Ссылки для упрощенного доступа

Политэмигрантка Мария Туровец: "Совершенно прекрасно, что в Армении — демократия"


Мария Туровец на пикете в Ереване

Российская активистка Мария Туровец родилась в поселке Верхнечусовские Городки Пермского края. Училась в Санкт-Петербургском университете и в Московской высшей школе социальных и экономических наук ("Шанинке"), имеет два высших образования по специальности "Социология". С декабря 2011-го до весны 2022 года она жила в Волгограде, принимала активное участие в протестных акциях российской демократической оппозиции. Освещала в прессе экологические проблемы в различных регионах страны. Весной 2022 года — после начала российского вторжения в Украину — эмигрировала с семьей в Армению. Мария Туровец рассказала "Idel.Реалии" об обстоятельствах своей эмиграции и о том, как она и ее семья устроились в новой стране.

"Я ПРОСТО ДЕЛАЛА ТОТ МИНИМУМ, КОТОРЫЙ ДОЛЖЕН БЫЛ ДЕЛАТЬ КАЖДЫЙ ГРАЖДАНИН"

— В первый раз меня задержали в декабре 2011 года, на волне известных протестов против фальсификации итогов выборов в Госдуму, — вспоминает Мария Туровец. — Я наклеила листовку с извещением о несогласованном митинге против фальсификаций на дверь местного офиса "Единой России" и не заметила, что там была видеокамера. Отпустили меня довольно быстро и без каких-либо последствий, поскольку митинг все-таки постфактум согласовали. С тех пор я начала заниматься гражданским активизмом.

В те годы Туровец участвовала в различных протестных митингах, была наблюдателем на выборах, принимала участие в экологических и градозащитных инициативах — в частности, в общественной кампании против, по ее словам, "довольно ужасного" проекта реконструкции центральной набережной Волгограда. При этом Туровец не считает, что она делала что-то особенное.

— Тогда, в 2012-2013 годах, в Волгограде было много активных людей. Я же просто делала тот минимум, который должен был делать каждый гражданин, чтобы страна не скатилась в то, во что она все-таки скатилась сейчас, — говорит активистка.

О городе, в котором она прожила более десяти лет, Мария Туровец вспоминает без особых симпатий и ностальгии:

— Что из себя представляет Волгоград? Последние несколько десятилетий это город вымирающих заводов, перепроданных и снесенных предприятий. Конечно, там есть рабочие места, но не в промышленности, а в других сферах — в основном в торговле и в ритейле. Но в Волгограде очень низкие зарплаты. Я бы сказала, что там не очень большая безработица, но очень сильная "беззарплатица". Поэтому квалифицированные специалисты переезжают оттуда в Москву и в Питер — "утечка мозгов" просто дикая. И, кстати, поэтому город очень сильно страдает от того, что в нем нет сообщества, которое бы постоянно выдвигало какие-то инициативы, добивалось их осуществления.

Протесты городских демократических активистов против аннексии Россией Крыма в 2014 году и последовавшей агрессии на Донбассе были, по словам Туровец, весьма немногочисленны.

— Украинский Майдан активистское сообщество Волгограда в основном поддержало — за исключением, может, совсем уж ортодоксальных марксистов. Все понимали, что Украина ведет борьбу за свою свободу. Но затем произошел некий раскол: к сожалению, некоторые левые активисты, выступавшие ранее против Путина, за честные выборы, уехали воевать на Донбасс. Я это расцениваю в том числе и как их личную большую трагедию — они покинули большое протестное движение, своих товарищей, порвали с ними и присоединились к полукриминальным вооруженным формированиям. Такая эволюция, думаю, не могла не повлиять крайне негативно на их жизнь, их характер и психологию, — рассуждает Туровец.

Желание уехать из России у них с мужем возникло еще после аннексии Крыма, но тогда они считали, что не могут позволить себе отъезд из страны. Впрочем, семья не желала "сильно прирастать к Волгограду" и думала переехать в Москву или Санкт-Петербург. Всё изменил февраль 2022 года.

"ОТЪЕЗД МЫ ПЛАНИРОВАЛИ В ПОЛНОЙ ТАЙНЕ И В ДОВОЛЬНО НЕРВНОЙ АТМОСФЕРЕ"

6 февраля Мария написала в Facebook: "Какой чудесный день! Выходной, солнечно, морозно, и даже Россия ещё ни на кого не напала".

— То, что будет война, было понятно уже давно. Во второй половине февраля она уже виделась неизбежной — нужно было быть уже абсолютно слепым, чтобы этого не замечать. Я решила, что когда она начнется, то буду активно протестовать, — вспоминает Туровец. — И вечером 24 февраля мы вышли на серию одиночных антивоенных пикетов. Нас было около 20 человек, с полдесятком плакатов. Меня и еще двух девушек задержали: якобы мы слишком близко стояли друг к другу. Мне суд выписал 80 часов обязательных работ, другим девочкам — штрафы по 20 тысяч рублей каждой. После этого я занималась всякими партизанскими действиями — расклейкой антивоенных листовок, помощью задержанным активистам, координацией передач им и так далее. Никаких обязательных работ я отрабатывать не стала.

24 февраля 2022 года
24 февраля 2022 года

18 марта к Марии Туровец пришли с обыском силовики, после чего она решила уехать из России.

— Обыск был по возбужденному уголовному делу о "почтовом терроризме", — рассказывает активистка. — Дело было явно сфальсифицировано; обыски по нему прошли у многих волгоградских активистов, кто хоть как-то засветился с антивоенной позицией. Мой муж предвидел, что такое рано или поздно может случиться и, поскольку всю электронику на обысках обычно изымают, заранее перенес ноутбук в другое место. Но после случившегося родные решили меня спрятать. Выбор пал на Армению, потому что она была ближе всего и потому, что у меня в тот момент не было загранпаспорта, а в Армению, как известно, можно въехать и по внутреннему российскому паспорту.

Из записи Марии Туровец в Facebook 22 марта:

"В 6 утра в пятницу 18-го мне постучали в окно. В моей квартире вынесли две двери и забрали всю мою электронику, так как считают меня свидетелем по делу о почтовом терроризме. Да, вот это "ваша школа заминирована" со странного мейла 4 февраля. На меня якобы указал неназванный источник. Поэтому надо ограбить и запугать всю мою семью. Потом оказалось, что обыски были массовыми. Само собой, это попытка запугать всех, которая во многом достигла своей цели. Просто ко мне пришли в первую очередь. Но это означает, что правила изменились. Бандитское государство теперь вламывается в дома невыдающихся людей безо всякого повода. Я не хочу постоянно бояться. Поэтому сейчас я в безопасном месте не в мафиозном государстве. И теперь у меня много личных мотивов бороться с ним".

Прилетев в Ереван сперва одна, активистка спустя две недели решила рискнуть вернуться в Волгоград за уже готовым загранпаспортом. Когда она прилетела на родину, Туровец, по ее словам, стало ясно, что оставаться там небезопасно не только ей, но и ее семье.

— Я уже стояла на "сторожевике", поэтому отъезд мы готовили в полной тайне и в довольно нервной атмосфере, — говорит Туровец. — Таились даже от родителей мужа, поскольку они оказались весьма подвержены кремлевской пропаганде. Приехали в аэропорт, мужа и ребенка на погранконтроле быстро пропустили, а вот меня притормозили-таки и минут 40 допрашивали. Правда, пограничники (или фсбшники), по моему впечатлению, сами не знали, о чем меня спрашивать. В итоге — нас все же выпустили из России, и мы прилетели в Ереван. Был уже конец апреля.

"МЫ В ЕРЕВАНЕ, И МЫ СЧАСТЛИВЫ"

В Армении ни сама Мария, ни ее семья до этого не были. Теперь они считают эту страну "вполне удобной для жизни".

— Что совершенно прекрасно, что в Армении — демократия. Пусть не самая совершенная, но тем не менее. Часто в активистской среде говорят, что Армения — это чуть ли не "филиал России" — и здесь небезопасно пребывать. Но я бы так не сказала. Здесь нет такого аппарата распознавания лиц и прочих нововведений из сферы слежки за гражданами. Даже людей, которые сюда приезжают под серьезными статьями [УК РФ], никто здесь не ловит. Разумеется, соглядатаи ФСБ ходят на митинги российской антипутинской оппозиции, слушают, записывают речи, разговоры, но дальше этого не идут. Вообще, я бы сказала, что Армения гораздо более независима от России, чем это кажется. И она становится все более независимой после того, как ОДКБ (Организация договора коллективной безопасности) не помогла ей в конфликте с Азербайджаном. Теперь и армянские активисты стоят с антипутинскими плакатами. Часть общественных настроений, симпатий в Армении, по моим наблюдениям, серьезно сдвигается от России в сторону Запада. Но к приехавшим россиянам, к российской культуре люди здесь настроены по-прежнему доброжелательно, — отмечает активистка.

Из записи Марии Туровец в Facebook 1 мая:

"Мы в Ереване, и мы счастливы. Вокруг доброжелательные люди. Большинство из них настолько умны, что знают сложный армянский, русский и основы еще пары языков на сдачу. Нет надрыва, неадеквата, агрессии, как в России. Бесперспективняк, который давно мучал меня, похоже ушел. Друзья и единомышленники в 40 минутах дороги. Я потихоньку втягиваюсь в работу, очень похожую на работу мечты… Мы снимаем [жилье] на окраине, тут рядом садик и школа, но ни разу я не видела, чтобы кто-то выписал ребенку подзатыльник. В Волгограде я видела это гораздо чаще, чем хотелось".

Дочь Марии — Ульяна — по словам активистки, чувствует себя в Ереване отлично.

— Она осознала тут себя как художник. Ходит в хорошую русскоязычную школу, посещает художественную студию. К переезду она сперва отнеслась как к путешествию — она их обожает. Бабушки и дедушки сюда к нам приезжают, так что общения с ними она не лишена. Сложнее с друзьями по школе, но тут выручают мессенджеры, — говорит Туровец.

Сама Мария, приехав в Армению, включилась в работу российско-украинской команды, выпускающей ежедневный подкаст "Сводки Украины".

— Шесть дней в неделю мы выпускали этот подкаст, публикуя в нем все основные новости о войне и обо всем, что с ней связано. Почему подкаст? Потому что у нормальных, адекватных людей, которые сейчас работают в России, адски мало свободного времени и полно семейных обязательств. Между делами они дрейфуют к самым разным точкам зрения. Они не будут возиться с VPN и обходом блокировок. Не поверите, но когда я общалась с волгоградскими друзьями, они спрашивали, какие там новости, "за занавесом". Значит, информация должна прийти к ним без блокировок — через Телеграм, через Гугл. Наша команда именно так и старалась передавать информацию: быстро, понятно и по делу, — констатирует активистка.

Выпуском "Сводок Украины" Туровец занималась до сентября, позднее она стала сотрудничать с изданием "Активатика".

Мария Туровец с мужем Ильей
Мария Туровец с мужем Ильей

Из записи Марии Туровец в Facebook 23 сентября:

"Примерно полгода назад я устроила семье неприятности своим антифашистским сопротивлением. По поводу, конечно, но тем не менее. Родители-свекры это много раз подчеркнули, но не лично мне, конечно. А теперь, оказывается, я с большой вероятностью спасла мужа от позорной смерти в окопе".

Муж активистки — Илья — сейчас также работает удаленно — в сфере, как говорит Мария, "близкой к IT".

"НАДО УСТРАИВАТЬСЯ ТАК, КАК БУДТО МЫ ЗДЕЬ НАВСЕГДА"

С земляками, оставшимися в Волгограде, семья Туровец продолжает поддерживать связь. Мария по-прежнему интересуется, как обстоят дела в городе и регионе, но особых надежд на гражданскую активность там не возлагает.

— Грустная правда о Волгограде состоит в том, что активистского сообщества там сейчас нет, — объясняет Туровец. — Оно, было, начало складываться после 2012 года, но очень сильная "утечка мозгов" его разрушила. А когда началась война с Украиной, город покинуло еще больше активных людей, многие из которых вообще уехали из страны. Я слежу за событиями в Волгограде, поддерживаю связи с некоторыми активистами, которые там остались. Знаю, что некоторые еще продолжают выходить на пикеты, в том числе и антивоенные. Но единого сообщества нет — есть лишь отдельные активисты, мало связанные, иногда даже не знакомые друг с другом.

Из записи Марии Туровец в Facebook 27 сентября:

"В России жизнь вообще стала слишком напоминать плохую литературу... Не так давно сожгли администрацию Бериславки Волгоградской области. Ясно, почему сожгли: там военкомат, личные дела, это всё. Прогорело хорошо, качественно. Ещё бы: здание старое, кирпичное, перекрытия деревянные… Местные давно прогнувшиеся информационные агентства сразу пошли писать, что поджигатели уничтожили же еще и детскую школу искусств. Что ваши жалкие жизни по сравнению с Детьми и Искусством? Потом сожгли военкомат в Урюпинске. Тоже эффектно, хотя не настолько. А сегодня читаю: "Серьезно поврежденный в результате умышленного поджога военный комиссариат по Урюпинску, Урюпинскому и Новониколаевскому районам Волгоградской области вновь начал работу, но теперь в детском саду".

К понятию "тоска по родине" Мария и ее семья относятся сугубо прагматически.

— Тоска, мне кажется, накатывает чаще всего, когда не устроен быт, невозможно воспроизвести старые бытовые привычки в новой среде. Мы эти привычки во многом здесь воспроизвели. В психологическом же аспекте мы от этой тоски тоже избавлены, поскольку уезжали по весомым причинам, — рассуждает активистка.

Конкретных планов на будущее Мария и ее семья пока не строят — слишком неопределенной видится им ситуация ближайших месяцев.

— Что мы точно знаем — лучше не надеяться на наступление каких-то событий, которые мы не можем контролировать. Например, обрушение путинского режима в России явно вне зоны нашего контроля. Поэтому, считаю, надо устраиваться так, как будто мы здесь навсегда. Возможно, мы поедем в Европу. Если нас туда пустят — хорошо. Если же нет, то здесь — в Армении — нам тоже хорошо, — резюмирует Мария Туровец.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

XS
SM
MD
LG