Ссылки для упрощенного доступа

"Росатом" подорвался на Запорожской АЭС. Конец международной экспансии госкорпорации


Фрагмент ночной атаки на Запорожскую АЭС, начало марта 2022 года.

Прецедент с захватом действующей АЭС посреди Европы — речь о Запорожской атомной электростанции, которая в ходе войны в Украине перешла под контроль России — должен заставить ряд западных стран пересмотреть отношение к мирному атому. А участие в "спецоперации" на территории другого государства сотрудников "Росатома" может поставить крест на международной экспансии этой госкорпорации, прогнозирует физик-ядерщик Андрей Ожаровский.

В первой части мы с Андреем Ожаровским обсудили риски, которые несло и несёт до сих пор (несмотря на то, что армия РФ уже покинула АЭС) пребывание российских военных в Чернобыле. Во второй части интервью эксперт подробно разбирает ситуацию, которая сложилась после вторжения России в Украину на Запорожской АЭС. В отличие от Чернобыльской это — действующая атомная станция, у которой сейчас совершенно непонятный статус. Де-факто всё на станции контролирует Россия в лице "Росатома" и вооруженных сил РФ, де-юре они не берут на себя ответственность за ядерную и радиационную безопасность:

— На Запорожской станции представители "Росатома" вошли вслед за солдатами. Прямо на блочный щит управления. Есть переписки, есть свидетельства тех украинских сотрудников, они все ещё находятся под контролем российских военных. Запорожская атомная станция взята. Навсегда или не навсегда — мы же не знаем планов высшего политического руководства Российской Федерации относительно Запорожской станции.

Вот я, например, не знаю, нигде никаких заявлений не было, мы её взяли, чтобы включить в состав атомных станций "Росатома" или мы её взяли так, чтобы подержать и потом отдать? Как Чернобыль — подержали, потом отдали. Так вот, "Росатом" точно участвовал, украинские атомщики узнали, потому что у них были общие семинары, тренинги по ряду международных программ. Они лично знакомы. То есть, может быть, не друзья — но водку-то вместе пили на семинарах. Знаем мы семинары "Росатома"!

Получилось ровно так, что украинский специалист сидит, управляет реактором — а ему российский специалист пишет смски, говорит, сейчас я к тебе приду. Понимаете вот эту ситуацию?.. Оператор работающего реактора — человек серьёзный. Его не надо отвлекать. Он должен быть абсолютно сконцентрирован на своей работе, это крайне ответственно.

Ломиться с автоматом на блочный щит управления атомной станции — это то же самое, что ломиться с автоматом в кабину пассажирского самолета к пилоту. Это недопустимо, потому что человек, управляющий реактором, должен принимать решения. Слава Богу, когда автоматика работает. А если нет? Иногда нужны и операторы. И он должен быть сконцентрирован на своём, он должен быть психологически спокоен. А здесь вот такое.

Видели, какая там ночная перестрелка была? Одно из зданий горело прямо на территории Запорожской атомной станции. В результате этой нашей специальной военной операции. Идеально спланированной, я тут слышал, один человек сказал, что специальная венная операция идет по плану, очень бы мне хотелось посмотреть этот план, где сказано: "Напасть на Запорожскую атомную станцию, сжечь учебно-тренировочный комплекс". Очень интересный этот план. Для меня, по крайней мере.

Андрей Ожаровский
Андрей Ожаровский

Итак, что мы видим? Намного более серьёзная ситуация. Работающая атомная станция. Чернобыль — это большое скопище радиоактивных отходов. Запорожская АЭС — другая. Шесть реакторов в ряд, берег Днепра, город Энергодар. Три реактора находились в горячем состоянии в момент захвата. Один с выработкой электроэнергии, два — на так называемом минимальном контролируемом уровне мощности, то есть они не выдавали энергию в сеть, но цепная реакция деления урана в них все же происходила, то есть они находились под температурой плюс 300 градусов, под давлением 16 мегапаскаль.

При любом повреждении такого устройства — вот представьте себе термос, а внутри радиация и 300 градусов Цельсия — любое повреждение первого контура реактора приводит к тому, что это давление выплёвывает в атмосферу, по расчётам, примерно четверть накопленного. И мы можем посмотреть, есть оценки, сделанные институтом BOKU в Вене, которые были сделаны отнюдь не для военных каких-то ситуаций. Просто австрийцы обсчитывали, какие могут быть сценарии катастроф, в том числе — для реактора ВВР 1000. Это атмосферная модель, поэтому они сделали один раз расчет для реактора, потом его адаптировали к погоде, к возможным условиям той или иной местности.

Если мы посмотрим карты, это карты выпадения цезия на почву, жёлтым цветом отмечены те места, где концентрация цезия на почве будет столь велика, что с сельским хозяйством могут быть проблемы, а красным — это там, где возможна эвакуация населения. Если внимательно карты рассматривать, есть вероятность, что долетит до Курской области России. За сотни километров — так же, как при Чернобыле.

А есть такой же в сторону Москвы след:

Эти карты создавались для разных погодных условий.

— В зависимости от того, как ветер будет дуть?

— Да, конечно, ценность этих австрийских расчетов, что они не рисовали круги, как обычно рисуют — 30 километров, 100 километров, 500 километров, обычно так делается, а посчитали по конкретным погодным условия. И мы видим, что это — классическая русская рулетка. Может всё выпасть рядом с реактором, а может отлететь на сотню километров, на две сотни... Как пойдет. И это крайне тревожно.

Но давайте вернемся к тому, что произошло на запорожской станции. Станция была захвачена в ходе вооруженного конфликта, с применением военной силы, вплоть до тяжелой техники. Более того — территория станции была обстреляна. Это впервые в мире произошло. Вот это ужасно — вписывать себя, свою страну в книгу рекордов Гиннеса таким... я не скажу достижением. Слово "преступление" я не могу упомянуть, в России меня могут за это как-то наказать, но вот таким действием, которое могло привести к тому, что одна из этих карт, которые мы рассматривали, могла бы реализоваться.

Что там ещё плохого? "Росатом" не взял на себя ответственность. Мы не знаем — вот прямо сейчас мы не знаем, кто отвечает за ядерную и радиационную безопасность на Запорожской атомной станции. Украина оттуда была выгнана. Да, сотрудники остались, да, они работают на рабочих местах, но у них контракт-то — с "Энергоатомом" Украины. У них нет договорных отношений с "Росатомом" или с Вооруженными силами России. Они в качестве кого там остаются? Вот Украина говорит, в качестве…

— Ну, может, там команды военные отдают сейчас, мы же не знаем этого?

— Мы знаем. Украина опубликовала список — 14 или 15 сотрудников, которые идентифицированы были украинскими ребятами. Которые не просто участвовали в захвате, которые сейчас там отдают команды.

— Список сотрудников "Росатома"?

— Сотрудников "Росатома", да. В этом-то и проблема для "Росатома". Кто сейчас главный на атомной станции? Генерал? Но он — главный за охрану, за периметр, он не может отвечать за саму энергетику. Атомная станция не прекратила выработку электроэнергии, что самое забавное. Если, не дай Бог, что-то произойдет в тот период, пока там как бы Россия занимает эту территорию? Украина скажет: "Нет, наших там не было. Ну да, наши сотрудники остались — просто потому, что им приказали оставаться люди с автоматами".

А кто отвечает? "Росатом" скажет — уже сказал, кстати — "Наши сотрудники оказывают консультативную помощь". Только их туда не звали. Никто не признается, чья же сейчас АЭС. Прямо надо объявление развешивать: "Запорожская атомная станция. Признайтесь, кто сейчас там отвечает за ядерную и радиационную безопасность?"

Да, военные команды военная администрация отдает, Росгвардия там усмиряет мирное население — это все понятно. Но кто там главный по ядерной и радиационной безопасности? Кто из "Росатома" выполняет сейчас обязанности директора Запорожской атомной станции Украины?

Боюсь, этот человек не признается, потому что это — попадание во все позорные списки автоматически. Да, у Украины, снова скажу, есть догадки, я их не могу комментировать, потому что проверить невозможно, но мне кажется, там доказательная база довольно большая.

Итак, уроки спецоперации. Военные действия впервые ведутся на территории страны с развитой ядерной инфраструктурой. Это значит — напичканной атомными станциями, ядерными реакторами, хранилищами радиоактивных отходов и другими объектами, связанными с хранением опасных радиоактивных веществ.

Впервые в мире армия захватила остановленную Чернобыльскую атомную станцию и не остановленную Запорожскую атомную станцию. И мы с ужасом наблюдаем за тем, что с точки зрения ядерной и радиационной безопасности там, простите за выражение, бардак. Если бы серьёзные — хотя бы армейские! — специалисты инструктировали солдат: "Вы, проходя рядом с Чернобылем, оденьте индивидуальные средства защиты. После того, как вы выходите из чернобыльской зоны, выкиньте вашу обувь, вам будет предоставлена другая обувь. Вот здесь пункт переодевания, вот здесь душ, пройдите через систему, попытку отмыть вас от той радиации, которой вы там наглотались..."

Ну, не было этого! Совершенно точно вам говорю — если бы такое происходило, свидетельства бы были и, возможно, Россия бы об этом раструбила. Что было — были постановочные видео, когда российские военные с дозиметром по чистым дорожкам ходят на фоне Чернобыльской атомной станции. Это никого не должно удивлять. Чистые дорожки там есть. Более того — туристов, которых туда водили, их водили по чистым дорожкам, заранее промеренным. Откуда там чистые дрожки? Ну, положи ты три раза асфальт на загрязненную дорогу — она станет почище, меньше фонить.

И это все доказывает, что любая страна, на территории которой есть атомные станции, намного более уязвима для военной атаки. Вот до этого времени все говорили: "Атомные станции — привлекательный объект для террористов". Не только. В случае военных действий на территории страны, где расположены атомные электростанции (а, я напомню, Россия — такая страна) возникает множеств дополнительных угроз. Множество. Ядерный объект может быть разрушен преднамеренным огнём, это преступление. Ядерный объект может быть разрушен случайно. Мы видели много раз: украинская ПВО работает по крылатым ракетам, крылатая ракета сбивается с курса и врезается куда-то, куда она не должна была врезаться. По крайней мере, я видел такие официальные объяснения российских военных. Был шанс, что крылатая ракета врежется в одну из атомных станций Украины? Был. И остаётся. Вот прямо сейчас обстрелы идут. Крейсер "Москва" уже не пуляет крылатые ракеты, а с других мест — вполне. Возможно попадание ракеты в Хмельницкую, в Ровенскую атомные станции. Они сейчас далеки от региона военных действий, но обстрелы-то ведутся по всей территории Украины. Эта опасность остаётся, не надо ей пренебрегать.

Сейчас, после некоторых изменений статуса крейсера "Москва", снова обсуждается возможность применения Российской Федерацией тактического ядерного оружия по территории Украины. И есть мнение, что "Подумаешь один ядерный взрыв — Хиросиму разнесли, и там люди живут".

Hейтронный поток может привести к другому поведению ядерного топлива внутри реактора

Отличие Хиросимы от Украины в том, что в Хиросиме не было ни одного ядерного реактора. В случае нанесения ядерного удара по любой из атомных станций — даже по Чернобыльской — последствия при разрушении реактора могут быть непрогнозируемыми. Кроме обычных поражающих факторов ядерного оружия, если ядерное взрывное устройство взорвется недалеко от реактора — действующего или заглушенного — то всё топливо окажется под воздействием ядерного взрыва, точнее, его нейтронного потока, про который никто вообще никогда не говорил. Для нас нейтронный поток не так важен, вот гамма-излучение — да, бета-излучение — ужасно-ужасно. А про нейтронный поток никто не говорил. Так вот, нейтронный поток может привести к другому, скажем так, поведению ядерного топлива, которое расположено внутри реактора или отработавшего топлива в бассейнах. То есть возможно усиление радиологического, радиационного воздействия на людей как в случае разрушения хранилищ, так и в случае атаки на ядерные объекты.

И тут остается только гадать, есть там стоп-сигнал или нет. Они же отдали сигнал идти через территорию Чернобыля, значит, "наверху" не верят в радиацию... Есть ли понимание у высшего руководства и страны, и вооруженных сил, что применение ядерного оружия в принципе не должно быть?

В перспективе, если отойти от всего этого ужаса и понять, что из обсуждаемых сейчас событий будет иметь большое значение в будущем — я думаю, это усилит негативное отношение к атомным электростанциям. Это резко даст понять тем странам, на территории которых находятся атомные станции — той же самой Бельгии, Франции, Швейцарии, Испании — что нахождение атомных станций на их территории несёт им угрозу в случае военного конфликта. Не то чтобы военные конфликты там планировались, но давайте я так скажу: вот в Турции атомная станция строится, а вот — в Бангладеш. Вообще, страна такая бедная в очень конфликтном регионе. Вот Индия и Пакистан, обладающие и ядерным оружием, и атомными электростанциями. Очень много интересных уроков эти страны должны извлечь из того, что сейчас происходит на Украине. Особенно должны задуматься те, кто покупает или разрешает "Росатому" строить атомные станции на своей территории. Они должны понимать, что в случае каких-то неприятностей вслед за солдатами могут прийти специалисты "Росатома", которые поведут себя так же, как на Запорожской атомной станции. Так что, я надеюсь, что эти события подтолкнут уже давно известную тенденцию по отказу от атомной энергетики.

— Вы говорите, что может измениться отношение к "Росатому" в мире в связи с этими событиями. Уже, наверное, меняется. О каком рынке идет речь? Где, в каких странах представлен "Росатом" и что он рискует сейчас потерять?

— Где представлен "Росатом"? В первую очередь, на рынке урана. Мы поставляем ядерное топливо и урановое сырье в ряд стран. Как ни странно, до недавнего времени это были такие страны, как Швеция и Швейцария. В которых нет реакторов, построенных Советским Союзом или Российской Федерацией. Они просто закупали дешёвое сырье, потому что "Росатом" — это государственная корпорация, она субсидируется, по сути, это экологический демпинг. И, скорее всего, уран покупать станут меньше у "Росатома", а может быть — это предположение, никак не совет, не могу никому советовать — введут в список запрета покупок российских энергоносителей ещё и ядерное топливо, и урановое сырье.

Будет ли это хорошо или плохо? Ну, я видел, как добывают уран в Курганской области РФ — выжженная радиацией земля. Да, там постоянные разливы, там придуман варварский способ, так дешевле просто, закачивать кислоту под землю, а потом выкачивать урановый раствор. Он у них разливается, я приборами на земле видел, где вот эти вот разливы. Да, они небольшие, они около скважин на несколько метров от каждой скважины, но скважин таких — сотни.

Примерно такая же ситуация, там другой метод добычи, в Якутии. Я лазил по отвалам пробной добычи урана, где урановая руда просто валяется в этой якутской тайге, там медведи ходят, иногда люди заходят, судя по всему, охотники какие-то, наверное. И это ужасно...

То есть то, что перестанут покупать у "Росатома" уран, мне кажется, будет способствовать оздоровлению экологической ситуации. По крайней мере, в Курганской области точно.

Второе — строительство самих атомных станций. Финляндия, скорее всего, в ближайшее время окончательно откажется от услуг "Росатома" по сооружению атомной станции. Там они хитрым способом убедили "Росатом" строить атомную станцию в Ханхикиви — после того, как основной строитель обанкротился. После Фукусимы всем стало понятно, что атомная энергетика опасна, и инвесторы ушли из проекта, а он у них был негосударственный, частный инвестор... И "Росатом" уже вошел на площадку, построил там забор, административные здания, и местные жители протестовали — всё это было более пяти лет назад, строительство самой атомной станции так и не началось и, видимо, не начнется. Лицензии у них не будет.

Турция, скорее всего, разрешит "Росатому" достраивать, поскольку станция Аккую строится "Росатомом" на свой страх и риск. Турция не участвует в этом, Турция просто выдала землю, выдала участок, и "Росатом" строит по такому странному принципу: build own operate — "построй, владей, эксплуатируй". Это хорошо для велосипедных заводиков или для автомобильных заводов. В Таиланде так делают. Вот фабрику построил, владеет, эксплуатирует и приходят только сотрудники, которые там компьютеры эти паяют или собирают. Для атомных станций такое было неприемлемо, главное в build own operate слово own. То есть это будет российская атомная станция, значит, российские риски, российские радиоактивные отходы, как бы она там ни работала. Нет, этот проект, скорее всего, продолжится...

Бангладеш, скорее всего, продолжится — просто потому, что Бангладеш же не покупает эту атомную станцию, это же российский кредит. Вот мы все с вами прокредитовали сначала сооружение атомной станции в Беларуси, Беларусь ни копейки не заплатила и, видимо, никогда и не заплатит ни "Росатому", ни России за это. Примерно такая же схема в Бангладеш. Я считаю, это просто такая полукоррупционная схема, когда к вам приходят и говорят: "Вы заплатите потом, через десять лет, через двадцать...".

Ну, любой же бедняк согласится платить через 20 лет, да? А, скорее всего, долги ему будут прощены. По другим направлениям... Европа точно отвалилась. Были вязкие переговоры по АЭС в Чехии, там реактор в Дубкованах. То ли да, то ли нет, "Росатом" участвовал, все остальные страны за голову хватались, говорили: "Чехи, вы что вообще, что вы делаете, это же ВВР 1200!". Самый отвратительный из росатомовских проектов, только в Беларуси можно строить и в Бангладеш. Ну, вроде как все участвовали, участвовали, сейчас это точно не произойдет... Болгария, АЭС "Белене"? Тоже вязкий проект. Тоже точно похоронен. То есть, по крайней мере, Европа себя от росатомовской угрозы освободила.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (1)

XS
SM
MD
LG