Ссылки для упрощенного доступа

"Да, я боюсь, но все боятся". 25-летний казанец провел антивоенную акцию 9 мая и был оштрафован за "дискредитацию армии"


Искандер Габдрахманов. 9 мая 2022 года

25-летний логист из Казани Искандер Габдрахманов 9 мая вышел на центральную улицу города с плакатом "Нет войне". Его задержали полицейские, а через два дня суд оштрафовал его по статье о "дискредитации Вооруженных сил России" (ст.20.3.3 КоАП РФ). В интервью "Idel.Реалии" Габдрахманов рассказал о своем отношении к войне с Украиной, страхе, будущем и почему, на его взгляд, старшее поколение поддерживает происходящее.

— Вы помните 24 февраля 2022 года? Что вы тогда почувствовали?

— Я подумал, что это какой-то сюр. Меня родители и в школе учили, что какие-либо военные операции — это ненормально, Россия ни на кого никогда не нападает. И вдруг происходит это. Странное чувство, честно говоря. Шок.

— Вы раньше выходили на акции протеста?

— Я начал интересоваться политикой, когда учился в университете. Тогда вышел фильм ФБК (российские власти считают его "экстремистской организацией", деятельность запрещена — "Idel.Реалии") про Дмитрия Медведева. С тех пор я начал этим интересоваться. Если в школе, когда я с родителями смотрел новости и видел условно [главу российского МИДа] Сергея Лаврова, мне казалось, что это серьезный мужчина и хороший оратор. Позднее я начал смотреть разные ролики, интересоваться политикой и начал понимать, что Лавров грубит, ведет себя на мировой арене максимально некультурно.

Я выходил на акции после возвращения из Германии и задержания Алексея Навального. Выходил в январе и в апреле. Надо сказать, что с возрастом я осознал все эти истории.

— А ваша акция 9 мая стала для вас первой антивоенной?

— Да.

— С начала войны прошло два с половиной месяца. Почему вы вышли именно 9 мая? Был ли какой-то триггер?

Мне и сейчас страшно, но перед 9 мая я понял, что нужно что-то делать

— После 24 февраля начали принимать соответствующие законы, чтобы напугать народ. Мне с самого начала тоже, конечно, было страшно выходить. Вы знаете, что недели две-три людей в разных городах арестовывали, проводили обыски — за то, что они где-то высказались в интернете. Мне и сейчас страшно, но перед 9 мая я понял, что нужно что-то делать. Да, я боюсь, но все боятся. Может быть, мой пример как-то поможет [другим]. Плюс 9 мая — это, по сути, день победы над фашизмом. Мне показалось, что это будет достаточно символично. Было такое мироощущение, что нужно что-то сделать.

— Вы говорите, что боялись тогда и боитесь до сих пор, но все-таки 9 мая вышли на улицу. Хотелось бы уточнить, почему вы на это решились?

— Если прятать голову в песок, проблема не исчезнет. С 24 февраля, хоть я и интересуюсь политикой, но все равно из-за страха прятал голову в песок. Но проблема-то не исчезнет. Наверное, я об этом подумал, в первую очередь.

Если прятать голову в песок, проблема не исчезнет

— Инертность других россиян, которые не выходят на акции, на ваш взгляд, связана именно со страхом уголовного или административного преследования? Или сторонников войны несоизмеримо больше?

— Мне кажется, что работает страх. Как только все началось, сразу начали ужесточать законы — чтобы не допустить волнений. Могу также сказать, что более старшее поколение, которое жило в СССР, хочет вернуть то время. Потому что это их молодость, я их отчасти понимаю. Они хотят вернуть ту страну, которая у них была. У нас неприемлем фашизм. Я его осуждаю, но само это слово — триггер для огромного количества людей. И когда говорят, что там фашисты, значит, так и есть — не разбираясь.

— То есть доверяют пропаганде?

— Да.

— Как ваши близкие родственники относятся к войне?

— Мать относится если не нейтрально, то не осуждает и не поощряет происходящее. А отец, как я сказал ранее, хочет вернуть Союз. Это страна, в которой он родился, где прошла его молодость, для него это время было прекрасным. Я понимаю его мнение, но в корне с этим не согласен.

Мою позицию по данному вопросу поддерживает очень много людей — я это вижу среди молодежи, активных людей, которые интересуются политикой

— Вы пытаетесь донести до родственников и друзей вашу позицию?

— Мне кажется, что мою позицию по данному вопросу поддерживает очень много людей — я это вижу среди молодежи, активных людей, которые интересуются политикой. Просто сейчас они боятся высказывать свое мнение. А так, если кто-то поднимает этот вопрос, я пытаюсь приводить понятные и простые аргументы, чтобы объяснить свою позицию. Кто-то это принимает, кто-то — нет. Это их выбор. Силой уговаривать кого-то... Когда силой кого-то заставляют что-то делать, это всегда будет неэффективно.

— А вы с кем-то из друзей прекратили общение из-за их провоенной позиции?

— Пара человек есть, да.

— Вы служили в армии?

— Да.

— Как вы относитесь к службе? Предлагали ли вам заключить контракт?

Настоящие солдаты, которые хотят служить, могут идти по контракту — и в этом нет никакой проблемы

— Контракт предлагают практически всем, периодически проходят лекции. Мне не понравилось служить. Если человека заставляют что-то делать, то он будет делать это неэффективно. Если ему это не нравится, то он будет бесполезен. Настоящие солдаты, которые хотят служить, могут идти по контракту — и в этом нет никакой проблемы. Я потерял год просто потому, что родился парнем. Я считаю, что в армию должны идти только те, кому это нравится и интересно.

— То есть год в армии в вас не воспитал пропагандистский патриотизм?

— Нет.

— Вернемся к 9 мая. Как проходило ваше задержание?

— Сначала подошли два молодых человека, попросили убрать плакат. Я отказался. Они сказали, что вызовут наряд. Один остался охранять меня, второй ушел и вернулся с нарядом. Они тоже говорили убрать плакат, после чего попросили пройти с ними. Еще там была история, что женщина в пилотке на голове в возрасте 45-50 лет отобрала мой плакат. Сотрудники мне его вернули — и дальше мы поехали в отдел. В отделе... я бы не хотел рассказывать, что там было.

— Критиковали ли полицейские вашу позицию?

Пытаюсь понять, что не так с этим плакатом, что там такого страшного написано

— Да. Скажем так, критиковали.

— Подробности вы хотите опустить?

— Да.

— Не кажется ли вам, что ваше задержание 9 мая с плакатом "Нет войне" — это какой-то сюр?

— Странное чувство. Пытаюсь понять, что не так с этим плакатом, что там такого страшного написано. Я просто стоял, практически никому не отвечал, не кричал. Не хотелось бы, чтобы было какое-то рукоприкладство, поэтому на просьбу полицейских "Давайте пройдемте?" я согласился.

— Как вы считаете, суд пытался вникнуть в вашу позицию или это было "конвейерное правосудие"?

— Он задал пару вопросов и все. Скорее, он просто не слушал.

— Давайте поговорим об экономической составляющей войны. Вы ощущаете на себе, что ваша жизнь стала дороже?

— В плане работы ставки на перевозки грузов автомобильным транспортом поменялись. Если говорить о том, что затронуло меня, — это уход Spotify. Я люблю слушать музыку, и сначала они отменили премиум-подписку, которой я пользовался, а в какой-то момент ушли из страны совсем. В плане цен на продукты я тоже, конечно, ощущаю на себе санкции.

Я здесь родился, мои родители, родные и близкие здесь, бросить их я не могу

— Вы не задумывались об эмиграции?

— Честно говоря, нет. Меня устраивает моя работа. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я пока не особо задумывался на эту тему. Я здесь родился, мои родители, родные и близкие здесь, бросить их я не могу. Но загадывать я не буду. Всякое бывает в жизни.

— Вы когда-нибудь голосовали за Владимира Путина?

— Нет, не голосовал.

— Как вы думаете, что будет дальше? Каким вы видите свое будущее? Что будет со страной?

— Я даже представить себе не могу. Просто не знаю. До 24 февраля я не мог поверить [в то, что произойдет]. Была политика, что у нас учения. Потом наступает 24 февраля — курс доллара и евро повышается. Начинаешь думать, что скоро евро будет по 150-200 рублей, потом дефолт. Но нет, сейчас все более-менее устаканилось. Я не могу представить, что будет. Склоняюсь к тому, что будет хуже. Но, может, что-то поменяется.

— А что должно произойти, на ваш взгляд, чтобы что-то изменилось?

— Может быть, свежие люди должны прийти в высокие кабинеты. Мне кажется, что так. Бывает всякое.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG