Ссылки для упрощенного доступа

Волонтёрское движение ослабло, или гранты только "своим"...


На протяжении 2021 года мы много писали (а вы — читали) о сотнях заявлений чиновников, депутатов и других представителей власти. Поговорить об итогах прошедших 12 месяцев "Idel.Реалии" решили совсем с другими людьми. Итоги минувшего года в Башкортостане подводят создатель благотворительного фонда "Ангел–Подорожник" Аксель Гросс и врач-тропиколог Виктория Валикова, которая открыла две медицинские клиники в Центральной Америке.

"ПОТРЕБНОСТЬ ПОМОГАТЬ ДРУГИМ ЛЮДЯМ ЗАЛОЖЕНА В КАЖДОМ ЧЕЛОВЕКЕ"

Известный в Башкортостане волонтёр, создатель благотворительного фонда "Ангел–Подорожник" Аксель Гросс ещё несколько лет назад занимался одновременно многими проектами. В 2021 году волонтёр был вынужден резко сократить свою активность. Причиной послужили пандемия коронавируса, падение уровня жизни населения и общие, как он выражается, "депрессивные" настроения в благотворительной сфере.

— За годы моей работы у меня было 30-40 различных благотворительных и социальных проектов. Какие-то я давно закончил, какие-то остались незаконченными, притормозились, — вспоминает Аксель Гросс. —Был, например, проект "Уроки добра, любви и гармонии", с которым мы ездили в дома престарелых, социальные приюты, психоневрологические интернаты, занимались с детьми и с взрослыми различным творчеством. Сейчас я продвигаю два проекта: "Солнце на песке" — это занятия с детьми песочной анимацией и проект "Горожане — сельчанам". Последний занимает у меня большую часть времени. Он прост в исполнении — собрал вещи у городских жителей, погрузил в свою машину, отвёз в село и раздал малоимущим, многодетным семьям.

Аксель Гросс
Аксель Гросс

Гросс рассказывает, что больше всего ему приходится сейчас ездить в башкирское Зауралье.

— В этом регионе очень много многодетных, бедных, неполных семей. В таких районах много безработицы; мужчины месяцами пропадают на вахтах в Сибири и на Севере, из-за чего семьи и рушатся. Молодёжь оттуда бежит со страшной силой. Много пьянства и очень мало культурных заведений. Очень плохие дороги. Это самый отдалённый от Уфы край, и жизнь там беспросветная, что меня очень удручает. Впрочем, на северо-востоке Башкортостана жизнь не лучше… Да что говорить — похожая картина в селах и малых городах по всей республике, — сетует Гросс.

Как правило, волонтёр, приезжая в незнакомую деревню, сразу направляется в магазин и интересуется, где проживают малоимущие и многодетные семьи.

— В сельском магазине всё про всех знают. Получив адреса, я приезжаю, стучусь и говорю: "Я — волонтёр, вот вещи привёз. Будете брать?" Люди берут с удовольствием и благодарностью, поскольку вещи я привожу хорошие. Они заранее у меня рассортированы в пакеты по размеру, возрасту, полу, — отмечает Гросс.

Раньше — до пандемии коронавируса — центру "Ангел–Подорожник" помогали спонсоры, на деньги которых волонтёры могли снимать достаточно большое помещение для приёмки, складирования и сортировки вещей. Сейчас Гросс всё делает в одиночку. По его словам, пандемия никак не повлияла на его личные планы, однако расстроила волонтёрское движение.

— Уже несколько лет, как волонтёрское движение очень сильно ослабло. Мало кто сейчас хочет мотаться по районам, развозить вещи для неимущих. Раньше к нашему волонтёрскому центру каждую неделю подъезжали машины добровольцев, мы загружали их вещами, давали маршрут, куда ехать. Но как настала пандемия, я езжу один. Мне она никак не мешает — я собрал вещи, погрузил в свою машину, отвёз, вот и всё, — говорит Гросс.

Аксель Гросс
Аксель Гросс

Кстати, ситуация с самой пандемией для него остаётся непонятной.

— Людей вакцинируют всё больше и больше, и заболевают тоже всё больше и больше. Заражаются и болеют и вакцинированные, и невакцинированные. Какая-то мистика — не поймешь, кого и как сильно зацепит. Возможно, я и сам переболел, но точно не знаю. Так-то я уже лет пять холодной водой обливаюсь, ныряю в снег — словом, закаляюсь; верю в свой иммунитет. А вот в нашей семье были потери… В 2020 году — прямо перед началом пандемии, в январе — умер мой отец. У меня есть подозрение, что случилось от заражения коронавирусом, поскольку симптомы были очень похожи, — рассказывает волонтёр.

Но куда больше, чем пандемия, Гросса волнует общая атмосфера в стране и в республике, которая, по его словам, "просто убивает и волонтёрское движение, и вообще — желание у людей делать какие-то добрые вещи".

— Когда я в 2012-2013 годах начинал свои проекты, у меня ещё была надежда, что люди станут лучше жить, будут добрее относиться друг к другу. Ничего такого не произошло, стало только хуже. Все сейчас погружены в депрессию, оттого и волонтёрство сдохло. Люди не видят смысла в том, чтобы делать какие-то добрые вещи; думают в основном, как бы самим выжить, — констатирует Аксель Гросс.

Аксель Гросс
Аксель Гросс

Он вспоминает свои поездки за границу для получения волонтёрского опыта и волей-неволей сравнивает здешнюю и зарубежную ситуации, отношение людей к социальной работе и благотворительности. Так, в 2018 году Гросс решил приобрести опыт социального волонтёрства в какой-нибудь развивающейся стране. Выбор пал на Доминиканскую Республику.

— В Доминикану поехать было дешевле всего. Полетел туда один, там познакомился со священниками в одной католической церкви у границы с Гаити. Они показали мне, где расположены ночные приюты для детей-беженцев из Гаити. В один такой приют я и ходил каждый день, чтобы заниматься с детьми. При помощи местного переводчика с английского на испанский я учил их читать, писать, обучал арифметике, рисовал с ними. Это было незабываемое время и бесценный жизненный и профессиональный опыт, — вспоминает Гросс.

Вернувшись из Доминиканы, Гросс после некоторого перерыва продолжил приобретать волонтёрский опыт в благополучной Германии. На этот раз он работал в Баден-Вюртемберге — в одном из филиалов католической организации "Каритас", которая обеспечивала питанием малоимущих.

— Я видел, как неустанно работают местные волонтёры, чтобы помочь обездоленным. Самое большое впечатление на меня произвела даже не чёткая организация их труда, а их искреннее и — главное — неиссякаемое желание помогать другим людям. У нас, в России, часто так бывает — люди загораются волонтёрством, сперва чуть ли не каждый день звонят, спрашивают, что нужно сделать, а уже через неделю выясняется, что им это надоело, что у них появились другие дела, заботы, интересы и так далее, — рассуждает Гросс. — Немногие у нас умеют гармонично выстраивать жизнь и работу, реализовывать без ущерба для остального потребность помогать другим людям. А я уверен, что такая потребность заложена в каждом человеке — хоть и не все и не сразу это ощущают. В Германии, например, это для многих — привычная норма поведения, жизни. Но никто там не требует заниматься волонтёрством круглые сутки. Люди приходят в приют, в столовую для малоимущих пару раз в месяц, иногда немного чаще, чтобы раздать еду, помочь накрыть на стол. Этого достаточно. И в России это могло быть так же.

Помимо Доминиканы и Германии, Гросс также побывал в краткосрочных волонтёрских поездках во Франции и Латвии. Когда он захотел применить свой зарубежный опыт на родине, то от государства особого понимания не встретил.

— Я пытался сперва получить гранты на свою работу, но теперь давно уже этого не делаю, поскольку каждый год пролетаю мимо. Такое впечатление, что у республиканских властей есть список "своих" организаций, которым все гранты и достаются, — предполагает Гросс.

Неудачей окончились и его попытки наладить сотрудничество с местными религиозными организациями.

— Сначала я хотел с ними взаимодействовать, но опыт получил лишь негативный. В православной церкви я хотел научить желающих заниматься волонтёрством. В итоге на меня написали заявление, что у меня какая-то "секта". Устроили проверку — ничего, разумеется, предосудительного или незаконного не нашли, но охоту к сотрудничеству отбили, — вспоминает Аксель Гросс.

Политическая и общественная атмосфера в стране его также не радует. Он, как и многие, следит за новостями, знает о многочисленных репрессиях против независимых гражданских активистов, об их арестах и задержаниях:

— То, что людей сейчас сажают ни за что, — меня не удивляет. Не зря люди бегут из страны: и не только такие оппозиционеры, как Федор Телин или Руслан Габбасов. Уезжают даже лояльные сторонники нынешнего президента. Им так удобнее, безопаснее. Они купили для себя и своих семей за границей квартиры и виллы и смотрят сейчас оттуда, как Россия здесь "встаёт с колен" и "процветает".

Пессимистические настроения коснулись в какой-то мере и самого Гросса. Впрочем, своё занятие он бросать не собирается, но долгосрочных планов больше не строит.

— Планы сейчас строить трудно — во всяком случае глобальные. Буду заниматься тем, чем занимался. Это важно, это нужно людям, поскольку уровень их жизни с каждым годом падает всё больше, и нужно помочь им выживать. А продвигать какие-то большие проекты сейчас не вижу смысла. Ранее я их опробовал, увидел — людям они нравятся. Но, видно, время для их полноценной реализации пока не пришло. Но что оно ещё придёт — в этом я уверен. В стране есть активные граждане, готовые безвозмездно помогать другим людям в самых разных сферах нашего бытия. В будущем это даст свои результаты, и тогда наше общество, наконец, станет социально ориентированным, — резюмирует Аксель Гросс.

СЧАСТЛИВЫЙ ГОД ВИКТОРИИ ВАЛИКОВОЙ

У известного врача-тропиколога Виктории Валиковой, построившей с друзьями-волонтёрами две медицинские клиники в Центральной Америке, 2021 год выдался, по её словам, очень насыщенным.

В 2020 году Валикова вернулась на родину — в Уфу. Позади были годы волонтёрской врачебной работы в Гватемале и Никарагуа — в основанной Викторией и её друзьями благотворительной организации Health & Help, а до этого — многочисленные волонтёрские поездки по странам Центральной Америки.

Виктория Валикова
Виктория Валикова

В 2021 году к Виктории Валиковой, наконец, приехал на постоянное жительство её муж — американец Эндрю Шуорк, с которым она познакомилась четыре года назад на волонтёрском проекте в Гватемале. У супругов родился первый кровный ребенок — сын Серафим. Первый кровный — потому что год назад Виктория и Эндрю взяли в семью приёмных детей — двухлетнюю девочку Айсель и годовалого малыша Альберта.

— Дети отличные, они уже вполне адаптировались в нашей семье. И мы с Эндрю тоже уже привыкли, что мы — многодетная семья, весёлая и очень позитивная. Мне материнство доставляет самое большое удовольствие, — говорит Валикова.

Не меньшую радость Виктории доставило воссоединение с мужем. Эндрю уже не раз приезжал в Россию — в Уфу — но, не имея вида на жительство, был вынужден то и дело покидать семью. Получение разрешения на временное проживание, как рассказывает Валикова, затянулось на многие месяцы всего лишь из-за одной справки. Сейчас Эндрю занимается благотворительностью и собственными коммерческими проектами.

Виктория Валикова
Виктория Валикова

Виктория Валикова продолжает руководить благотворительной организацией Health & Help дистанционно. Успешная и бесперебойная деятельность клиник требует постоянных усилий по формированию волонтёрских смен, снабжению деньгами и лекарствами. Виктория занимается пиаром и фандрайзингом, зарабатывая деньги для организации; ей в этом помогают около 50 волонтёров, которые трудятся в онлайн-команде Health & Help. Команда постоянно работает над привлечением средств от доноров, вместе с тем призывая людей по всему миру оказывать благотворительную помощь её пациентам.

Одновременно Валикова продолжает повышать уровень своего образования — теперь уже в сфере профессиональной благотворительности.

— Я выиграла грант Московской школы профессиональной филантропии, где учат на руководителей некоммерческих организаций. Учусь там очно, и мне очень нравится, — констатирует Валикова.

За свою команду в Центральной Америке Виктория спокойна, зная, что она справится с любыми проблемами, которые, впрочем, в Health & Help предпочитают называть задачами или вызовами. Сотрудничество с местными властями и в Гватемале, и в Никарагуа давно налажено — и волонтёры организации даже помогают органам здравоохранения лекарствами, когда образуется излишек.

Валикова отмечает, что клиники Health & Help предоставляют населению базовую медицинскую помощь, что, по её словам, примерно соответствует уровню российских фельдшерско-акушерских пунктов.

— Мы являемся, по сути, первичным звеном медицинской помощи и лечим всё, с чем к нам обращаются люди — хронические болезни, острые состояния. Предоставляем услуги беременным и по планированию беременности, занимаемся малой амбулаторной хирургией. Есть отдельная программа по диабету, по голодающим детям. Соответственно, в волонтёры мы стараемся набирать медиков широкого профиля — семейных врачей, терапевтов, а также, конечно, гинекологов и других специалистов, — уточняет она.

Валикова рассказывает, что сейчас Health & Help совместно с компанией "Башинком" смогла открыть стипендию для талантливых молодых врачей. Первый стипендиат — врач акушер-гинеколог Виктория Каплицкая — уже поехала в Гватемалу.

Виктория уверена, что многие врачи-волонтёры, вернувшись в Россию, применят здесь полученный за рубежом опыт.

— Недостатки нашей российской медицины прежде всего в том, что она очень узкоспециализированная, — констатирует Валикова. — Один из результатов работы врачей у нас — это то, что они становятся квалифицированными специалистами именно широкого профиля. Это будет очень хорошо, если они потом в России поедут в отдалённые от больших городов деревни и сёла. Многие так уже и поступили. Такие специалисты должны цениться больше всего, и мы стараемся фокусироваться именно на них. У нас ведь и контингент людей такой, что они больше заинтересованы помочь людям, нежели много заработать. И поэтому всё в их профессиональной биографии логично вытекает одно из другого.

Пандемия коронавируса в определённой мере затронула работу клиник Health & Help, но команда сумела справиться с трудностями.

— В самом начале пандемии возникли большие проблемы из-за закрывшихся границ. Мы не могли ввозить волонтёров, лекарства, препараты. Пришлось быстро-быстро переделать всю стратегию нашей работы. Наша команда при этом проявила чудеса самопожертвования и альтруизма. В одной из клиник сложилась такая ситуация — прежняя волонтёрская смена уже разъезжалась, а новая не могла заехать из-за закрывшейся границы. Четверо волонтеров — трое россиян и один аргентинец — остались ещё более чем на полгода, чтобы клиника продолжала работать, — вспоминает Валикова.

Сейчас, как она говорит, всё в клиниках "идёт по накатанной колее" — разве что в связи с изменением логистики из-за пандемии несколько изменился и национальный состав волонтёров.

— Сейчас гораздо больше рекрутируем испаноязычных добровольцев из стран Латинской Америки. Но и из России, из стран СНГ тоже продолжаем набирать и посылать врачей в наши клиники, — отмечает Валикова.

Коронавирус затронул и её семью. Почти все близкие родственники уже переболели, кроме отца Виктории — причём мама болела, по её словам, весьма тяжело. У самой Валиковой болезнь пришлась на период беременности, но прошла без каких-либо осложнений.

К самой пандемии коронавируса она относится довольно спокойно — как к любой инфекции. Но как врача её очень расстраивает отказ многих россиян от прививок.

— Как инфекционист я активно выступаю за вакцинацию. Я привилась от коронавируса, будучи уже кормящей матерью, хотя в то время таких ещё не вакцинировали. К сожалению, у нас в России люди, даже заболев, склонны сидеть дома и не обращаться за медицинской помощью, пока не стало совсем плохо. Я очень расстраиваюсь, когда вижу истории о покупке сертификатов о вакцинации, когда слышу бред, который несут отдельные врачи насчет прививок, — говорит Валикова.

По поводу будущего Виктория настроена очень оптимистично. В Health & Help уже разработан целый портфель новых амбициозных проектов.

— Уже в ближайшие годы мы планируем активно расширяться — у нас глобальные планы по улучшению ситуации со здравоохранением в целых регионах Центральной Америки и Карибского бассейна. Будем больше строить новых клиник, больше набирать волонтёров для них. Кроме того, во взаимодействии с другими НКО мы хотели бы работать в плане улучшения национального законодательства о здравоохранении в этих странах в лучшую сторону. Я верю, что всё у нас получится, так как у нас очень хорошая команда, и темпы развития у нас стабильно высокие. Кроме того, здесь — в России — мы намерены активно популяризировать благотворительность — здесь для этого непаханое поле.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG