Ссылки для упрощенного доступа

Спектакль "Әлиф" представили на сцене Учебного театра Казанского театрального училища режиссер Туфан Имамутдинов, композитор Эльмир Низамов, хореограф Марсель Нуриев и танцовщик Нурбек Батулла. Это первый совместный проект всех четверых и очередной — для Имамутдинова с Низамовым: в прошлом сезоне парни ставили на сцене Казанского тюза, в котором Имамутдинов служит главным режиссером, спектакль "Из глубины... (Художник Винсент Ван Гог)". Работа получила четыре номинации на премию "Золотая маска - 2017".

Напомним, в основу спектакля "Из глубины..." легли тексты Ван Гога (его письма близким), которые Эльмир Низамов положил на музыку. Их почти беспрерывно пропевали или шептали профессиональные вокалисты, находящиеся на зрительском балконе. На сцене же в это время безмолвные актеры разыгрывали сюжеты картин Ван Гога посредством японского танца буто, которому их обучала хореограф Анна Гарафеева. Спектакль "Из глубины..." соединял "живые" и непривычные для среднестатистического российского театрала вокал и движения человеческих тел. Похожее единение происходит на спектакле "Әлиф".

ЧТО ТАКОЕ "ӘЛИФ"

Әлиф — название первой буквы татарского алфавита, основанного на арабской графике. Татары пользовались им с Х века. Арабскими буквами, похожими на вязь, писал на татарском великий Габдулла Тукай (1886 - 1913). Владел арабской письменностью и Муса Джалиль (1906 - 1944): известно, что в первый блокнот "Моабитских театрадей" (знаменитый цикл стихотворений, сочиненных поэтом в Моабитской тюрьме) он записывал стихи убористым арабским шрифтом.

В 1927 году татарский алфавит реформировали: красивейшую арабскую каллиграфию "перевели" на латинскую графику. Но яналиф (от татарского выражения "яңа əлифба" — "новый алфавит") на основе латиницы просуществовал недолго — до 1939 года. Затем татарская письменность пережила очередную реформу: основой алфавита стала кириллица.

Авторы "Алифа" считают, что реформы татарского алфавита привели к частичной потере самоидентиности татарского народа, формировавшейся с Х века

Все эти вторжения не прошли даром для татарского алфавита: он утратил семь букв. Как полагают создатели спектакля "Әлиф", во многом поэтому и татарский язык "частично потерял свою гибкость, мелодику, глубину". Татарину, который не считывает смысл арабской вязи, уже не поймать изначальной сути из текстов великого Тукая, зашифрованных кириллицей. Авторы "Алифа" считают, что реформы татарского алфавита привели к частичной потере самоидентиности татарского народа, формировавшейся с Х века.

ПРО ЧТО ТАНЦУЕТ НУРБЕК БАТУЛЛА

"Әлиф" — спектакль-рефлексия о судьбе татарской письменности. Немногословное и глубокое переживание о татарском языке, который многие считают сегодня вымирающим.

На маленькой сцене три "островка". Слева — для музыкантов (они играют на курае, думбыре, кубызе и дафе), справа — для небольшой группы вокалисток. В центре сцены — самый заметный, крупный и ярко освещенный островок, он засыпан сухим речным песком: это площадка для танцовщика Нурбека Батуллы.

Фото Рамиса Назмиева
Фото Рамиса Назмиева


С обнаженным торсом, бритоголовый, в тренировочных до колен брюках и босоногий, он выходит на сцену максимально сосредоточенным. Под медитативный перестук этнического барабана "даф" начинает изображать своим послушным поджарым телом арабские буквы татарского алфавита: их названия громко выкрикивает из глубины сцены одна из вокалисток. Танцовщик приседает, кувыркается, мягко гнется в разные стороны — стоя и и в прыжке, демонстрирует плавные изгибы шеи и рук. Почти каждая арабская буква в пластической трактовке Нурбека Батуллы — не "стоп-кадр" необычной позы, а живое движение. Кроме буквы "әлиф": она выглядит как обыкновенная вертикальная палочка и по сравнению с другими арабскими буквами — волнообразными, в основном, — кажется самой простой.

Пластическая арабская графика, придуманная хореографом Марселем Нуриевым, в исполнении Батуллы похожа на замедленную ритуальную пляску. Песок под ногами танцовщика мгновенно образует вокруг него облака пыли — возникает иллюзия, что танец Нурбека — древний, из глубины веков.

Для Марселя Нуриева "Әлиф" — не дебют в театральной Казани. Впервые он заявил о себе, как о многообещающем сочинителе танцев, три года назад, когда специально для бенефиса Нурлана Канетова, лучшего классического танцовщика в труппе Татарского театра оперы и балета им. Мусы Джалиля, поставил в соавторстве со своей женой, хореографом Марией Нуриевой, бессюжетный модерн-балет "С.О.Н." на музыку Антонио Вивальди и Макса Рихтера. Трехчастную композицию, название которой расшифровывалось как "Сентябрь. Октябрь. Ноябрь", исполняли вместе с Канетовым семь солистов. Они делали это с нерастраченным пылом и заметным удовольствием: впервые с ними, профессионалами, работали местные хореографы не самодеятельного уровня.

Нурбека Батуллы среди солистов балета "С.О.Н" не было: в то время он обитал в Петербурге. Выпускник Казанского хореографического училища, в балетной труппе Татарского академического театра имени Мусы Джалиля он протанцевал всего три сезона (успев стать лучшим на тот момент исполнителем гротесковой партии Модеста Алексеевича в балете Владимира Васильева на музыку Валерия Гаврилина "Анюта"). В 2010 году, решив учиться на балетмейстера, поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию. Потом Батулла передумал становиться балетмейстером и снова стал студентом: поступил в мастерскую Ларисы Грачевой и Вениамина Фильштинского Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Сейчас он дипломированный артист театра и кино. Ищущий, думающий, открытый к творческим экспериментам и, что самое любопытное и важное, готовый к ним.

НОВАЯ ВЕРСИЯ "ТУГАН ТЕЛ"

Пластическая презентация татарского алфавита в арабской графике перетекает в спектакле "Әлиф" к песне на стихи татарского поэта Габдуллы Тукая "Туган тел" ("Родной язык"). Но вокалистки поют не известную народную версию, а специально для спектакля написанную Эльмиром Низамовым.

"Туган тел" Эльмира Низамова — неспешный и дисгармоничный, как крик раненой птицы. Музыка композитора окутывает слова Тукая тревогой. Вокалистки пропевают их чуть ли не слогам, но помимо оригинального текста поэта они еще и выкрикивают названия "утерянных" букв татарского алфавита, они звучат как заклинания.

Танцовщик Батулла не покидает сцену ни на минуту. Он продолжает танцевать татарский алфавит — складывает из пластических букв узоры слов и фраз. Пытается переводить на язык своего тела бессмертный текст Тукая. Свой хореографический монолог Батулла, явный адепт физического театра, перемежает эффектной игрой с переливающимся под софитами речным песком: умывается им, сыпет его себе на голову...

Фото Рамиса Назмиева
Фото Рамиса Назмиева


Танец Нурбека Батуллы больше хореографической татарской азбуки. В спектакле Туфана Имамутдинова он вырастает до пластической оды родному языку, который живет не только в устной речи. Как говорил выдающийся поэт Равиль Бухараев, можно быть и немым татарином...

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG