "АртДокФест", но на тот момент фильм был немного сырой, он не был доделан. Они не взяли. А когда уже доделал, как-то руки не дошли отправить.

ЧТО ДАЛЬШЕ

— Вы не предложили фильм на Казанский фестиваль мусульманского кино. Почему?

— Когда я снял свой первый короткометражный игровой фильм, отправил его на все фестивали, какие только есть. Везде его взяли. Тогда я понял, что моя работа интересна, у меня были некоторые амбиции, и я их удовлетворил, успокоился. А сейчас я уже не горю желанием что-то доказать, поэтому не отправляю всем подряд, "лишь бы взяли". Фильм "Генетически не так" я оправил лишь по трем адресам. Мне кажется, достаточно принять участие в одном хорошем фестивале. Думаю, в Казани его тоже взяли бы, но мне непонятна концепция фестиваля. Это должно быть кино о мусульманах, или же режиссер должен быть представителем национального меньшинства — я не знаю. Правда, если бы участвовал, фильм увидели бы больше людей.

— Есть планы снять еще что-то?

— Нурбек — человек из сферы культуры, а мне хотелось бы снять о жизни, противоположном этому миру. У меня есть большое желание снять документальный фильм о каком-нибудь татарине, который живет в деревне, ведет обычную жизнь. Таких людей все меньше, хочется запечатлеть этот тип людей для истории. Показать, как он живет. Такой документальный фильм хорошо было бы снять методом наблюдения, у нас в стране этим методом чаще пользуются выпускники школы Марины Разбежкиной (арт-директор и основатель фестиваля "Рудник" в Свияжске — ред), надо хорошо продумать и визуальный ряд.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (24)

XS
SM
MD
LG