Ссылки для упрощенного доступа

"Привезли в закрытом гробу. Определяли останки по ДНК". В Украине погиб 22-летний контрактник из Чувашии


"Парта героя" в школе №9 в Новочебоксарске (Чувашия)

30 апреля в Новочебоксарске (Чувашия) похоронили 22-летнего Евгения Данильчука — 18 марта он погиб под украинским Изюмом. Неделей позже на войне был убит его одноклассник — Михаил Александров. Их похоронили рядом, а в родной школе №9 в начале мая в память о погибших открыли так называемую "парту героев". "Idel.Реалии" поговорили с матерью и братом Данильчука.

— Извините, у меня не прибрано, не было возможности, да и сил совсем нет, — говорит Елена Шорина. Мы беседуем с ней около подъезда ее дома.

К женщине подходят соседи и выражают соболезнования — 18 марта ее младший сын-контрактник Евгений Данильчук погиб на войне в Украине.

— У нас в городе похоронили, в Новочебоксарске? — интересуется сосед.

— Да, там целая аллея. И сколько еще будет… Сначала был один солдат и мой сын, а сейчас будут возить и возить. Убила бы всех, расстреляла, — в сердцах говорит мать.

Дом, где живет Елена Шорина
Дом, где живет Елена Шорина

— Все так говорят, мам, — вступает в разговор старший сын Елены — Александр Егоров (у них с братом разные отцы — "Idel.Реалии").

— Ну, кому нужна эта война? Вот Путин… Зачем это надо было? Просто зачем этих парней малолеток? — задается вопросом Шорина.

— В смысле? А причем тут Путин? — вопрошает сын.

— Вот ему надо было.

— А, может, Зеленскому надо было.

Когда разговор заходит о политике, сосед прощается и уходит. А мать с сыном продолжают разговор.

— Зачем пацанов вот этих малолетних? Ну, контрактники, ну, кинул он их, — возмущается Шорина.

Мы ничего плохого никому не хотели. Раньше ездили к родственникам на Украину.

— Он [брат] же сам по факту подписался. Ему остается полгода службы — ему, конечно, командир и говорит, мол, если не подпишешь [контракт]…

— Вот, вот так и было, — резюмирует Елена Шорина.

Она говорит, что и сама до сих пор не понимает, с чего началась война с Украиной: "Мы ничего плохого никому не хотели. Раньше ездили к родственникам на Украину. А потом Путин сказал, что "Крым наш" — и началась неразбериха. Мы ничего плохого не хотели".

ЗАСТЕНЧИВЫЙ И "ПРАВИЛЬНЫЙ" ПАРЕНЬ

Евгения Данильчука призвали в армию осенью 2019 года. После школы он поступил в политехнический техникум в Новочебоксарске. Парень до армии успел поработать продавцом-консультантом в магазине — там он и познакомился со своей будущей девушкой — Асей. Старший брат — Александр Егоров — рассказывает, что Данильчук был скромным, даже застенчивым молодым человеком, но "правильным" — всегда хорошо учился, был ответственным, не пил и не курил.

Евгений Данильчук (справа). Архивное фото
Евгений Данильчук (справа). Архивное фото

— Мы сводные [братья], но я его любил как родного, — вспоминает Егоров. — Прошлой осенью, когда братишка вернулся домой в отпуск (служба у них была в Дзержинске), поинтересовался, какие у него планы. Знал, что встречается с девушкой — Асей зовут. Он и сказал тогда, что контракт подпишет. По-любому из-за денег, он оплачивал квартиру. 200-300 тысяч примерно получал. Но все равно меньше выходило по деньгам, кому-то что-то не нравилось, их начали штрафовать. "Я устал", говорил он, но все равно поехал. Почему один [сослуживец] не поехал —отказался — а он поехал? Этот вопрос мне не дает сейчас покоя.

"НИКОМУ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ЕДЕТ НА УКРАИНУ"

Александр говорит, что пробовал отговорить младшего брата от подписания контракта. Ему оставалось полгода до дембеля, после чего он должен был вернуться домой.

Позвонил нам однажды и сказал, что едет в танке. А потом у них телефоны отобрали.

— Он никому не сказал, что едет на Украину, — говорит мать Елена Шорина. — Позвонил нам однажды и сказал, что едет в танке. А потом у них телефоны отобрали. В феврале сын уже звонил отцу. Женя мой жил с папой — и номер отца знал наизусть. Мы с папой Жени развелись уже давно. Позвонил он тогда отцу от гражданского человека и сказал, что их кинули под Харьков, а потом был тот самый город Изюм, а потом ко мне пришли брать образец ДНК…

Сын Шориной оказался одним из первых в списке погибших.

— Сначала еще одного привезли, потом моего. Женя погиб 18 марта, но привезли его не сразу. Определяли останки по ДНК. Привезли в закрытом гробу, потом похороны были, поминки... Мы до сих пор не можем в это поверить. Говорят, что в районе Изюма — города в Харьковской области — там был бой, в котором погиб мой сыночек, — не сдерживая эмоции рассказывает женщина.

Евгений Данильчук
Евгений Данильчук

Шорина вспоминает, что сына собирали буквально по останкам.

— Мне объяснили: мол, был бой, толпа шла — и всех накрыло солдат, — со слезами на глазах продолжает женщина. — Они же мальчишки совсем, даже увернуться не смогли. Такое месиво там было, кого-то даже не нашли.

Сын хотел быть военным, мечтал даже

У Евгения Данильчука со стороны отца и матери есть украинские корни: отец из Житомира, а дедушка со стороны матери — из Керчи.

— Сын хотел быть военным, мечтал даже, — говорит Елена Шорина. — Он сам пошел на это. Я его не отговаривала. Брат отговаривал, чтобы контракт не подписывал.

"Я УЖЕ УСТАЛА ПЛАКАТЬ"

Александр Егоров добавляет, что младший брат как-то на новый год попросил подарить ему экипировку. На службе в армии, по словам матери солдата, настоял его отец.

— Отец говорил всегда, что он два года отслужил, и сын его будет служить. Они бегали с ним по этим всем моментам, — рассказывает Шорина.

Могилы Михаила Александрова и Евгения Данильчука
Могилы Михаила Александрова и Евгения Данильчука

По ее словам, срочная служба сыну далась нетрудно — почти каждые выходные он приезжал домой из Нижегородской области и жил со своей девушкой. Шорина подчеркивает: никто не мог предположить, что начнется война.

— Разве это служба? Чему их могли там научить за это время? Они ничего не могли. Два раза только на полигоне был. Их как пушечное мясо выкинули туда. Что эти мальчишки могли? Даже увернуться не могли. Да там уже не увернуться было, как сказали — некуда. Их просто накрыло под Изюмом. Это рассказали мне, когда была на похоронах. Собрать тела не могли — так сказали. Одного вообще не нашли. Их трое было в танке. Я общалась с племянником командира, который был в танке с моим сыном. Его тело так и не нашли. Знаю, что они из Йошкар-Олы.

Два раза только на полигоне был. Их как пушечное мясо выкинули туда. Что эти мальчишки могли?

На открытие "парты героя" в память о погибшем Елена Шорина и ее старший сын не ходили.

— Я уже устала плакать. Только плачем, вроде успокоиться нужно — и снова плачу. Вроде и сходить нужно. Ну, посмотрю на этот постамент, но человека не вернешь. Молодец мальчик. За что? Мне это непонятно. Опытных военных не послали… Они же салаги совсем. Их кинули туда как пушечное мясо. Их просто накрыло, жалко. Говорят, что сейчас еще пять парней привезли. Сына моего хорошо похоронили, с почестями. Деньги дали. Это все военкомат, — резюмирует Елена Шорина.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (7)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG