Ссылки для упрощенного доступа

Операция Пэ. Татарстанскую пенсионерку удерживают в психбольнице из-за её взглядов?


Аммар Хазиев, муж Рабиги Юнусовны

Почти трое суток пытаются вытащить из психиатрической больницы жительницу Татарстана её муж и взрослая дочь. 16 ноября за Рабигой Хазиевой приехала неотложка в сопровождении полицейского наряда. Пенсионерку, которая вышла из дома, попросту скрутили и затолкали в скорую, после чего заявили родным и близким, что женщина признана невменяемой и будет лечиться в психиатрическом стационаре. Хазиева — очень активная пенсионерка, она вела переписку с зеленодольской прокуратурой и, кроме того, открыто критиковала масочный режим.

Муж Рабиги Хизаевы — Аммар Хазиев не может успокоиться до сих пор. Это он днём 16 ноября около 10:45 открыл калитку своего частного дома в селе Айша Зеленодольского района Татарстана и вступил в разговор с фельдшерами скорой.

— Вышел во двор, слышу — стук в калитку. Открыл, смотрю: машина скорой помощи, чуть поодаль — полицейская машина. Медики мне: "На ваш адрес поступила заявка..." — "Какая заявка? Мы не вызывали". — "Нам сказали сюда ехать". — "У меня всё нормально, жена тоже дома, прекрасно себя чувствует. Давайте её позову..." Рабига тоже вышла, поздоровалась, подтвердила, что с ней всё нормально. Спрашиваю у полицейских: "А вы зачем здесь?" — "Нас иногда подключают".

По словам Хазиева, после этого полицейские и фельдшер скорой куда-то звонили и что-то уточняли. В процессе, очевидно, подтвердилось — адрес тот. После чего разговор начали уже полицейские:

— Говорят, у них приказ забрать Рабигу в ПНД (психоневрологический диспансер — "Idel.Реалии"). Я говорю: "На каком основании? Никаких жалоб нет, живём тихо, нормально. На учёте она не состоит..." — "Нет, нам сказали..." Я потихоньку начал жену заталкивать во двор: "Иди, закрой калитку". Они резко, налётом — сначала двое, потом третий присоединился полицейский — меня откинули, схватились за неё. Она начала возмущаться, но они насильно взяли её и закинули в машину… Я бегал между ними: "Куда везёте? Зачем везёте?!" Они молча разбегаются на две машины и резко уезжают.

Аммар Маликович позвонил дочери — Элеоноре. Поиски Рабиги Юнусовны они начали с Зеленодольского отдела полиции. Кое-как — через знакомых знакомых — выяснили: Рабигу Юнусовну действительно увезли в ПНД.

— Главврач, Илья Станиславович Залялетдинов, назначил нам встречу на следующий день, в одиннадцать, — продолжает Хазиев. — На встрече мы его спрашиваем: "Когда комиссия будет?" — "Сегодня утром, — говорит, — уже была". — "Какой диагноз?" Диагноз он нам так и не сказал.

— Сказал просто: "Она невменяемая", — добавляет дочь, Элеонора.

— Спрашиваем у него: "На каком основании? Где решение?" — продолжает Хазиев. — "Мы никаких документов не даём. Ведёт себя тихо, спокойно". — "А на каком основании вы тогда её держите?" — "Так надо".

Утром 18 ноября муж с дочерью Хазиевой ещё раз попытались найти ответы на свои вопросы в местном отделе полиции. Сначала, рассказывает Аммар Маликович, в дежурной части просто молчали. Потом дежурный, видимо, сдался.

"По указу прокурора", — цитирует его ответ Хазиев.

Ещё один вопрос — кто именно из полицейских забирал Рабигу Юнусовну. По словам пенсионера, они не представились и не дали ему возможности рассмотреть их жетоны. Аммар Маликович говорит, что в дежурной части ему в результате назвали и фамилию полицейского, доставившего женщину в ПНД — некто Тарасов. Ни имени-отчества, ни звания, ни занимаемой должности ему не сообщили.

Аммар Хазиев с Элеонорой уже оставили свои заявления в полиции и следственном комитете, днём 18 ноября они приехали в Казань, в прокуратуру Татарстана — и там оставили дежурному прокурору ещё одно заявление.

Ещё раньше к делу подключился депутат Зеленодольского горсовета Евгений Ефремов. Правда, пока лишь дистанционно. Он пока находится за пределами Зеленодольска. Однако по возвращении, заверил народный избранник, он будет добиваться привлечения тех, кто инициировал помещение Рабиги Хазиевой в ПНД, к ответственности.

— Я считаю, что по прокурору нужна очень тщательная проверка вышестоящих органов, — заявил Евгений Ефремов в комментарии корреспонденту "Idel.Реалии". — Эта женщина, Элеонора, обратилась именно ко мне, и я взял ситуацию по её маме на контроль. Фактически здравомыслящего человека похитили из дома и держат в психиатрической больнице. При этом у неё никогда не было заболеваний психических… Фактически на глазах мужа похищают — и полицейские говорят, что это прокурор!

Как зеленодольский прокурор может быть связан с этой историей и какой ему резон отправлять пенсионерку в психоневрологический диспансер, пытаюсь выяснить я у мужа и дочери Рабиги Юнусовны. Они рассказывают, что пенсионерка вела с местной прокуратурой переписку и не стеснялась при этом высказывать в адрес госорганов, включая само надзорное ведомство, нелицеприятные вещи.

С собой Аммар Маликович и Элеонора привезли в Казань пачку бумаг — я попросил их сделать это, чтобы попытаться понять, что за переписку вела Хазиева. Ответов из прокуратуры в этих бумагах нет — муж с дочерью уверяют, что не нашли ответы прокуратуры и копии самих обращений. Среди бумаг есть пара ответов Хазиевой из местного отделения Пенсионного фонда — слишком обтекаемых, чтобы можно было понять, чего именно добивалась пенсионерка — и множество бумаг, которые могут свидетельствовать о взглядах Рабиги Юнусовны.

Насколько можно судить по ним, женщина не признавала факта ликвидации СССР и критиковала масочный режим, введенный властями РФ и РТ в рамках борьбы с коронавирусом.

По странному совпадению в середине ноября в психиатрическую больницу "на экспертизу" была принудительно помещена ещё одна жительница Татарстана, также критиковавшая методы борьбы с коронавирусом, практикуемые властью. Правда, Агина Алтынбаева (настоящее имя — Ангилина Ахметшина) из Набережных Челнов критиковала сравнительно свежую практику допуска по QR-кодам (в Татарстане особый режим посещения ряда объектов, включая ТРЦ, фитнес-залы и заведения общепита, был введён с 11 октября; на днях Кабмин РТ издал постановление, согласно которому с 22 ноября и пользование общественным транспортом будет разрешено лишь при наличии QR-кода) и даже пыталась с ней активно бороться. Пишут, что активисты блокировали работу охраны ТРЦ, пропуская внутрь людей без QR-кодов.

8 ноября в соцсетях сообщили, что Алтынбаеву со сторонниками задержали на трассе по пути из Набережных Челнов в Казань. Они ехали на прием к вице-премьеру Татарстана Лейле Фазлеевой. Ещё через несколько дней стало известно о назначении Алтынбаевой психиатрической экспертизы — в рамках уголовного дела, по которому Агина проходит обвиняемой.

Личность Алтынбаевой, мягко говоря, очень неоднозначная. Она не раз попадала в хронику скандальных происшествий. Один раз она "прославилась", когда управляла машиной с грудным ребёнком на руках, другой раз — когда посадила за руль другого своего ребёнка, шести лет (всего у женщины трое детей). Что касается дела, по которому она проходит обвиняемой теперь, то в основе его тёмная история — ссора со знакомой. Алтынбаева признаёт, что сильно вспылила и даже разбила витрину, но отрицает часть других обвинений. Например, что угрожала знакомой ножом…

В случае же с Хазиевой всё — по крайней мере, пока — выглядит иначе. Её муж и дочь говорят, что Рабига Юнусовна — спокойный и рассудительный человек. Косвенно это подтверждает и аудиозапись разговора, который они предоставили в распоряжение редакции. Это разговор с главврачом ПНД Ильёй Залялетдиновым.

— А вы её почему здесь удерживаете? — спрашивает Элеонора.

— В соответствии с Законом "О психиатрической помощи", — отвечает главврач.

— О какой помощи, если она здесь адекватно себя вела?

Главврач не сразу находит, что ответить. Он почему-то спрашивает, кем приходятся Рабиге Юнусовой его собеседники — хотя это уже середина разговора.

— Вы тоже являетесь божественным существом? — интересуется сразу после этого главврач.

— При чём тут это? — возмущается Хазиев.

— Это психическое нарушение, — отвечает ему Залялетдинов.

Позже, после небольшой словесной перепалки, главврач добавляет:

— Секта поклонников Советского Союза — я знаю, что такое.

Таким образом, на протяжении разговора с мужем и дочерью Хазиевой главврач Зеленодольского ПНД минимум дважды даёт понять, что единственный показатель "неадекватности" пенсионерки — лишь её специфичное мировоззрение. Кроме того, медик неоднократно подчёркивает, что удерживают Хазиеву в ПНД в полном соответствии с законом.

Суд по иску Зеленодольского ПНД может состояться уже в пятницу, 19 ноября. Согласно закону, в таких случаях у психиатрической больницы есть 48 часов, чтобы вынести заключение о необходимости оставить пациента в стационаре и направить соответствующий иск в суд. Суд, в свою очередь, должен рассмотреть его в течение пяти дней.

Редакция направила запросы в прокуратуру Татарстана и МВД по РТ с просьбой прокомментировать ситуацию и разъяснить, какие основания возникли для недобровольной госпитализации Рабиги Хазиевой.

Корреспондент "Idel.Реалии" обратился за разъяснениями к независимому юристу, неоднократно представлявшему в судах граждан, принудительно помещенных в психиатрические больницы. Это Алексей Прянишников, который наиболее известен как представитель якутского шамана Александра Габышева, совершавшего пеший поход в Москву.

Прянишников предостерегает: какими бы абсурдными ни казались со стороны теории, которые излагает тот или иной человек, для недобровольной госпитализации в психиатрический стационар закон предусматривает строгий перечень оснований.

Это: а) лицо представляет непосредственную опасность для себя или окружающих; б) лицо является беспомощным, то есть неспособным самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; в) если лицо будет оставлено без психиатрической помощи, его здоровью грозит существенный вред вследствие ухудшения психического состояния.

И любое из этих оснований, на которое ссылаются полиция и психиатры, подлежит доказыванию в суде, подчёркивает юрист. Вместе с тем, сетует Прянишников, на практике полиция и психбольницы часто предпочитают как раз ничего не доказывать, прибегая лишь к общим формулировкам, перечисленным в законе.

— Большинство заключений врачебных комиссий грешит тем, что они не обосновывают эти выводы, — объясняет Прянишников. — Проще говоря: когда речь идёт об опасности для себя либо окружающих, эта непосредственная опасность должна быть доказана. Допустим, если это опасность для себя — должно быть наличие в высказываниях суицидальных мыслей, либо вообще предпринятая попытка самоубийства, каким-то образом подтверждённая. Например, вызовом врачей к лицу, которое пыталось повеситься, или каких-то таблеток наглотаться… То есть это всё нужно обосновывать. А зачастую просто пишут: "Опасен для себя и окружающих" — никак это не подтверждая.

По мнению Прянишникова, такой упрощённый подход свидетельствует о возрождении традиций советской карательной психиатрии, потому что обычно в таких случаях упрятывают в психбольницы как раз граждан, которые "достают" власть частыми жалобами или протестной активностью. Тенденция, которая пока еще не стала массовой, наметилась пару лет назад с дела шамана Александра Габышева, послужившего, видимо, "дурным примером":

Подробное интервью с Алексеем Прянишниковым о возрождении традиций советской карательной психиатрии в современной России будет опубликовано позднее.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (14)

XS
SM
MD
LG