Ссылки для упрощенного доступа

Временное хранилище под Казанью готово принять радиоактивные отходы


Ангар для временного хранения твердых радиоактивных отходов (РАО) на территории бывшего спецкомбината "Радон", ныне Казанского отделения филиала "Приволжский территориальный округ" ФГУП "РосРАО", в Высокогорском районе построен и введен в эксплуатацию. Еще до конца года отходы из хранилища №1 могут извлечь на поверхность. Сроки вывоза отходов из Татарстана пока не определены.

Планы на сооружение хранилища объемом в две тысячи кубометров на территории пункта хранения радиоактивных отходов (ПХРО) Казанского отделения стали известны летом 2014 года. Согласно официальной версии ангар собирались возводить с целью дальнейшей ликвидации ПХРО (решение о ликвидации не только Казанского, но также Мурманского, Благовещенского и Челябинского ПХРО руководство РосРАО приняло еще в 2011 году). Отходы из трех заглубленных в землю хранилищ (их всего четыре: три – для твердых РАО, одно – для жидких, но оно не используется) должны поднять, привести в кондиционированный вид, то есть упаковать в двухсотлитровые бочки, залить цементом, разместить в сертифицированные контейнеры, а последние аккуратно расставить в ангаре.

На втором этапе в опустошенных хранилищах планировалось провести радиационное обследование, провести дезактивацию, затем разобрать конструкции и засыпать ямы землей.

В 2021-2022 году отходы, как сообщалось, должны вывезти из Татарстана. Это задача "Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами" (ФГУП "НО РАО"). Правда, вопрос о том, куда отходы повезут, оставался открытым.

Опубликованные планы вызвали скандал. Общественные слушания по оценке воздействия временного хранилища на окружающую среду, которые в августе 2014 года проходили в районном поселке Дачное, были под угрозой срыва. Завершились они тем, что подавляющее большинство присутствующих проголосовало против возведения объекта. На жителей не возымели действия заверения предствителей предприятия в том, что строительство необходимо для дальнейшей ликвидации ПХРО. Участники слушаний заявляли, что при желании вывести объект из эксплуатации отходы можно доставать из-под земли и вывозить сразу.

Начальник управления по коммуникациям РосРАО Денис Плещенко на пресс-конференции после слушаний допустил, что технологически такой вариант возможен. Проблема в том, что вывозить отходы на тот момент было некуда.

Узнать, как обстоят дела в казанском ПХРО спустя почти три года после волнующих событий, мы отправились с Андреем Ожаровским – физиком-ядерщиком, экспертом общероссийской общественной организации "Социально-экологический союз" в рамках ее программы "Безопасность РАО". А там нас встретили сотрудники не только самого отделения, но и филиала "Приволжский территориальный округ" РосРАО (этот филиал с центром в Нижнем Новгороде является самым крупным в РосРАО, в его состав входят шесть отделений: Благовещенское, Казанское, Кирово-Чепецкое, Нижегородское, Самарское, Саратовское). Из Нижнего Новгорода на встречу приехали Вячеслав Шилков, начальник технического отдела филиала, и Галина Уланова, главный специалист группы радиационной, промышленной, экологической безопасности.

Андрей Ожаровский
Андрей Ожаровский

Временное хранилище построено, введено в эксплуатацию. Находится в состоянии стопроцентной готовности для приема контейнизированных отходов из хранилищ

– Временное хранилище построено, введено в эксплуатацию. Находится в состоянии стопроцентной готовности для приема контейнизированных отходов из хранилищ. В этом году, возможно, уже в конце месяца будет объявлен конкурс на право по удалению отходов из ХТРО №1 (хранилище твердых радиоактивных отходов – "Idel.Реалии"), – вводит нас в курс дела Шилков. Если всё пойдет по плану, до середины декабря работы должны завершить.

Над хранилищем №1 возведено каркасно-тентовое укрытие, которое позволяет работать в любое время года. Оно же – барьер безопасности (в ХТРО №1 объемом 600 кубометров отходы поступали с 1965 по 1990 годы, в ХТРО №2 и №3 объемом по 200 кубов каждое РАО принимаются, начиная с 1993 и 2000 соответственно – "Idel.Реалии").

Работы будут проводить согласно техническому регламенту. Они, по словам начальника техотдела филиала, включают в себя: вскрытие хранилища, уборку гидроизоляции, съем земляной отсыпки под ней, вскрытие плит. Затем будет производиться выемка отходов, их сортировка, переработка негабаритных РАО (например, разрежут трубы), помещение в контейнеры, взвешивание, замер удельной активности, паспортизация и, наконец, перемещение в новое хранилище.

– Один-два дозиметриста будут постоянно вести мониторинг, – добавляет Уланова.

– Каков изотопный состав хранилищ? – интересуется Ожаровский. – Есть ли исходники?

– Все исходные материалы есть, – отвечает главный инженер Казанского отделения Виталий Петров. – Проводили инвентаризацию материалов.

Шилков коллегу немного поправляет. Говорит, что до 2001 года система учета фактически не велась (в системе РосРАО; спецкомбинат “Радон” – другое предприятие – "Idel.Реалии").

Вячеслав Шилков и Виталий Петров
Вячеслав Шилков и Виталий Петров

Вопрос о дальнейшем вывозе РАО пока открыт. Шилков говорит, что Национальному оператору направят запрос о возможности их принятия, но пока нет паспортных данных и объемов отходов, обсуждать это преждевременно. Каждый куб стоит “хороших” денег. К тому же, добавляет Уланова, существуют квоты на их прием.

В ХТРО №1 львиная доля – отработанные источники ионизированного излучения

Кроме того, в ХТРО №1 львиная доля – отработанные источники ионизированного излучения, а Нацоператор пока еще не подготовил для них критерии приемлемости для захоронения, отмечает начальник техотдела филиала.

В разговоре с сотрудниками филиала РосРАО обозначается первый возможный могильник для татарстанских отходов – Шилков упоминает, что 44 кубометра РАО из Нижнегородской области повезут в пункт захоронения в Новоуральске.

Относительно сроков вывода Казанского пункта хранения из эксплуатации Шилков отвечает уклончиво. Во-первых, в соответствии с 190-ФЗ (федеральный закон “Об обращении с радиоактивными отходами” – "Idel.Реалии") вывод из эксплуатации – это работы, которые проводятся после удаления радиоактивных отходов (а они еще не удалены). Во-вторых, сроки определяются руководством. Но общий порядок таков: разрабатывается техническое задание на проектирование, затем сам проект по выводу из эксплуатации. Следом проводятся общественные слушания. Начальник техотдела допускает, что разработка ТЗ и проектирование могут пройти в 2018-2019 годах.

Ожаровский немного удивляется необходимости проведения общественных слушаний на данном этапе. Мол, никто не будет выступать против раскопки. Но нижегородцы считают иначе.

– В Самарской области, в селе Дубовый Умёт эксперты возражают против вывода из эксплуатации хранилищ жидких отходов, – рассказывает Уланова. А на слушаниях в Благовещенске, приводит пример Шилков, жители шумели и говорили “не трогайте наши хранилища!”.

Интересуюсь, обращался ли к ним кто-нибудь из жителей, категорически возражавших против строительства ангара на слушаниях 2014 года. Говорят, что нет, даже письма не писали. Главный инженер Петров объясняет это тем, что люди всё-таки поняли, какова цель строительства ангара: не для приема новых радиоактивных отходов, а для вывода пункта хранения из эксплуатации.

Цель строительства ангара: не для приема новых радиоактивных отходов, а для вывода пункта хранения из эксплуатации

Но пока это не произошло, Казанское отделение продолжает принимать РАО, правда объем их мал, и финансового интереса в продолжении деятельности местного ПХРО филиал "Приволжский федеральный округ" РосРАО не видит.

По данным Улановой, на Казанский ПХРО в период с 1 января 2015 года по 6 июня 2017 года поступило всего 15 РАО, общим объемом 0,13 кубометра, массой 206 килограмм (кроме отработавших закрытых радиационных источников, данных по объему которых нам не сообщили – говорят, это информация для служебного пользования).

Казанское отделение – самое лучшее в филиале "Приволжский федеральный округ" РосРАО по готовности к извлечению радиоактивных отходов, подводит итог встречи Шилков, имея в виду состояние самих радиоактивных отходов и хранилищ. Перед продлением сроков эксплуатации хранилищ экспертной организацией проводилось обследование строительных конструкций и радиационное обследование: ХТРО №1 и хранилище жидких РАО – в 2009-2010 годах, ХТРО №2 и №3 - в 2016 году.

Андрей Ожаровский поделился с "Idel.Реалии" своим мнением об увиденном:

– Я благодарен РосРАО за организацию посещения Казанского ПХРО и за возможность обстоятельного обсуждения вопросов со специалистами.

Я склонен доверять представленной информации о подготовке ПХРО к ликвидации и вывозу накопленных РАО. Остаются неясными вопросы как о дальнейшей судьбе казанских РАО (то есть куда их повезут), так и о сроках вывоза. Но это связано с политикой другого подразделения Росатома – ФГУП “НО РАО”.

Так, Никита Медянцев, руководитель центра по связям с общественностью, СМИ, международными и общественными организациями НО РАО, сообщает, что в настоящее время пункт захоронения радиоактивных отходов в Новоуральске не может принять РАО из Татарстана.

Действующая лицензия действительно не позволяет направить отходы в Новоуральск, но там недавно прошли слушания и лицензия вскоре будет изменена. Так что Новоуральский ПЗРО остаётся в списке "кандидатов" на приём РАО из Татарстана.

В любом случае избавиться от радиоактивных отходов не удастся, но их надо извлечь из старых хранилищ и упаковать в надёжные контейнеры. Это сделает отходы менее опасными.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG