Ссылки для упрощенного доступа

"Были те, кто смотрел на меня как на сумасшедшую"


Единый госэкзамен позади, вчерашние школьники с нетерпением ждут результатов, начинается поступление в высшие учебные заведения. Несмотря на давление на татарский язык, в этом году в Татарстане нашлись те, кто решился сдавать ЕГЭ по татарскому — всего таких выпускников 24. С ними пообщался корреспондент радио Азатлык.

Все эти 24 выпускника намерены выбрать специальность, так или иначе связанную с татарским языком. Несмотря на последние события вокруг татарского (отмена обязательного преподавания государственного татарского языка, возможная отмена обязательных уроков родного языка, сокращение учителей татарского и т.д.), вчерашние школьники мечтают стать либо учителем татарского, либо татароязычным журналистом, либо посвятить себя татарской науке.

Вообще, ребята, сдающие ЕГЭ по татарскому языку, сегодня воспринимаются идеалистами. Всё их окружение твердит им: "Зачем тебе сдавать экзамен по татарскому?", "Не сможешь найти работу в будущем", а они не слушают — сделали свой выбор в пользу татарского. По их словам, настолько сильна любовь к языку. Мы поговорили с ними о скандальной ситуации вокруг татарского, о том, как возможно популяризировать язык, и о том, кто в ответе за это.

К слову, часто говорят, что изучение татарского языка мешает изучению русского. Все девушки, с которыми мы пообщались, по экзамену по русскому языку получили высокий балл.

Ильзира Галимбекова
Ильзира Галимбекова

Ильзира Галимбикова окончила 171-ую школу (Советский район) Казани. Школа русская. Экзамены сдала по математике, русскому языку, обществоведению и татарскому языку. По татарскому набрала 96 баллов, по русскому — 82. Себя она видит учителем татарского. Ильзира говорит на чистом литературном татарском, но, стесняясь, делает ремарку: "немного нужно отшлифовать язык".

"Еще в начале учебного года я поставила цель поступить в Высшую школу татаристики и тюркологии имени Габдуллы Тукая в КФУ. Целенаправленно к этому готовилась. Да, можно было и не сдавать ЕГЭ по татарскому, однако, во-первых, я захотела проверить себя, а во-вторых, это же дополнительный плюс.

В будущем хочу стать учителем татарского. Не исключаю, что во время учебы у меня появятся иные интересы, но я люблю детей и хочу преподавать. Кто знает, может попаду в мир радио, телевидения.

Я злюсь, когда говорят, что татарский никому не нужен, что дни языка сочтены

Были те, кто недоумевал: почему я сдаю экзамен по татарскому? Есть те, кто спрашивает, не боюсь ли я, ведь татарский язык всё равно исчезнет. Некоторые думают, что я — сумасшедшая. Я злюсь, когда говорят, что татарский никому не нужен, что дни языка сочтены. Верю, что язык не исчезнет. Людей, радеющих за татарский, немало. Много и тех, кто живет ради того, чтобы язык развивался. Я — одна из таких. Татарский язык исчезает уже несколько веков. Да, сегодня ситуация сложная, но у народа, который желает выжить, существуют скрытые жизненные резервы.

Я вижу, что за татарский язык борьба идет и в среде общественности, и в правительстве. Наша семья подписывает различные петиции и обращения. В школах уроки языка должны сохраниться. Татары должны выставить свои требования. Легко сказать: "Всё, проиграли" — нельзя сдаваться, если будем стоять на своем, то уроки татарского языка в школах останутся.

Если будем стоять на своем, то уроки татарского языка в школах останутся

В нашем классе было много и русских, и татар. Как только начались прокурорские проверки, мы огорчились, между собой постоянно обсуждали все эти события. Есть те, кто считает, что самое важное — русский язык и математика. Да, и среди татар много тех, кто считает, что родной язык не нужен. Мне сложно это воспринимать. В таких случаях говорю, что, как минимум, изучение нового языка полезно для мозга.

Нужно популяризировать татарский. В Казани нет никаких преград для разговора на татарском, однако татароязычная среда очень узкая. В столице проходят уличные мероприятия, хотелось бы, чтобы таких акций как "Мин татарча сөйләшәм!" ("Я говорю по-татарски!") было больше. Татарский — государственный язык, мы все в ответе за сферу его использования.

Наверное, нужно придумать какой-то фантастический проект для популяризации языка. Не знаю, что это может быть. Если бы на Марс полетел татарин, если бы там он говорил по-татарски, наверное, у молодежи заиграла бы гордость за нацию... Сама в будущем мечтаю открыть частную татарскую школу, раз уж государство не может. Хочу собрать сильный коллектив и воспитывать патриотов народа, свободно говорящих по-татарски, по-английски и на других языках.

Если бы на Марс полетел татарин...

Моя мама — библиотекарь, папа работает на заводе. В семье всегда общаемся на татарском. Как-то случайно заговорила по-русски, отец тут же пресёк: в семье говорим только по-татарски. Я благодарна учителю татарского языка Галине Гумаровне, она развила мою любовь к языку.

Когда на татарский язык началась атака, сначала я испугалась, а потом наоборот — чувство некоего упорства стало возрастать. Интерес к языку возрос. Решила для себя, что всё равно я буду жить как татарка, буду работать и приносить пользу своему народу".

Эльвира Хамидуллина
Эльвира Хамидуллина

Эльвира Хамидуллина —​ из деревни Шуширма Кайбицкого района Татарстана, окончила среднюю школу села Федоровское. По татарскому набрала 89 баллов, столько же — по русскому языку. Она считает, что вопрос татарского языка может решить создание Национального университета.

"Когда училась, участвовала в конкурсах и олимпиадах по татарскому языку и литературе, бывало, что занимала и первые места. В этом году одержала победу на республиканской олимпиаде. Я люблю свой язык, горжусь им, хочу внести свой вклад в его сохранение и развитие. Я люблю свою учительницу Гулию Камалиевну, она пробудила во мне любовь к языку. Вот и я в свою очередь хочу выучиться на преподавателя, чтобы пробуждать в учениках любовь к татарской литературе и языку.

Каждый ученик способен успешно сдать ЕГЭ, ничего сложного не было. По литературе писали сочинение, были вопросы и по языку. Сочинение было на тему сохранения татарских деревень и выявления причин их исчезновения. Единый республиканский экзамен в Кайбицах я сдавала совершенно одна. С одной стороны, было странно: были бы другие — было бы веселее. Нет тех, кто желает связать свою жизнь с татарским языком. Были те, кто старался меня переубедить. "Зачем тебе татарский? Работу не сможешь найти", говорили они. Есть и те, кто жалеет меня, но всё же пытается поддержать: "Кто знает, может, ситуация изменится в лучшую сторону".

Каждый, кто живет в Татарстане, должен знать татарский

Конечно, внимание к татарскому языку должно возрасти. Каждый, кто живет в Татарстане, должен знать татарский. Надеюсь, что в будущем язык будет развиваться. Я возлагаю большие надежды на новое поколение, мне кажется, мы сможем поменять тренд. Кто знает, может, на наше поколение возложена миссия нового возрождения языка... Я же неспроста родилась именно в Татарстане? Не только я, и другие живут схожими мыслями. Самое главное — татарский должен сохранить статус государственного языка, а уж сделать так, чтобы законы заработали — это в наших руках.

В республике татарский язык отодвигается на второй план. Вопрос татарского можно было бы решить, создав Национальный университет. Если бы был университет, где обучали бы современным профессиям на татарском, русском, английском языках, училась бы там и других бы туда поступать агитировала. Остается впечатление, что за родной язык борется один Татарстан, к нему должны присоединиться Башкортостан и Чувашия. Правительства национальных республик должны сказать своё слово.

Хочу, чтобы были разные качественные кинофильмы на татарском. Каждый успешный проект, который есть в мире, должен иметь татарскую версию".

Алсу Мансурова
Алсу Мансурова

Алсу Мансурова окончила татарскую гимназию имени Ризы Фахретдина в Альметьевске. По татарскому она набрала 84 балла, по русскому — 89 баллов. Алсу видит в себя и в науке, и в журналистике. Она считает, если татарское литературное произведение получит Нобелевскую премию, то престиж языка возрастёт.

"В 9-м классе меня потянуло к татарскому языку и литературе. Моя учительница Розалия Хабибова готовила меня к олимпиадам, сейчас в другой сфере себя и не вижу. Хочу расширить границы татарского мира.

Говорят, татарский язык исчезает, но я стараюсь быть оптимистом, как минимум, разговорный язык-то останется. Но меня это не устраивает. Нам нужно работать над тем, чтобы татарский язык развивался как язык бизнеса, науки, высокой культуры, спорта.

Нужно работать над тем, чтобы татарский язык развивался как язык бизнеса, науки, высокой культуры, спорта

Мы не знаем историю, хотелось бы, чтобы вместе с языком историю преподавали так же легко, понятно, в интерактивной форме. В школах русским детям нужны легкие уроки, главное, чтобы освоили разговорный татарский. Если они понемногу начнут говорить по-татарски, потом сами к языку потянутся. Нам нужны научные открытия, желаю, чтобы татарин получил Нобелевскую премию. Быть может, кто-то напишет гениальное татарское произведение и получит эту премию, это бы повысило престиж, авторитет языка.

Верю в то, что уроки татарского языка останутся в школах обязательными. Язык, имеющий государственный статус, никак не может быть добровольным".

Оригинал публикации: Радио Азатлык

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG