Ссылки для упрощенного доступа

"Привет. Пока живой". Как жена встречала мужа с войны


Российский солдат в разрушенном Мариупольском драматическом театре. Иллюстративное фото

24 июня будет четыре месяца с начала войны России с Украиной. Понимая потери в рядах Вооруженных сил, власти РФ в регионах начали кампанию по привлечению контрактников в ряды российской армии — мужчинам обещают высокую зарплату и полный соцпакет. "Idel.Реалии" пообщались с женой одного солдата по контракту из Татарстана, который недавно вернулся с войны.

— Тут ситуация сложнее, потому что многие понимают нелепость этого конкретно конфликта. Понимают многие, повторюсь — с 2014 года еще. И когда возвращается вояка к мирным, он не знает, что делать. Вот эти сопли в стиле "герой вернулся" не помогают наладить беды с башкой. Так что можете хоть сколько угодно детей ставить в букву Z, сколько угодно материала тратить на памятники — приезжает домой солдат все равно потерянным, — говорит жительница одного из районов Татарстана Айгуль, муж которой — Виталий (имя изменено) недавно вернулся с войны в Украине.

Вот эти сопли в стиле "герой вернулся" не помогают наладить беды с башкой

Мужчине 27 лет. После окончания колледжа он не пошел учиться по специальности. Отслужил в армии, а после — стал контрактником. По словам Айгуль, Виталий служит в армии уже восьмой год.

На "учения" мужчину отправили еще в январе. "Не все эти полгода он был в боях — менялись. Было время, когда просто сидели в какой-то украинской деревне", — рассказывает женщина.

По ее словам, муж долго не выходил на связь. После утреннего монолога президента России Владимира Путина 24 февраля Айгуль поняла, что муж — на войне. "Не догадалась только сразу масштабов ужаса. Думала, быстро и мирно рассосется", — вспоминает женщина.

Айгуль не разглашает точную информацию о зарплате военных, но уточняет, что Виталию обещали больше ста тысяч рублей в месяц.

Из знакомых, у которых солдаты приехали мертвыми, никому еще даже компенсацию не выплатили

— Пока таких денег мы не видели. Из знакомых, у которых солдаты приехали мертвыми, никому еще даже компенсацию не выплатили, — констатирует Айгуль.

На днях, напомним, патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что российскими военными в Украине движет внутреннее нравственное чувство, основанное на православной вере. По его словам, священники, которые "опекают" российских военных, рассказывают ему о многочисленных примерах мужества и самопожертвования среди них. Патриарх считает, что это "не от высокой зарплаты", а от "нравственного чувства".

ПОДГОТОВКА К ПРИЕЗДУ

Айгуль не знала, каким муж вернется с войны: "Как повезет. Может приехать агрессивным, может — в депрессии, может — заикающимся и с трясущимися руками". В то же время она делится советом: "Не просите с порога забить гвоздь в стене или починить кран. Не гоните к психологам, о травмах лучше потом расскажет, в легком опьянении. Не выгоняйте дышать свежим воздухом. Пусть делает что хочет и говорит о чем хочет. Будет желание — сам расскажет о чем нужно".

Женщина убиралась в квартире двое суток, второй раз за месяц вымыла окна, постирала занавески, поменяла обычное постельное белье на новое — с лебедями

В день возвращения мужа Айгуль проснулась в шесть утра, чтобы проверить дом на чистоту и поставить мясо в духовку. Женщина признается, что никаких ожиданий у нее давно нет: "Принимаю в любом виде и с любым характером. Опыт научил, что лучше так".

Айгуль накрыла праздничный стол — три вида салатов, суп, закуски, бутерброды с икрой и овощи. Женщина убиралась в квартире двое суток, второй раз за месяц вымыла окна, постирала занавески, поменяла обычное постельное белье на новое — с лебедями. И написала всем родственникам и знакомым, что муж точно вернется живым.

БЕЗЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ И ОТСТРАНЕННОСТЬ

Своего мужа Айгуль не узнала — он стал худым, бледным, с фиолетово-синими кругами под глазами. По словам женщины, командировки и раньше меняли внешность Виталия — к этому она была готова. Айгуль лишь благодарила судьбу, что муж вернулся целым.

— Характер поменялся. Просто он до этого в горячих точках никогда не был, только на учениях. Война все изменила. Вот и его сломало, — объясняет Айгуль.

Она вспоминает, что с порога ее сразу смутила безэмоциональность и отстраненность мужа. Виталий молча снял обувь, куртку и холодно обнял Айгуль. "Такого поведения не ожидала и боялась начать разговор. Мне и думать страшно, что моему приходилось делать, что делали с ним", — говорит женщина.

Виталий молча снял обувь, куртку и холодно обнял Айгуль

До отправки на "учения", которые обернулись войной, Виталий был душой компании, друзья называли его "мужиком с золотыми руками". Айгуль вспоминает, что раньше муж говорил быстро и общался с удовольствием. Сейчас же далеко не до дружеских посиделок — Виталий начинает замыкаться в себе и почти не разговаривает. "Но я рада, что хотя бы жив", — констатирует Айгуль.

Она понимает, что муж мог умереть. Еще будучи на войне, Виталий писал Айгуль короткие сообщения, которые всегда начинались с "Привет. Пока живой". Жена не готова к смерти мужа — и последние несколько месяцев старалась отгонять подобные мысли. До войны семья планировала завести ребенка. Сейчас Айгуль не уверена, будут ли у нее когда-нибудь дети, но стать матерью она по-прежнему очень хочет.

Виталий не согласился на интервью, объясняя свое решение запретом разглашения информации. Но обнародовать одну фразу мужчина позволил: "Не лезьте туда [на войну], если не заставляют".

"ЖАЛКО, ЧТО ВОЕННЫЙ"

Сколько времени мужчина может провести дома, точно не известно. Ближнее окружение Виталия надеется, что он останется дома навсегда, но сам он предполагает, что через пару месяцев его вернут на войну.

Своего вояку я, скорее, отношу к категории латентных дезертиров

Айгуль не считает мужа стереотипным солдатом — он не страдает "армией головного мозга", его круг интересов не ограничен танками и оружием, он не произносит после каждого слова "есть такая профессия — Родину защищать" и не заявляет, что его работа — самая важная из доступных мужчине. Айгуль добавляет, что лично знает нескольких "военных до мозга костей", поэтому ей есть с кем сравнивать.

— Своего вояку я, скорее, отношу к категории латентных дезертиров, — говорит Айгуль.

Она открыто заявляет, что профессия мужа ей не нравится. Женщина делает акцент, что любит Виталия как человека, а не как солдата.

— Когда он приехал и пошел в ванную мыть руки, я полушепотом сказала: "С возвращением, мой любимый фашист". Он развернулся, посмотрел на меня — и мы оба рассмеялись. Виталий у меня хороший, с чувством юмора. Жалко только, что военный, — заключает женщина.

"ПТСР БУДЕТ У ВСЕХ"

Что испытывает солдат, вернувшийся с войны, рассказывает бельгийский профессор, специалист по психологическим травмам Эрик де Суар. Помимо частной практики, он работал в бельгийской армии, с начала 1990-х изучая психологическое состояние военнослужащих в условиях боевых действий, последующую реинтеграцию военных в мирное общество, а также связь между психологической травмой, нарушением норм и проявлениями жестокости.

— Реальная травматизация начинает проявляться после войны, когда человек пытается адаптироваться к нормальной жизни, — говорит де Суар. — Как мы видели, люди достаточно быстро расстаются с гуманистическими ценностями мирной жизни, а вот обратный процесс очень сложный и долгий, солдаты начинают отдавать себе отчёт в том, что с ними произошло и что они сами делали, какие преступления совершали. Им нужно заново обрести те ценности, которые они похоронили на войне, самому это сделать практически невозможно.

Реальная травматизация начинает проявляться после войны, когда человек пытается адаптироваться к нормальной жизни

Что ждет солдат по возвращении домой: алкоголь, наркотики, домашнее насилие? "Все это и еще суициды", — отвечает Эрик де Суар. Он напоминает, что "в Америке ежедневно кончают с собой 20 ветеранов, то есть за год погибает больше человек, чем США потеряли в Ираке и Афганистане вместе взятых".

— Думаю, они [российские солдаты] быстро осознают, что они делали в "братской" стране, это будет создавать огромные проблемы для психического здоровья. Они поймут, что они не в Африке где-то воевали с людьми, которые от них сильно отличаются и внешне, и по традициям, и по языку, а с соседями. Это как если бы Франция напала на Бельгию и опустошала франкоговорящие регионы — я представить даже себе такого не могу! — констатирует де Суар.

Он отмечает, что "ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) будет у всех, кто прошёл через насилие: причинял насилие, сам был жертвой или свидетелем насилия, ощущал угрозу гибели".

Эрик де Суар резюмирует, что основные проблемы после возвращения с войны "проявляются через три-четыре месяца".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (1)

XS
SM
MD
LG