Ссылки для упрощенного доступа

Основатель мессенджера Telegram Павел Дуров 17 октября объявил, что представлять компанию в споре против ФСБ будет международная правозащитная группа "Агора". Ее руководитель — Павел Чиков — рассказал "Idel.Реалии" о мотивах взяться за это дело, сути претензий ФСБ к мессенджеру и последствиях для всей России в случае его блокировки.

О МОТИВАХ ВЗЯТЬСЯ ЗА ДЕЛО "ФСБ ПРОТИВ TELEGRAM"

— В наше циничное время все очень увлечены срыванием масок и вуалей, пытаются обвинить людей в каких-то истинных намерениях. Мне это чуждо, потому что в общественной, политической и правозащитной деятельности люди всегда или как минимум среди прочего руководствуются некими общечеловеческими ценностями. Иначе ты не можешь находиться на этой "поляне", иначе своим поведением и истинной мотивацией (если она не включает общечеловеческие ценности) ты сам себя разоблачаешь. За 18 лет в правозащитной сфере я таких людей видел очень много. Более того — многие хотели бы меня видеть в их числе, но этого как раз не произошло и не произойдет, потому что "Агора" в своей деятельности этими общечеловеческими ценностями в полный рост и руководствуется.

До конца этого года дело Telegram выйдет на международный уровень

И в этом смысле понимание важности нашего участия в деле "ФСБ против Telegram" составляло основную причину и мотивацию. В том числе потому, что это прецедент, потому что мы восемь лет занимаемся делами, связанными с защитой интернета, потому что наши юристы на этом собаку съели, в том числе потому, что в стране есть всего несколько юристов, которые владеют темой IT-технологий на таком же уровне, как наши ребята. То есть у нас есть реальный опыт, репутация именно в этой сфере (помимо общей репутации), есть понимание того, как вести стратегические тяжбы. Стратегические тяжбы такого уровня — это мега-задача. Там зашито очень большое количество элементов, участников. Не все сейчас видно и не обо всем можно сказать, но это будет долгая и очень крупная игра. До конца этого года дело Telegram выйдет на международный уровень. Мы уже сейчас находимся в контакте с ребятами из других стран, которые ведут дела такой же категории, связанной с шифрованием и претензиями спецслужб к различным сервисам.

Когда я писал Павлу Дурову, кто мы такие и что мы можем, я говорил именно об этом. И одна из причин, почему выбор пал на нас (мне об этом говорил Дуров) заключается в том, что лично я имею понимание, как устроен Telegram и что он из себя представляет. Дуров еще задал вопрос, насколько дорого стоят наши услуги, или мы готовы работать за идею. Когда вопрос ставится именно так, ответ может быть только один — за идею.

О СУТИ ПРЕТЕНЗИЙ ФСБ К TELEGRAM И ПОСЛЕДСТВИЯХ ЕГО БЛОКИРОВКИ ДЛЯ РОССИИ

— Весь спор вокруг Telegram сводится к функции end to end encryption, то есть оконечному шифрованию. Эта функция впервые была введена именно Павлом Дуровым применительно к мессенджерам, и за несколько лет стала так называемым золотым стандартом любых сервисов в мире, поскольку таков спрос пользователей. Дурова можно назвать первопроходцем шифрования для интернет-обывателей и широкой публики. Ранее оно активно использовалось с начала 90-х годов, но преимущественно при шифровании электронной почты — в 1991 году Филиппом Циммерманом было разработано программное обеспечение для шифрования сообщений и других данных PGP (Pretty Good Privacy).

Павел Дуров
Павел Дуров

С подачи Павла Дурова сначала десяткам миллионов пользователей по всему миру стала доступна услуга защищенного общения, а потом, с подхватом ее лидерами отрасли, — и миллиардам. Пользователи хотят защищенную переписку, они хотят быть уверенными в том, что их общение недоступно третьим лицам и, прежде всего, государству.

Пользователи хотят защищенную переписку, они хотят быть уверенными в том, что их общение недоступно третьим лицам и, прежде всего, государству

Собственно, функция оконечного шифрования и предусматривает эту недоступность. ФСБ требует от Telegram не предоставить ключи (хотя в буквальном смысле это выглядит именно так), а создать техническую возможность для доступа к переписке между любыми пользователями.

То есть Павел Дуров со своим Telegram сегодня является знаменосцем IT-прогресса в глобальном смысле этого слова — за ним в вопросе, связанном с обеспечением защищенности переписки, пошли все. Российские власти сейчас хотят откатить ситуацию назад и запретить защищенную переписку. Это требование Дуров выполнять не будет. Речь, по последним данным, идет о 150 миллионах пользователей, из которых только шесть-семь миллионов — россияне. То есть для Павла Дурова российские пользователи Telegram представляют не больше четырех-пяти процентов всей аудитории.

Административное дело, которое сейчас рассматривается (сегодня, 12 декабря, апелляцию на решение мирового суда рассмотрел Мещанский райсуд Москвы, решение оставлено в силе), — это не дело о блокировке Telegram. Это дело о штрафе за непредоставление данных по запросу. Но вступление в силу этого решения в его нынешнем виде (о признании Telegram виновным) открывает для властей возможность потребовать его исполнения, а в случае отказа — возникнет основание для блокировки Telegram в России.

Дуров не будет предоставлять данные, следовательно власти, если примут такое решение, будут блокировать Telegram

Дальше ситуация будет развиваться следующим образом. Дуров не будет предоставлять данные, следовательно власти, если примут такое решение, будут блокировать Telegram. После этого возникнет ситуация относительно технической возможности для таких блокировок. И пока этот вопрос открытый. Грубо говоря, как они будут это делать и насколько это возможно, пока не известно.

Блокировка Telegram создаст юридический прецедент и правоприменительную практику, которая автоматически с момента требования Роскомнадзора (которого пока нет, но оно может появиться только после вступления решения мирового суда в силу) переведет остальные мессенджеры в формат "вне закона", поскольку они также используют технологию оконечного шифрования. Речь идет о WhatsApp, iMessage, Signal, FaceTime, Viber, Facebook Messenger — то есть весь пласт мессенджеров перейдет в разряд нелегальных, поскольку у них точно такая же технология. Вопрос лишь в том, когда власти потребуют от них доступа к переписке.

Соответственно, все пользователи этих сервисов тоже перейдут в разряд пользователей вне закона

А дальше нужно понимать, что следующий шаг — это электронная почта, которая использует криптографию. То есть такие сервисы также станут вне закона, если не предоставят данные спецслужбам. Соответственно, все пользователи этих сервисов тоже перейдут в разряд пользователей вне закона. У нас сейчас пользователи интернета, которые смотрят фильмы онлайн — вне закона, пользователи, которые скачивают фильмы — вне закона, пользователи, которые используют VPN и Tor — вне закона. И российские власти хотят, чтобы пользователи всех сервисов, которые используют технологию оконечного шифрования, оказались вне закона. А это все пользователи!

Российские власти хотят, чтобы пользователи всех сервисов, которые используют технологию оконечного шифрования, оказались вне закона. А это все пользователи!

Речь идет о том, что ФСБ пытается отмотать историю интернета минимум лет на десять! Грубо говоря, прыжок на Telegram без прыжка на остальные сервисы не имеет смысла. Прыжок на всех остальных откатывает IT-сферу России на десять лет назад за исключением тех, кто под давлением будет вынужден научиться пользоваться обходными маневрами. Таким образом, аудитория Рунета поделится на "ультрапрокаченных" пользователей, которые умеют пользоваться "даркнетом", на "прокаченных", которые владеют VPN и имеют доступ ко всем заблокированным сайтам, и на интернет-обывателей. Все три вида аудитории будут увеличиваться.

Количество обывателей будет расти за счет аудитории федеральных телеканалов. То есть проникновение интернета будет продолжаться, группа интернет-обывателей будет увеличиваться, и постепенно именно они будут становиться основной социальной группой и основной целевой аудиторией властей вместо аудитории Первого канала. Они будут основным электоратом, за них будут бороться консерваторы от власти и всякого рода модернисты. Если раньше интернет аудитория была априори "прокаченной", то сейчас львиную долю занимают обыватели. Под давлением возможных блокировок ущемляться будут именно они — а это та аудитория, которая уже привыкла общаться в Telegram’е и WhatsApp’e, потому что это наиболее распространенный способ общения.

ФСБ пытается отмотать историю интернета минимум лет на десять!

Ни один из сервисов не пойдет на то, чтобы раскрыть данные. Посмотрите, что происходит с "Лабораторией Касперского", в отношении которой американцы нашли доказательства сотрудничества с российскими спецслужбами. Обнаруженные доказательства сотрудничества какого-либо глобального сервиса с российскими спецслужбами будут означать "волчий билет" для работы и бизнеса в других сферах. Для того же WhatsApp, так же как и для Telegram, работа на западную аудиторию имеет коммерчески, технически и репутационно гораздо большее значение. Грубо говоря, все пойдут по пути условного Дурова и "забьют" на действия российских властей, как это, например, было с LinkedIn — он потерял часть аудитории, но от этого в глобальном смысле не потерял ничего. А Дуров сейчас на фоне этого скандала с ФСБ наоборот "накачивает" себе репутацию — нет лучшего доказательства того, что Telegram является наиболее защищенным мессенджером, чем претензии к нему со стороны ФСБ.

Пойдут ли на блокировку российские власти — вопрос хороший. Инициировать "административку" в отношении Telegram — это решение, принимаемое на уровне руководства ФСБ. А решение о блокировке — это политический шаг, который принимается на уровне администрации президента. Мы пытаемся объяснить, что такой подход чреват для развития глобальной экономики — она IT ориентирована, ее невозможно отделить от интернета, который, в свою очередь, неотделим от шифрования и защищенности. То есть интернет не развивается без гарантии безопасности коммуникаций.

Как в свое время сказал Тим Кук, предоставление возможности доступа хорошим парням автоматически означает предоставление возможности плохим парням, потому что дальше доступ становится просто никем не ограниченным. Говоря другими словами, можно вспомнить немецкую поговорку — что знают двое, то знает и свинья. В этом смысле дело Telegram является системообразующим с точки зрения будущего развития России. То есть либо Россия откатывается назад на уровень заржавевшей бензоколонки из "Безумного Макса", чья экономика зиждется только на Игоре Ивановиче Сечине, который переливает нефть из недр в китайские нефтеперерабатывающие заводы, либо продолжает хоть как-то развивать технологии будущего. Вопрос о блокировке Telegram — это вопрос о будущем России, и я нисколько не преувеличиваю.

Вопрос о блокировке Telegram — это вопрос о будущем России, и я нисколько не преувеличиваю

Остановить эту историю можно на любом этапе. Можно ограничиться "мочиловом" Telegram и дальше не продолжать. Можно убедиться в том, что Telegram борется со всеми террористическими угрозами гораздо лучше, чем ваш хваленный вороватый Роскомнадзор.

О КОМАНДЕ АДВОКАТОВ, РАБОТАЮЩИХ ПО ДЕЛУ

— В команду вхожу я как основной координатор защиты, адвокаты Рамиль Ахметгалиев и Дмитрий Динзе, а также юрист Дамир Гайнутдинов. Рамиль ведет основное административное дело, он — стратег и аналитик, его работа важна, потому что это дело в ближайшее время будет выходить на уровень высших судов, и не исключено обращение в Конституционный суд после апелляции. С Рамилем в паре работает адвокат Дмитрий Динзе. Он в "Агоре" gadget man и знает все последние технические новинки, программы и все возможности в сфере IT. Дима может на уровне PRO рассуждать об использовании тех или иных программ, способов шифрования и так далее. Он в этом большой спец просто потому, что кайфует от этого, а в деле нужен человек, который может спокойно и уверенно рассуждать на темы, связанные с IT. Вторая компетенция Динзе заключается в том, что он работает по делу о теракте в Санкт-Петербурге, которым ФСБ обосновывает необходимость доступа к переписке обвиняемых. Соответственно, он владеет той информацией, которая может иметь значение для этого дела. Она не может быть оглашена, поскольку у него подписка о неразглашении, но в суде эта часть будет озвучена, поскольку имеет значение для дела, связанного с Telegram.

Дамир Гайнутдинов ведет дела Олега Кашина и Александра Плющева, которые имеют отношение к спору ФСБ с Telegram. Дамир же будет вести дело в Европейском суде по правам человека, если мы будем туда обращаться. Международное направление в целом ведет именно Дамир — он англоязычный, у него масса контактов в этой сфере.

Мы уже контактируем с американскими правозащитниками, которые работают в деле ФБР против Apple

Мы уже контактируем с американскими правозащитниками, которые работают в деле ФБР против Apple. Мы уже сейчас синхронизируем с ними работу, поскольку тот вопрос, который сейчас поднят в деле Telegram, "линкуется" с вопросом, который поднимают американские власти и спецслужбы в деле против Apple. Это некий глобальный фронт, который сейчас формируется, и мы в нем начинаем участвовать.

Мы также активно контактируем с российским экспертным сообществом, профессурой и докторами физико-математических наук и специалистами в сфере криптографии. У нас еще есть направление, связанное со специалистами, которое, я надеюсь, будет реализовано. Но это далеко не все — про все просто пока не скажешь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG