Ссылки для упрощенного доступа

Кто и зачем "сливает" Национальный архив Татарстана


Ильнар Гарифуллин рассуждает о судьбе Национального архива Татарстана.

Прошли выборы, и скандальная новость, о которой шепотом говорили в среде профессиональных историков и краеведов — о переезде Национального архива — ожидаемо всплыла в татарстанских СМИ.

Про главных клиентов архива — историков, краеведов и просто людей, интересующихся историей своей семьи даже не упоминают

Госархив РТ со всеми своими фондами переедет в поселок Столбище под Казанью. Там изначально было построено хранилище для Росреестра РТ, но, как я слышал, его руководитель не захотел переезжать из столицы в район и, используя свои "связи", добился того, что теперь в роль "депортируемых" определили Национальный архив Республики Татарстан. Росреестр же благополучно займет здания Нацархива. Однако этих зданий так много, что совершенно очевидно, что далеко не все они будут заняты Росреестром — сие ведомство, в силу своих более скромных задач, просто не в состоянии освоить такие площади. А значит, свой " кусок" от остатков зданий Госархива получит еще кто-то кроме Росреестра.

Сразу несколько СМИ сообщили об этом в духе почти рядового события, за исключением, пожалуй, "Вечерней Казани" . В сообщении ИА "Татар-информ" есть официальное объяснение самого архивного управления, однако никакого анализа и, тем более, разбора "подводных камней" этой истории не последовало. Постараюсь восполнить этот пробел.

Итак, Национальный архив Республики Татарстан освободит четыре имеющиеся у него здания в центре Казани.

Как только стало известно о предстоящем переезде, в организации началась волна увольнений

Агентству "Татар-информ" Гульнара Габдрахманова (председатель Государственного комитета РТ по архивному делу) сообщила следующее: "Со временем, я думаю, мы оставим по прежнему адресу только филиал второго корпуса на Декабристов, 4, потому что органам исполнительной власти привозить туда документы будет удобнее. Там мы размещаем документы временного хранения, к тому же это здание мы построили совсем недавно (Госархив заехал сюда в ноябре 2018 года). Там есть и аппарат обеспыливания, и оцифровки, там же выполняется индексация в ЕИС (Единую информационную систем), а это большой процесс. Наша задача — не потерять ни один документ. Алгоритм обработки документов в том здании полностью предусмотрен — это центр первичной обработки документации, где ведется прием. После комплектации в короба документы оттуда перевозятся в Госархив".

В словах чиновницы сквозит "удобство для классово близких" в лице "органов исполнительной власти", которые будут привозить сюда документы. Поэтому именно ради них они обещают оставить одно здание, чтобы им было удобно привозить сюда свои бумаги. А про главных клиентов архива — историков, краеведов и просто людей, интересующихся историей своей семьи, как мы видим, даже не упоминают.

Управление архива останется в Казани, а вот на отшиб отправят сам архив, в том числе, и редакцию его научно-печатного органа журнала "Гасырлар авазы"

Что же в реальности творится с Госархивом? Процесс переезда уже начался летом этого года. Тогда и была отправлена первая партия документов. Но процесс затянулся как из-за организационных вопросов, отсутствия желающих освоить "лишние" здания, которые не возьмет себе Росреестр, так и из-за общей кадровой чехарды. В архивном управлении — сильнейшая текучка кадров. По моей информации, как только стало известно о предстоящем переезде, в организации началась волна увольнений. Более того, на возмещение вакантных должностей вновь и вновь организуются новые конкурсы.

Учитывая труднодоступность будущего здания Архива (от остановки на трассе, ведущей в международный аэропорт Казани, до него надо будет идти по узкой тропинке еще 3 км), поток желающих туда ездить снизится в разы. Их там встретит небольшой читальный зал на 12 мест, а сейчас, учитывая эпидемобстановку, сажают через одного, т.е. поместится там максимум 5-6 человек. Понятно, что ехать в такую даль, куда на общественном транспорте практически не добраться, мало кто пожелает.

Сейчас краеведение в татарской среде находится на подъёме

Гульнара Габдрахманова в комментариях в СМИ в свое оправдание говорит о переговорах с властями об открытии в будущем (учитывая российские реалии, произойдет это нескоро, а, возможно, и никогда) автобусного маршрута и остановки поближе. В такое, честно говоря, верится с трудом. А еще обещают открыть вахтовый автобус из Казани для работников архива, но опять-таки даже при самом благоприятном исходе это не решит проблемы труднодоступности, т.к. постоянные пробки на Оренбургском тракте никто не отменял, а другой дороги попросту нет.

Габдрахманова также обещает организовать работу в онлайн-режиме. Якобы все желающие посетители будут запрашивать документ, а им отправят оцифрованный вариант источника — на электронную почту. Но проблема в том, что оцифровка всего архивного фонда — это колоссальный труд на долгие годы вперед, требующий огромных денег, которых у Архива, конечно же, нет. Кстати, оцифровку документов в индивидуальном плане для тех же исследователей Архив проводит и сейчас — правда, за немалую сумму. Т.е. пользоваться архивом смогут только те, у кого есть на это деньги.

Краеведам, людям, работающим, как правило, за идею, бесплатно тратящим свое время на написание местной истории, предлагается ехать в труднодоступное место

Самое же интересное во всей этой истории заключается в том, что управление архива останется в Казани, а вот на отшиб отправят сам архив, в том числе, и редакцию его научно-печатного органа журнала "Гасырлар авазы" ("Эхо веков").

В ближайшие месяцы работа архива будет и вовсе парализована — именно по причине переезда. Если это так, то спрашивается, почему из-за лоббизма какого-то высокого чина республика рискует своим историческим наследием? Между тем, на реконструкцию и ремонт зданий Национального архива были потрачены огромные деньги, а теперь эти здания отдаются Росреестру.

Возвращаясь к своей публикации о сокращении татарского присутствия в Казани, могу с уверенностью сказать, что переезд Национального архива в Столбище — удар всё из той же серии. Вполне вероятно, что со временем пересмотрят и название остановки общественного транспорта на Сибирском тракте, где раньше распологалось одно из зданий Архива, и не будет у нас остановки "Национальный архив" — как раз на радость разного рода шовинистам, которых корежит от любого упоминания и наличия чего-то национального в Казани.

К чему это приведет. Ну, во-первых, будет нанесен большой удар по краеведческому движению. Сейчас краеведение в татарской среде находится на подъёме. Причем в отличие от восточных соседей движение это сугубо низовое, возникшее, что называется, в гуще народных масс. Застрельщиком здесь выступили татарские краеведы Башкортостана, а краеведы Татарстана в последние годы подхватили это начинание. И вот теперь краеведам, людям, работающим, как правило, за идею, бесплатно тратящим свое время на написание местной истории, предлагается ехать в труднодоступное место. Если не сказать грубее — "к черту на рога", что особенно губительно для краеведов, ведь, как правило, это люди иногородние. В критическом положении оказываются даже профессиональные историки из самой Казани, которым "командировочные" на поездки до поселка Столбище никто выделять не будет.

Будет нанесен большой удар по краеведческому движению

Во-вторых, из-за кадровой чехарды работа Архива будет парализована на очень долгий срок. И даже после запуска Архива на новом месте голоса претензий и критики несомненно будут звучать еще громче. В этой связи я прошу всех поддержать петицию в защиту Национального архива, которая появилась на этой неделе. Полностью остановить переезд Архива вряд ли получится, учитывая, что бюрократическая машина уже начала свой ход. Но вот что действительно в ее силах — это максимально нивелировать негативные последствия. Для этого, как минимум, необходимо открыть просторный читальный зал в самой Казани, чтобы посетителям не пришлось каждый раз ехать в такую даль. Оцифровка же, которую обещала Гульнара Габдрахманова, для отечественных исследователей должна быть абсолютно бесплатной.

История должна принадлежать народу: тем более, это наша последняя соломинка, за которую мы вынуждены хвататься — ради сохранения нашего национального самосознания.

​Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (21)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG