Ссылки для упрощенного доступа

"Крымские татары — великий и сильный народ, они не сидят и не ноют о травмах, а идут вперёд"


Ренат Беккин

В декабре 2021 года в петербургском издательстве "БЛИЦ" вышел роман востоковеда и писателя Рената Беккина "Ак Буре. Крымскотатарская сага". Книга вызвала широкое обсуждение среди читателей. "Idel.Реалии" поговорили с Беккиным о произведении, крымских татарах и современных писателях.

— Мне кажется, что сейчас мало кто из современных писателей готов взяться за написание романа про крымских татар, особенно про очень противоречивый период истории, который, как правило, вызывает очень яркие споры, — депортацию. Скажите, как пришла идея отразить судьбу народа сквозь призму жизни одной семьи? Что сподвигло к написанию книги на такую тему?

— Мой роман всё-таки не о депортации, а совсем о другом. Я не ставил себе задачу написать роман о крымских татарах, но так получилось. Сначала возник герой — Искандер. Он не сразу стал крымским татарином. А потом, когда это случилось, я стал думать, кем были его родители, дедушки и бабушки. Так родилась история одной крымскотатарской семьи.

— Насколько я поняла, в романе затрагивается очень широкий пласт истории. В том смысле, что временной промежуток в нём — от Гражданской войны до событий 2014 года. Почему был выбран такой большой исторический период? Чтобы показать развитие политического сознания крымских татар?

— Нет, такой цели я не ставил. Это история трёх поколений одной семьи. Младшему представителю рода Исмаиловых Искандеру — уже за сорок, так что как раз мы захватываем примерно сто лет с десятых годов прошлого века до середины минувшего десятилетия.

— Насколько сложной была работа над романом с точки зрения поиска источников?

Мне было важно, чтобы он говорил так, как говорили люди, покинувшие Россию сто лет назад

— Я привык работать с большим объёмом информации. К сожалению, далеко не всегда удавалось посидеть в архивах. Но документы, в том числе материалы архивно-следственных дел я, конечно, изучал. Читал мемуары. Делал интервью и консультировался с участниками национального движения крымских татар. Не обошёл вниманием и литературу о диссидентах, включая материалы самиздата (тут счёт уже шёл не на сотни, а на тысячи страниц прочитанного материала). Вникал в методы работы КГБ с участниками правозащитного движения в СССР: от профилактических бесед до давления на уже отбывающих срок политзаключённых.

Много читал о волках. Всё-таки Ак Буре — один из ключевых персонажей в романе. Изучал историю первой и второй волн русской эмиграции. Один из персонажей романа Гурий — внук белого офицера, галлиполийца. Мне было важно, чтобы он говорил так, как говорили люди, покинувшие Россию сто лет назад. Ещё я читал сказки и легенды, этнографические работы о крымских татарах, произведения крымскотатарских писателей и многое другое.

— А люди, с которым вы проводили интервью, уже успели ознакомиться с книгой? Есть ли от них отзывы?

— Да, но ещё не все, конечно, прочитали. Для меня очень ценно, что крымские татары, в том числе не понаслышке знакомые с национальным движением, отмечали, что роман правдиво передаёт атмосферу той эпохи. Известно, что внутри национального движения крымских татар, как и в любом другом массовом движении, существовали разногласия между участниками. Я в романе не стремился возвеличить одного героя и принизить другого. Это справедливо и в отношении реальных, а не вымышленных людей, чьи имена упоминаются в "Ак Буре". Например, один из главных героев романа — Искандер — поклонник Мустафы Джемилева, а его отец — Айдер Исмаилов — напротив, критикует Мустафу агъа.

— В предисловии к роману вы написали, что один из рецензентов сказал, что "текст интересный, но в России ваш роман напечатан не будет". Как вы думаете, почему он так считает?

— Эти слова принадлежат писателю и критику Никите Елисееву. Никита Львович — категоричный человек, у него сложилось такое мнение. Но я тут с ним не согласен. Мне кажется, что в России художественная литература — одна из немногих сфер, где ещё присутствует некая свобода. И я могу объяснить, почему. Книги сейчас мало читают. Некоторые рецензенты книги, которые опубликовали свои мнения, задавали мне вопросы. Их удивляло, что в романе нет прямого лозунга. Я считаю, что художественная литература не должна ставить такие задачи. Когда это делается прямо и в лоб — это уже не художественная литература. Те авторские мысли, которые я хотел донести, в романе присутствуют.

В России художественная литература — одна из немногих сфер, где еще присутствует некая свобода

— Протоколы допросов крымского татарина Айдера Исмаилова в застенках КГБ опирались на какие-то реальные документы?

— Текст самих допросов придуман мною, но я использовал стратегии поведения на следствии реальных и вымышленных героев. Среди реальных упомяну Сергея Ковалева и Габриэля Суперфина. Говоря о вымышленных персонажах, можно вспомнить поединок со следователями Зыбина, главного героя "Факультета ненужных вещей" Юрия Домбровского. Что удивительно, многие рецензенты — и даже издатель — когда получили книгу, были уверены, что приводимые в романе протоколы допросов сначала подозреваемого, а затем обвиняемого Айдера Исмаилова — подлинные, а не сочинённые автором.

— Ак Буре, в честь которого назван роман, — положительный персонаж или отрицательный?

В романе нет отрицательных или положительных персонажей, это же не детская сказка

— В романе нет отрицательных или положительных персонажей, это же не детская сказка. Кому-то из читателей именно Белый Волк — а не Искандер — больше всего понравился. Сейчас время циников, поэтому циничный волчара выглядит в глазах некоторых читателей симпатичнее, чем романтичный Искандер, который больше созерцатель, чем делатель.

— Будет ли продолжение этой истории?

— Нет, не будет.

— На платформах крымскотатарского "Джанлы Радио" был опубликован аудиофрагмент из романа "Ак Буре". Комментарии под ним очень разношёрстные, если так можно выразиться. Кто-то пишет, что книга тронула до глубины души, а кто-то не со всем согласен. Например, один пользователь написал, что ему не нужно художественное произведение на эту тему, потому что его семья знает, как это было. Почему, по-вашему, важно перерабатывать национальные травмы через призму художественных произведений?

— Это хорошо, что читательские отклики на мой роман не сливаются в единый сладостный стон живых людей и ботов, восторгающихся "гениальным" автором и его текстом. Многие современные писатели любят читательские восторги, но это всё от нищеты духа и от лукавого. Мне уже одно то, что роман не оставляет людей равнодушными, греет душу.

Многие современные писатели любят читательские восторги, но это всё от нищеты духа и от лукавого

Что же касается тезиса о том, что в жизни всё по-другому. Задача писателя — придумывать свой собственный мир, а не делать репортаж из прошлого или настоящего. А поскольку далеко не у всех современных писателей хорошо работает фантазия, да и жизненного опыта маловато, то они в основном и пишут о себе любимых. Например, мусолят свои травмы или знакомых. Кого-то собака за пятку укусила, кому-то морду разбили по пьяному делу — вот наши молодые и не очень писатели про это и пишут, растягивая свои переживания на 200-250 страниц "романа".

Я ни в коем случае не ставил себе задачу ковыряться в ранах своих или, Боже упаси, чужих. Трагедия в романе, конечно, есть, да, но травмы никакой нет. Крымские татары — великий и сильный народ, они не сидят и не ноют о травмах, а идут вперёд. А если и случаются задержки в пути, как сейчас, то это временное явление. Переведут дух и двинутся дальше, поверьте мне.

— Где сейчас можно приобрести книгу?

— Пока книга есть в интернет-магазине издательства "БЛИЦ". В ближайшее время, надеюсь, она появится на "Озоне", а также в обычных книжных магазинах Петербурга.

Крымские татары. Что вы знаете о депортации

Крымские татары. Что вы знаете о депортации

ПРОЙДИТЕ ТЕСТ

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (11)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG