Ссылки для упрощенного доступа

"Медведевские" миллиарды на борьбу с ВИЧ — много их или мало


Дмитрий Медведев заявил о выделении дополнительных 4 млрд руб. на борьбу с ВИЧ. Ощутят ли "прибавку" ВИЧ-инфицированные?

Премьер-министр России Дмитрий Медведев в августе сообщил, что правительство направляет 4 млрд руб. на закупку антивирусных лекарственных препаратов для ВИЧ-инфицированных. "Это позволит закрыть потребность в таких препаратах в этом году", —​ добавил премьер. Через несколько дней на сайте правительства было опубликовано распоряжение о выделении средств минздраву из резервного фонда правительства.

Выступление премьера и распоряжение правительства стали темами новостей. Правительство выглядит работающим над проблемой ВИЧ/СПИДа. Однако если расширить рамки рассмотрения ситуации, впечатление будет иным.

В справке к правительственному распоряжению указывается, что в федеральном бюджете на 2017 год на централизованную закупку антивирусных лекарственных препаратов для людей с ВИЧ было предусмотрено 17,6 млрд руб. Четыре миллиарда — это дополнительное финансирование. Однако в 2016 году, по данным Коалиции по готовности к лечению, общий бюджет на закупку антиретровирусных препаратов составил 22,3 млрд руб. Таким образом, правительство всего лишь обеспечило примерно тот же уровень финансирования, который был достигнут в прошлом году.

Только 32,8% людей, живущих с ВИЧ и знающих о своём диагнозе, получали в 2016-м антиретровирусную терапию

Между тем, в России лечение назначают далеко не всем, кому поставлен диагноз "ВИЧ-инфекция", а только тем, у кого число клеток CD4, определяющих состояние иммунитета, в кубическом миллиметре крови снизилось до очень низкого уровня. По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, в 2016 году в России антиретровирусную терапию получали только 285 920 человек из 870 952 людей, живущих с ВИЧ и знающих о своём диагнозе (охват лечением — 32,8%). По оценкам Коалиции по готовности к лечению, число получающих лечение ещё меньше — около 235 тысяч человек. При этом заболеваемость ВИЧ в стране по-прежнему растёт всё более высокими темпами.

Согласно стратегии ЮНЭЙДС, для того, чтобы остановить эпидемию ВИЧ, необходимо, чтобы не менее 90% людей, живущих с ВИЧ, получали антиретровирусную терапию. Один из результатов приёма терапии заключается в том, что при снижении вирусной нагрузки в крови до неопределяемого уровня люди с ВИЧ не передают его другим даже в случае незащищённых контактов. Поэтому одно из средств, которые позволили бы остановить эпидемию ВИЧ в России, — полное обеспечение людей, живущих с ВИЧ, антиретровирусной терапией. Но в настоящее время более двух третей людей с диагнозом "ВИЧ-инфекция" (600 тысяч человек) в России лечение не получают. 4 млрд руб., выделенных правительством минздраву, — это всего лишь минимальные средства, необходимые для исключения совершенно недопустимых перерывов в лечении тех, кто уже принимает терапию. Что будет делать правительство, когда у большинства людей, живущих с ВИЧ, иммунитет (число клеток CD4) снизится до того уровня, когда не назначить терапию будет нельзя?

Необходимо было продемонстрировать своё внимание к теме ВИЧ, что президент и сделал

Для того, чтобы остановить эпидемию ВИЧ и обеспечить терапией всех ВИЧ-позитивных, необходим совершенно другой уровень внимания к проблеме со стороны властей. При этом российские власти несут всю ответственность за неконтролируемое распространение ВИЧ в стране. Владимир Путин за 18 лет своего пребывания на высших государственных должностях лишь один раз коснулся темы ВИЧ — в апреле 2006 года, и произошло это предположительно потому, что Россия принимала в тот год встречу "большой восьмёрки". Необходимо было продемонстрировать своё внимание к теме ВИЧ, что президент и сделал.

Однако выступление Путина включало типичные для него риторические приёмы депроблематизации:

"cегодня мы рассматриваем проблему, которая носит глобальный характер и является актуальной не только для России, но и для всего мира",

ошибки:

"рождение заражённых СПИДом детей",

стигматизирующую и устаревшую терминологию:

"носители ВИЧ-инфекции", "группы риска",

и традиционное морализаторство:

"наша общая задача —​ пропагандировать здоровый образ жизни, понимать значимость моральных ценностей".

Восьмиклассница спросила, можно ли заразиться ВИЧ, если принимать противозачаточные таблетки, но не использовать презерватив

В то время зарегистрированное число случаев ВИЧ в России составляло около 340 тысяч, сейчас оно превышает 1,1 миллиона. Уже более 11 лет Путин молчит о распространении вируса. Между тем, одной новости о том, что Путин встретился за чашкой чая с людьми, живущими с ВИЧ, и обсудил с ними их проблемы, было бы достаточно, чтобы существенно изменить отношение к ВИЧ-позитивным в России и дать сигнал региональным властям о важности вопросов ВИЧ/СПИДа. Вместо этого мы видим апелляцию властей к традиционным ценностям и "духовным скрепам", выдавливание из России международных фондов, войну с наркотиками, нежелание даже обсуждать заместительную терапию и сексуальное образования в школах. Когда в одну из казанских гимназий недавно приехали участники движения dance4life, восьмиклассница спросила их, можно ли заразиться ВИЧ, если принимать противозачаточные таблетки, но не использовать презерватив. И этот вопрос, хотя он может быть назван "отдельным инцидентом", указывает на диагноз всей системе школьного образования и системе власти.

Если российские власти смогут обеспечить всех людей с ВИЧ необходимой терапией, исключить смертность от СПИДа и остановить эпидемию, это может стать, на мой взгляд, основанием для национальной гордости. Войны в Сирии и Украине показывают, что ресурсы для прекращения эпидемии у властей есть, вопрос только в том, что считать приоритетом — свои амбиции на мировой арене или жизнь и здоровье миллионов россиян.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    искандер ясавеев

    Искандер Ясавеев, социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG