Ссылки для упрощенного доступа

"Нам нужна земля и свобода". Фермер из Кировской области — о сельском хозяйстве, санкциях и войне с Украиной


44-летний Сергей Русаков — уроженец деревни Высоково Орловского района Кировской области. Он вырос в крестьянской семье и с детских лет был приучен к сельскому труду. Сергей окончил агрономический факультет Вятского сельскохозяйственного института и решил заняться фермерством. В 2010 году он выкупил бывшую колхозную землю и посадил картофель на десяти гектарах. С тех пор прошло уже 12 лет. Всякое случалось за это время: засуху сменял дождь, побеги картофеля поедал колорадский жук, закупочные цены падали до четырех рублей, но Русаков ни разу не пожалел о решении, которое принял в юности — быть хозяином на своей земле. Фермер ответил на несколько вопросов "Idel.Реалии": о земле и воле, войне и мире, санкциях и демократии.

— Почему вы решили стать фермером?

— Я родился в деревне Высоково, что в семи километрах от районного центра Орлов в Кировской области. В 90-е годы зарплату моим родителям в колхозе имени Халтурина не платили. Чтобы как-то выжить, наша семья держала большое подсобное хозяйство. У нас было три коровы, телята, свиньи, птица. Сад и огород: 20 соток картофеля, всевозможные овощи, теплицы, ягодные кустарники, фруктовые деревья. Чтобы все это содержать, трудиться приходилось от рассвета до заката, без выходных. Какой выходной, если корова есть хочет? Так и зародилась моя привычка к крестьянскому труду.

Сергей Русаков
Сергей Русаков

Но прежде, чем стать фермером, я и в пожарной части поработал, и ремонтом машин занимался, и в армию сходить успел. Но в 2010 году все-таки решил, что возьму землю. Многие спрашивают: как я приобрел первоначальный капитал? Кто мне помогал? А вот никто мне не помогал — все за счет собственного крестьянского труда. Если вы помните, 2010 год выдался засушливым, а нам с семьей удалось заготовить много сена и выгодно продать его в регионы, особенно пострадавшие от засухи. Получили прибыль, взяли землю, посадили первые десять гектаров картофеля, а на следующий год увеличили посевные площади в три раза. Сейчас у нас 500 гектаров возделанной земли и еще 100 гектаров под разработкой. Кроме картофеля, выращиваем зерновые и кормовые культуры.

— У вас семейная ферма?

Труд фермера предполагает круглосуточную занятость

— Да, считается, что у нас семейная ферма. Но жена Екатерина работает в бюджетной сфере, она по профессии зоотехник. Дело в том, что труд фермера предполагает круглосуточную занятость. Обычно так: в пять утра встаешь и до девяти вечера крутишься, приходишь домой и падаешь. Поэтому мы приняли решение, что жена занимается домом, детьми, потому что если мы оба будем заниматься фермерством, дом превратится в склад забытых вещей, дети будут расти без присмотра. У нас сын и дочь. Сыну 19 лет, он уже работает в хозяйстве, оканчивает техникум по специальности "механик". Учится импортные тракторы ремонтировать. А дочери 14 лет, она пока фермерством не очень интересуется.

— Какие сорта и технологии вы используете в своем фермерском хозяйстве?

— У нас интенсивная технология выращивания картофеля, мы используем элитный семенной материал, в частности сорт "Гала" немецкой селекции, "Кураж" и "Ред Скарлетт" голландской селекции и отечественный сорт "Кармен". На полях у нас работает сельхозтехника американских и европейских производителей. Для защиты растений от вредителей — таких, как колорадский жук или фитофтора (грибковое заболевание — "Idel.Реалии") — мы применяем качественные европейские препараты. Кроме того, по рекомендации ученого-агронома Алексея Чикилева мы перешли на безотвальную обработку почвы, отказались от плуга. Первоначально эта технология с трудом приживалась, даже вызывала насмешки у наших коллег-аграриев, но мы работаем с плоскорезами уже шесть лет и на личном опыте убедились, что безотвальная обработка почвы положительно влияет на плодородие. К примеру, в прошлом году урожайность картофеля в нашем фермерском хозяйстве составила 390 ц/га. (В России в 2021 году средняя урожайность картофеля составила 163 ц/га — "Idel.Реалии").

Немецкая сельскохозяйственная техника
Немецкая сельскохозяйственная техника

Продукцию мы реализуем во всех регионах России, ежегодно продаем больше трех тысяч тонн столового картофеля. К сожалению, это так называемый "грязный" картофель, то есть немытый и нефасованный. Мы пытались наладить производство мытой продукции, чистой, в красивой упаковке — как на Западе, но цена такого картофеля возрастает в два раза. В результате его никто не покупает.

— Ваше фермерское хозяйство получает помощь от государства?

— Да, в рамках проекта по развитию семейных фермерских хозяйств в 2020 году нам был выделен грант почти на 17 миллионов рублей. На эти средства мы смогли обновить складскую технику, установили автоматы по фасовке картофеля, избавившись от тяжелого ручного труда. Кроме того, мы приобрели немецкий картофелеуборочный комбайн Grimme, что позволило свести потери при уборке урожая до минимума. В общем, могу сказать, что мы начали работу буквально с лопаты, а теперь у нас современное высокотехнологичное производство.

Проблема, с которой лично я столкнулся, — это возникший дефицит качественных препаратов для защиты растений, которые производят в Европе

— Как вы думаете, удастся ли сохранить это высокотехнологичное производство в условиях западных санкций?

— К этой весне мы обеспечены техникой и запчастями, провели все необходимые работы еще до Нового года. А что дальше будет — трудно сказать. У нас своя ремонтная база, такие умельцы есть, что любой комбайн или трактор по винтику могут разобрать и снова собрать. Проблема, с которой лично я столкнулся, — это возникший дефицит качественных препаратов для защиты растений, которые производят в Европе. В частности, мы работали с компаниями Syngenta и Bayer. Напрямую сейчас нельзя ничего приобрести, наши поставщики ищут возможность купить через посредников, через третьи страны — конечно, это выйдет намного дороже. Но обойтись без химической защиты растений фермеру-картофелеводу никак нельзя. Без обработки картофеля фитофтора может "съесть" целое поле буквально за три дня.

Конечно, есть средства защиты растений отечественных производителей, но они не такие эффективные, как европейские. Абсолютно невозможно воспроизвести у себя в России за пару месяцев все западные технологии, которые нарабатывались годами, построить новые логистические цепочки. Я думаю, на все это уйдет лет 5-7 как минимум. Увы, провала в российской экономике — в частности, в сельском хозяйстве — трудно будет избежать. Самое страшное сейчас — это то, что будущее стало непонятным! Раньше у меня был четкий план — по крайней мере, на год вперед. Вот я закончил уборку, комбайн отправил в ремонт, занимаюсь реализацией продукции, потом готовлю семенной материал на следующий год. Все было понятно, предсказуемо, запланированно. А теперь я живу одним днем, что будет осенью — загадка. Какая цена будет на запчасти? На ГСМ? Какая в результате будет закупочная цена на картофель? Как говорит вятский мужик: ночью бы лечь, да утром проснуться, так и живем теперь.

Есть средства защиты растений отечественных производителей, но они не такие эффективные, как европейские

— Как вы думаете, грозит ли России голод?

— Думаю, что нет. У нас очень серьезный экспорт зерновых: если продавать другим не будем, себя точно обеспечим. Молочной продукции Россия и — в частности, Кировская область — производит очень много, и это продукция отличного качества. В прошлом году из-за погодных условий был недобор по картофелю, но в целом ситуация нормальная. Картошкой мы Россию обеспечим. А если будет полный локдаун, на лошади будем пахать, но свою землю-матушку не бросим.

— Как вы относитесь к военным действиям в Украине?

— Если бы мне друзья не звонили и не паниковали, я бы и не заметил, что где-то идут военные действия. Самое главное, что эта война ведется не на нашей территории. Мы у себя в деревне в Орловском районе ничего особенного не почувствовали: как жили, так и живем. Снаряды у нас не летают, бомбы не взрывают, все тихо-спокойно, сажаем картошку. В целом я одобряю политику власти, считаю, что на Украину нужно было нанести превентивный упреждающий удар. Если бы мы не начали войну первыми, начали бы они. В свое время Сталин ждал чего-то, не верил информации разведчиков, что Гитлер готов напасть, поэтому война велась на нашей территории — и вы знаете, сколько людей погибло. А сейчас мы в плюсе!

Снаряды у нас не летают, бомбы не взрывают, все тихо-спокойно, сажаем картошку. В целом я одобряю политику власти, считаю, что на Украину нужно было нанести превентивный упреждающий удар.

На Украине давно назревал конфликт, который нужно было локализовать. Раньше такие конфликты возникали в Чечне, в Грузии, но на Украине все гораздо серьезнее. С нами сейчас воюет не только Украина, с нами воюют вся Европа и Америка, они думали, что мы слабые, мы убогие, но мы им доказали обратное. Украина — разменная карта в борьбе мировых держав, показательно, что официально НАТО не вмешивается, они ждут, смотрят, что получится.

— Откуда вы получаете информацию о событиях в мире и войне в Украине?

— Я читаю новости "Яндекса", я смотрю телевизор. Кроме того, моя мама родом из Украины. У нас там родственники. Когда началась эта война, моя мама — к моему удивлению — одобрила военные действия на своей Родине: "Все правильно. Я уже девять лет не могу посетить свою сестру. Потому что она сама мне говорит, что русским к ним лучше не ездить. Если заговоришь по-русски — побьют". Украинский национализм есть — это факт. И нужно было с этим что-то делать. Конечно, до войны на Украине мы жили в зоне комфорта, все у нас в принципе было хорошо, но всегда так бывает, что рано или поздно ты из зоны комфорта выходишь. И то, что сейчас происходит, это не самый худший расклад, который мог бы быть.

— Опасаетесь ли вы начала ядерной войны?

— Если это произойдет, я скажу, что руководители России и США — безбашенные чуваки! Совершенно ясно, что в этой войне не будет победителей. Два чувака нажали кнопки — и мира нет. Планета Земля превратилась в пепел! Конечно, я этого не хочу, я жить хочу. Но повлиять на эту ситуацию я, к сожалению, никак не могу…

На выборах президента я голосовал за Путина. Многие друзья осудили меня за это. Но я считаю, что я прав.

— Вы ходите на выборы? Не секрет, что многие сельские жители вообще не голосуют, считая, что все уже решили за них…

— Нет, на выборы я хожу, считаю это своим гражданским долгом. На выборах президента я голосовал за Путина. Многие друзья осудили меня за это. Но я считаю, что я прав. Я начал работать в 2010 году при власти Путина. Когда начинал, у меня не было ни кола ни двора, я всего достиг своими руками, своим умом. Сейчас у меня современное высокотехнологичное фермерское хозяйство с серьезным валовым оборотом. И мне никто не мешал создать свой бизнес во время правления Путина. Даже помогали. Поэтому я голосовал за Путина.

— Вы будете голосовать за Путина еще раз, если он после своего "обнуления" выдвинет свою кандидатуру в президенты на пятый срок?

Путин — мудрый человек, думаю, он понимает, что годы берут свое, России нужен молодой современный лидер.

— Я надеюсь, что он этого не сделает. Путин — мудрый человек, думаю, он понимает, что годы берут свое, России нужен молодой современный лидер. Но если все-таки последует выдвижение на пятый срок, я буду думать.

— Я часто слышу такое мнение от сельских жителей: "Я на земле работаю, мне свобода слова и собраний не нужна!". А как вы думаете, фермеру нужна демократия?

— Я вам так скажу: фермеру нужна земля и свобода. Ради свободы и работы на своей земле мы готовы на все.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (4)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG