Ссылки для упрощенного доступа

Первого августа известный татарский писатель Ркаиль Зайдулла покинул пост главного редактора журнала "Гаилә һәм мәктәп" ("Семья и школа") —​ он проработал на этом посту меньше пяти месяцев. Спустя несколько дней радио Азатлык опубликовало интервью с поэтессой Рифой Рахман, которая заявила, что под давлением директора Сюмбель Таишевой филиал акционерного общества "Татмедиа" "Мәгариф" (куда входит журнал "Гаилә һәм мәктәп") покинули более 20 человек —​ в том числе, она сама (являлась редактором отдела в журнале) и Ркаиль Зайдулла. Рахман рассказала о том, как некогда сплоченный коллектив был разрушен, а также заявила, что Таишеву на работу из её загородного дома возит служебная машина и что она подстрекала писать статьи, очерняющие проект детского телеканала "Уен-ТВ". Сама Таишева, занимающая пост заместителя гендиректора по корпоративному развитию АО "Татмедиа", отрицает это. "Idel.Реалии" публикуют перевод серии материалов, посвященных ситуации в журнале "Гаилә һәм мәктәп", вышедших на татарском языке.

ПОЗИЦИЯ РИФЫ РАХМАН

Ркаиль Зайдулла и Рифа Рахман
Ркаиль Зайдулла и Рифа Рахман

​— Почему вы ушли из журнала "Гаилә һәм мәктәп"?

— Мне никто не велел уходить. Я сама решила, что мой уход облегчит положение Ркаиля [Зайдуллы], думала, что руководство "Татмедиа" задумается над происходящим. Но в результате всё вышло наоборот: давление на Ркаиля только усилилось, его постарались полностью отстранить от руководства журналом.

Таишева быстренько провела без меня собрание и задним числом оформила целую кипу бумаг

Я написала письмо руководству "Татмедиа", в котором объяснила, что основной причиной моего ухода являются плохая атмосфера в коллективе и манера управления директора. Сообщила об этом и самой Таишевой — более того, написала то же самое и в заявлении об уходе. А Таишева быстренько провела без меня собрание и задним числом оформила целую кипу бумаг. Потом меня вызвали и велели ознакомиться с этими жалобами на мое имя. Якобы меня не было на работе, якобы я должна извиниться. Я не стала ничего читать, сказала: заявление об уходе у вас, к чему эти игры? И ушла.

У нас был сплоченный коллектив, но его разрушили. На работу были взяты мягкие, трусливые сотрудники. У кого-то из них тесные личные отношения с директором. В редакцию устролись даже её родственники.

—​ Например?

— Например, Кулюмсар Гараева. Говорят, она — родная сестра матери Сюмбель Таишевой. После того, как меня приняли на работу в журнал "Гаилә һәм мәктәп", я должна была ознакомиться с внутренним распорядком работы в редакции и подписать соответствующий документ. Я очень внимательно изучила все требования и подошла к Кулюмсар. Она мне указала на пункт, где сказано, что к директору нужно обращаться по имени-отчеству и что без её разрешения никуда выходить нельзя. А я указала на то, что тот факт, что в редакции работают родственники, портит имидж всего издания.

В редакцию устролись даже её родственники

Тут больше боятся Кулюмсар, нежели саму Сюмбель. Она ведь не всегда на работе бывает. А Кулюмсар — глаза и уши редакции.

Раньше я не верила тому, что говорят бывшие сотрудники журнала "Мәгариф" — даже в споры с ними вступала. А теперь вот сама через это прошла — зато для творчества много материала собрала.

Я не жалею о том, что работала в "Гаилә һәм мәктәп". Я поверила в то, что такой большой поэт как Ркаиль Зайдулла сможет стать и хорошим руководителем. Мы быстро нашли общий язык и друг с другом, и с коллективом. К сожалению, у Ркаиля не было не то что полной, даже ограниченной свободы действий.

Письмо Рифы Рахман на имя генерального директора АО "Татмедиа" Андрея Кузьмина
Письмо Рифы Рахман на имя генерального директора АО "Татмедиа" Андрея Кузьмина

—​ С какой целью вы пришли в журнал "Гаилә һәм мәктәп"?

— Я приступила к работе с мечтами о популяризации журнала. Мы тут же изменили содержание, писали статьи, интересные большинству читателей, освещали и события в других регионах. Сразу же постарались пресечь практику переписывания текстов из интернета.

Журнал стал более литературным. Мы публиковали и художественные произведения для чтения всей семьёй, и сценарии для школ и детских садов у нас уже были готовы.

—​ Как изменения в содержании сказались на тираже?

Нам ведь даже машину не дали для поездки по районам республики во время подписной кампании

— Считаю, что мы набрали неплохой тираж. Нам ведь даже машину не дали для поездки по районам республики во время подписной кампании. Но даже в таких условиях мы смогли привлечь несколько тысяч читателей (тираж журнала "Гаилә һәм мәктәп" составляет 4500 экземпляров — "Idel.Реалии"). Мне кажется, это большой успех.

—​ Будучи главным редактором, Ркаиль Зайдулла тоже ходил пешком?

— Конечно, потому что обе машины филиала "Мәгариф" и оба шофера служат семье Сюмбель Таишевой. Правда, за четыре месяца нам всё же довелось воспользоваться служебным автомобилем: два раза съездили в министерство, один раз — в Кукмор.

Когда было решено, что к курултаю Всемирного конгресса татар будем готовить специальный номер, отправились в Самарскую и Саратовскую области.

Всё протоколируется таким образом, чтобы директору филиала было удобно уволить ненужных ей людей

Там пришлось ночевать. В Самаре принимающая сторона взяла все расходы на себя. А в Саратове мы остановились в самой дешевой гостинице. По возвращении нам постоянно предъявляли эти расходы: сначала 8 тысяч, затем — 12, потом — 18, в конце вообще оказалось, что мы потратили 20 тысяч рублей. В результате и вовсе заявили, что мы истратили полугодовой бюджет — и машину нам больше не давали. Хотя, на мой взгляд, бензин, потраченный на поездки в эти города, не сравняется с тем количеством топлива, которое уходит на то, чтобы в течение месяца возить Сюмбель и её семью из их загородного дома на работу. А ведь у нас этот специальный номер выкупили большим тиражом и с лихвой возместили все расходы.

—​ Но ведь не только же из-за отсутствия служебного транспорта вы ушли из журнала?

— Ну, конечно, нет. Бывало, что директор велела нам не идти на задания, данные главным редактором Ркаилем. Допустим, Таишева узнаёт, что я уехала на какое-то мероприятие — тут же собирает собрание и составляет протокол, заставляя присутствующих подписать его: мол, меня нет на рабочем месте. Иногда на собрания не приглашали конкретных сотрудников, и получалось, что они тоже прогуливают. Там всё протоколируется таким образом, чтобы директору филиала было удобно уволить ненужных ей людей.

Руководству без разницы, что ты уезжаешь куда-то искать материал — в течение двух часов пишешь из дома текст и после этого еще приезжаешь на работу. Есть только одно — статьи не пиши, пей чай и сиди за своим рабочим столом. Им нужны такие сотрудники, которые постоянно бы твердили "Вы, Вы главная". Только таких и ищут.

Таишева, чтобы очернить нас перед руководством республики, пыталась вплести нас в интриги: например, велела нам писать статьи против организации канала "Уен-ТВ"

Понятно, что в редакции далеко не все могут быть талантливыми. Те, кто остаются работать — терпят. А куда им деваться? Нынешний "Мәгариф", по сути, держится на Тахире Сабирзянове и Мидхате Садыкове. Я до сих пор отношусь к ним с уважением.

Место человека в обществе определяет талант. Я не боюсь открыто выступать в защиту своего народа, в защиту тех, кого обижают. Ни перед кем не юлю, не извиваюсь, никого напрасно не обижаю, стараюсь быть справедливой.

За короткий промежуток времени, говорят, из филиала "Мәгариф" уволились 20 журналистов и 4 бухгалтера. В этом списке еще нет тех, кто поработал один-два дня и ушел.

Таишева, чтобы очернить нас перед руководством республики, пыталась вплести нас в интриги: например, велела нам писать статьи против организации канала "Уен-ТВ" ​— мы с Ркаилем выступили против этого — поняли, что она подстрекает нас.

ПОЗИЦИЯ СЮМБЕЛЬ ТАИШЕВОЙ

После публикации интервью с Рифой Рахман радио Азатлык обратилось за комментарием к Сюмбель Таишевой. Она высказала свою точку зрения на произошедшие в её редакции события. В частности, Таишева отрицает факт пользования служебной машиной. Кроме того, она заявила, что может предоставить все документы, связанные с командировкой в Самарскую и Саратовскую области — в них якобы видно, сколько командировочных было заплачено и в каких гостиницах останавливались сотрудники журнала.Также, по её словам, информация о том, что из редакции уволились 20 журналистов, не соответствует действительности.

Сюмбель Таишева
Сюмбель Таишева

— Когда я заняла пост редактора (21 июля 2016 года — "Idel.Реалии"), несколько сотрудников ушли в декретный отпуск. Они были приняты на работу на место сотрудников, которые ушли в декрет еще до меня. Система такова — люди, чтобы не оставаться на временном контракте, уходят на постоянное место работы.

На работу я езжу на своей машине

Кто из журналистов есть среди этих сотрудников? Например, Руфия (Рахматуллина — ред.) ушла в журнал "Татарстан". Эльза Васильева (Хамматова) пришла до меня, она перешла в журнал "Сәхнә". Он находится на нашем этаже. Нурию (Альмиеву — ред.) мы, наоборот, сами позвали. Она была на четверти ставки, перешла на полную ставку. Был заместитель Рамиля (Уваева — ред.). У нее двое маленьких детей, живет за городом, на работу добиралась на двух автобусах. Она мне сказала: "Сюмбель Нурисламовна, у меня проблемы, я возвращаюсь обратно в детский сад", — рассказала Таишева.

Что касается Рифы Рахман, то, по словам Таишевой, она была принята на работу на место сотрудницы, ушедшей в декретный отпуск.

— В редакции журнала "Гаилә һәм мәктәп" пять штатных единиц, из этих пятерых сотрудников четверо ушли в декрет. Рифу Рахман на работу попросил взять Ркаиль Зайдулла. К сожалению, не могу сказать, что она вела себя очень красиво. У нее было несколько конфликтов с сотрудниками редакции — например, с заместителем, с отделом менеджеров и другими сотрудниками. Конкретно от этих людей я получила заявления.

У нас есть моральный кодекс, есть трудовой договор. Человек должен вовремя приходить и уходить с работы, заранее ставить в известность о том, что состоится командировка. После того, как поступили заявления, мы собрали коллектив, всё ей объяснили. Также хотели взять объяснительную и с неё.

Рифу Рахман на работу попросил взять Ркаиль Зайдулла

Что касается служебного автомобиля, то на работу я езжу на своей машине. Наши авто отправляются в командировку, согласно закону. Машина сломалась и стояла на парковке "Татмедиа". Поэтому я ездила на своей. Как уж я могу использовать служебный автомобиль в личных целях? Вы можете это проследить по карточке. Я целый день на работе, даже на обед выйти не могу. Ркаиль абый выпросил у меня кабинет. Я отдала свой, а сама пересела в общий кабинет — к коллективу. Они все видят, когда я прихожу на работу и во сколько ухожу. Интересно слышать подобные вещи от человека, который не появляется на работе.

ПОЗИЦИЯ РКАИЛЯ ЗАЙДУЛЛЫ

Ркаиль Зайдулла
Ркаиль Зайдулла

​— Ухожу [из журнала "Гаилә һәм мәктәп"] не по своему желанию — вынудили. Четыре месяца назад я с воодушевлением взялся за работу, хотел издавать журнал, интересный читателям. В летней подписной кампании набрали тираж в 4500 экземпляров — это хороший показатель. И в командировки ездил, однако вследствие вмешательства в работу журнала принял решение уйти.

Журнал "Гаилә һәм мәктәп" издается с августа 2013 года. Выходит один раз в месяц, распространяется в Татарстане и по России. Журнал входит в филиал АО "Татмедиа" "Мәгариф". Руководитель этого филиала – Сюмбель Таишева. Она также исполняет обязанности главного редактора журнала "Мәгариф". Кроме того, Таишева – заместитель генерального директора по корпоративному развитию АО "Татмедиа". После ухода Ркаиля Зайдуллы главным редактором журнала "Гаилә һәм мәктәп" была назначена Ляйсан Насыхова.
Рифа Рахман (Рифа Харрасова (Сабирзянова)) родилась 18 сентября 1962 года в Кукморском районе Татарстана. С 1990-х годов преподавала на факультете татарской филологии и истории Казанского государственного университета. В 2002 году защитила кандидатскую диссертацию по творчеству Гаяза Исхаки. С 1996 года является членом Союза писателей республики Татарстан.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG