Ссылки для упрощенного доступа

В Казани пользователя социальной сети "ВКонтакте" приговорили к двум с половиной годам колонии-поселения за экстремистские комментарии.

Больше двадцати судебных заседаний состоялось по делу Мансура Мусина с марта этого года. Его обвиняли в том, что он руководил организованной группой по нанесению экстремистских надписей на различных зданиях Казани и использовал социальную сеть "ВКонтакте" для осуществления экстремистской деятельности. Однако сегодня Вахитовский районный суд Казани в своём решении исключил две статьи Уголовного кодекса России, на которых настаивало обвинение, и приговорил Мусина к двум с половиной годам колонии-поселения лишь за то, что он писал экстремистские комментарии в социальной сети. "Idel.Реалии" подробно рассказывают об этом деле.

ЭКСТРЕМИСТСКИЕ НАДПИСИ И КОММЕНТАРИИ ВО "ВКОНТАКТЕ"

По версии следствия, Мансур Мусин и Эмиль Камалов действовали в составе организованной группы. Так, в конце 2014 года на храме-памятнике павшим русским воинам на реке Казанке нанесли сразу четыре надписи – "1552", "Татар, уян!", "Лена, зачем ты крестила наших детей. Твой Ильфатик", "Азатлык". По мнению гособвинение эти надписи "содержали публичную демонстрацию идей нетерпимости и межнациональных отношений татар и русских".

Через несколько дней Мусин и Камалов, как указало следствие, на стене дома по Декабристов, дом 93 они написали: "Батырша, вернись! Спаси свой народ!". После этого – в подземном переходе на улице Батурина – "Свободу Рафису Кашапову", "Свободу татарскому народу". Следом – 17 июля 2015 года – на здании дома 37 по улице Щапова написали "Свободу Рафису Кашапову!", "Путина – в Гаагу!" Весной 2015 года Мусин и Камалов, указало гособвинение, сделали надписи в подземном переходе на площади Тысячелетия – "Свободу Рафису Кашапову!", "Смерть оккупантам!", "Долой московско-чекистскую хунту!", "Свободу татарскому народу!". В начале апреля 2015 года возле театра имени Галиаскара Камала написали "Свободу Кашапову и Савченко! Путина — в Гаагу!". Через несколько дней на здании Казанского федерального университета появилась надпись "Русские свиньи, уезжайте!". Летом прошлого года на здании КХТИ-КНИТУ по адресу Карла Маркса, 72 – новая надпись – "Смерть жидам и русне, слава булгарской весне!". Также на Кремлевской дамбе крупными буквами написали "Слава Украине! Героям слава!"

В появлении всех указанных надписей следствие обвинило Камалова и Мусина. Дело завели еще в декабре 2014-го после появления первого граффити, "направленного на продвижение идей сепаратизма, национального экстремизма, а также на возбуждение национальной вражды", но только по статье 214 УК РФ (вандализм). Мансур Мусин еще с августа прошлого года содержится в СИЗО, а Эмиль Камалов – в казанской психбольнице специализированного типа с интенсивным наблюдением МЗ РФ, поскольку его признали невменяемым.

Следствие также обнаружило, что Мусин в социальной сети "ВКонтакте" использовал ник Исмагил Муса "для осуществления экстремистской деятельности". По мнению гособвинения, Мусин и Камалов – члены националистического сообщества в социальной сети "ВКонтакте" "Правые татары" и "сторонники националистических и сепаратистских идей". В одном из гаражей Мусина правоохранительные органы обнаружили аэрозольные баллоны с краской, литературу и плакаты экстремистского содержания, говорится в материалах следствия.

– Мусин в период с января по апрель 2015 года использовал указанный аккаунт для публичного размещения высказываний, направленных на возбуждение ненависти и пропаганды насилия по признаку национальной принадлежности, – сообщила помощник прокурора Вахитовского района Казани Регина Кафарова, выступая во вторник, 6 сентября, в прениях сторон.

"ВИНА МУСИНА ПОЛНОСТЬЮ ДОКАЗАНА"

По словам Кафаровой, "вина Мусина полностью доказана показаниями потерпевших, свидетелей обвинения, заключениями судебных экспертиз, протоколами следственных действий и иными документами". На одном из судебных заседаний, состоявшихся 12 августа, выступил свидетель защиты, член президиума Всетатарского общественного центра Ренат Нургалиев. Он рассказал, что два-три года ВТОЦ пришлось съехать из особняка по улице Карла Маркса, в результате чего "пришлось все вывозить".

Адвокат Мусина Евгений Зверев продемонстрировал Нургалиеву список вещей, изъятых из гаража его подзащитного, на что свидетель заявил, что 70% вещей – плакаты, баллончики с краской, гуашь и другая канцелярия – принадлежат ВТОЦ, а остальное – молодежному крылу этой организации – "Азатлык".

У меня больные родители, у нас образовалась сложная финансовая ситуация

– У нас около девяти гаражей в поселке Левченко. Я точно не знаю, сколько их. У меня больные родители, из-за этого и кризиса у нас образовалась сложная финансовая ситуация, – рассказывал на суде Мансур Мусин. – Поэтому мы стали сдавать гаражи в аренду. Однажды мне позвонил человек, представился Наилем Набиуллиным (лидер молодежного движения "Азатлык" – ред.) и попросил сдать гараж. Он сказал, что собирается там разместить плакаты, книги и канцелярию, обещал, что все законно. Это был конец 2013 года. Я не смотрел, что лежит в мешках.

По данным следствия, Мусин не наносил надписи на зданиях города, но именно он придумал эту идею и заставлял это делать Эмиля Камалова, который у него работал. Обвиняемый на одном из заседаний отметил, что не знает, кто писал эти надписи – "следователь сказал, что Камалов".

Следователь обещал ему домашний арест, но слово свое не сдержал

Гособвинение тогда попросило зачитать предыдущие показания Мусина, которые он давал в августе-сентябре 2015 года. Выяснилось, что тогда Мусин говорил о том, что Камалов сам рассказал ему о том, что наносил надписи на зданиях. Прокурор попытался выяснить, почему показания Мусина так разительно отличаются, на что обвиняемый ответил, что следователь обещал ему домашний арест, если он будет сотрудничать со следствием, но слово свое не сдержал.

На одном из судебных заседаний, Мусин, обращаясь к свидетелю, задал ему следующий вопрос: "Вам известно, что по этому делу обвиняется невменяемый человек, а меня обвиняют только в том, что я был с ним знаком?". Свидетель ответил, что знает это из публикаций в СМИ, а с Камаловым не знаком.

"КАМАЛОВ В ХОДЕ ОБЩЕНИЯ ПРЕДЛОЖИЛ ШТУРМОВАТЬ ГОССОВЕТ ТАТАРСТАНА"

Выступая в прениях, помощник прокурора Вахитовского района Казани Регина Кафарова перечислила имена свидетелей, которые видели на казанских зданиях указанные выше надписи. Кроме того, она рассказала, что один из свидетелей познакомился с Мусиным и Камаловым в октябре 2014 года на митинге татарских националистов. Тогда, по словам свидетеля, Мусин представился как Исмагил Муса, а Камалов – как Тимур Шафигуллин.

– В ходе общения Мусин и Камалов сообщили, что являются националистами, ненавидят русских и хотят бороться с ними всеми методами. Свидетель осуществлял строительные работы с Мусиным и Камаловым, и в январе-феврале 2015 года Камалов в ходе общения предложил штурмовать Госсовет Татарстана. В начале февраля 2015 года в ходе встречи с Мусиным и Камаловым последний предложил всем отключить телефоны и вытащить аккумуляторы для конспирации. Камалов говорил, что для свободы татарского народа необходимо вести войну против России и русских, – говорила на прениях Кафарова, ссылаясь на показания свидетеля.

Она также пояснила, что по словам свидетеля, в феврале прошлого года Камалов в помещении кафе "Старый Амбар", где они работали вместе с Мусиным, признался, что "ночью в декабре 2014 года сделал надпись на стене храма-памятника на Казанке и хочет защищать председателя ВТОЦ Рафиса Кашапова, так как тот делал для татарского народа благие дела".

– В мае 2015 года во время работы в гараже у Мусина Камалов ему говорил, что в Татарстане необходимо вести войну, как в Ичкерии, добиваясь независимости. Камалов также упомянул, что в январе, феврале и марте 2015 года делал на стенах граффити в защиту татарского народа и против русских, – сообщила Регина Кафарова.

Свидетель, который дал показания, не был знаком с Мусиным

Ссылаясь на показания другого свидетеля, гособвинение рассказало, что Мансур Мусин активно выступал на собраниях организации "Азатлык" еще в 1996 году. Согласно свидетельским показаниям, Мусин "активно там выступал, был неформальным лидером, пропагандировал националистические идеи, приводил в качестве положительного примера борьбу Чечни за свою независимость и предлагал Татарстану начинать активную деятельность для создания мусульманского государства". Отметим, что свидетель, который дал эти показания, в 1996 году не был знаком с Мусиным и узнал его на фотографии в социальной сети "ВКонтакте" только в 2015 году.

Сотрудник управления ФСБ России по Татарстану, сообщила сотрудник прокуратуры Кафарова, рассказал, что он проводил оперативно-розыскные мероприятия и получил сведения о том, что к нанесению экстремистских надписей причастен Эмиль Камалов, который "с 2009 года состоит под диспансерным наблюдением врачей-психиатров".

"У МЕНЯ НЕ БЫЛО УМЫСЛА ОСКОРБЛЯТЬ НАРОДЫ"

Регина Кафарова, выступая в прениях, также напомнила о заключениях экспертов, которые проводили анализ надписей на казанских зданиях. Так, в надписи "Русские свиньи, уезжайте", согласно экспертизе, "имеется негативная оценка группы лиц, объединенных по признакам принадлежности к национальности "русские".

– В соответствии с заключением эксперта, в надписи "Смерть жидам и русне, слава булгарской весне!" имеется прямой призыв к враждебным действиям. Кроме того, в социальной сети "ВКонтакте" в комментариях пользователя "Исмагил Муса" содержатся призывы и побудительные высказывания к совершению негативных действий по отношению к группе лиц "русские", – говорила Кафарова в прениях, ссылаясь на заключения экспертов.

Согласно другой экспертизе, комментарии пользователя "Исмагил Муса" содержат высказывания, "содержащие призывы к освобождению русскими территории татар, которые квалифицируются как признаки вражды, а также содержат призывы, адресованные к татарам".

Отметим, что Мусин на одном из судебных заседаний признался, что мог просто скопировать откуда-то текст и оставить в качестве комментария или ответа на оскорбление его в сети.

– Но у меня не было умысла оскорблять народы. От меня зависела жизнь семи человек, я даже машину водил так, чтобы в аварию не попасть, – заявил он.

В итоге, помощник прокурора Вахитовского района Регина Кафарова просила суд признать Мусина виновным сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса России: по ч.1 и ч.2 ст.280 УК ("Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности"), пункту "в" части 2 ст.282 УК ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в составе организованной группы") и ч.2 ст.214 УК ("Вандализм, совершенный группой лиц, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы"). С учетом сложения наказания Кафарова запросила для Мусина пять лет колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления в течение трех лет.

"ОБВИНЕНИЕ НЕ ДОКАЗАЛО, ЧТО МУСИН ВИНОВАТ В БОЛЬШИНСТВЕ ПРЕДЪЯВЛЕННЫХ ЕМУ ОБВИНЕНИЙ"

Адвокат Мансура Мусина Евгений Зверев, выступая в прениях, просил суд обратить внимание на два момента. Первый – "обвинение не доказало, что Мусин виноват в большинстве предъявленных ему обвинениях". Второй – "сторона обвинение не доказала совершение подсудимым первых 12 эпизодов, указанных в обвинительном заключении". Речь идет о п."в" ч.2 ст. 282, ч.1 ст.280 и 10 эпизодах по ч.2 ст.214 УК России. "Все эти эпизоды являются групповыми, то есть эти преступления должна была совершить группа лиц", – сказал Зверев.

Мусин никакого отношения к этой группе не имеет, в интернете на момент рассмотрения дела судом этой группы нет

Он уточнил, что обвинение заявляло о том, что Мусин и Камалов являются сторонниками татарских националистов и приверженцами националистической интернет-группы "Правые татары", а также имеют крайне радикальные националистические взгляды, "но эти утверждения не подтверждены материалами уголовного дела".

– Свидетели обвинения и защиты Набиуллин, Нургалиев, Калимуллин, Сулейманов, Гараничев, Самигуллин, Маркова, Мусина и другие прямо указали, что Мусин никакого отношения к указанной выше группе не имеет. Сама эта группа не установлена, ее участники в суде не допрошены, в интернете на момент рассмотрения дела судом этой группы нет, – заявил Зверев.

Что касается надписей на зданиях, то адвокат уточнил, что "Мусин не имеет к этому никакого отношения", а обвинение "с целью облегчить себе доказывание своих предположений сообщило суду несоответствующую действительности позицию".

– Обвинение указало, что Мусин и Камалов якобы разработали и соблюдали правила конспирации и внутренней дисциплины. Периодически в 2014 и 2015 году встречались в гараже Мусина и других местах для составления планов преступной деятельности и принимали участие в совершении преступлений, реализуя единый для членов группы преступный умысел. Данная фраза обвинения красивая, но не подкреплена доказательствами. Обвинение утверждает, что не позднее 12 декабря 2014 года у Мусина и Камалова возник умысел, направленный на возбуждение ненависти и вражды с целью нанесение надписей экстремистского содержания. После этого Камалов нанес надписи на храме-памятнике. Затем Камалов наносил их и дальше. Обвинение делает вывод, что раз Камалов наносил эти надписи, значит Мусин является руководителем организованной группы, – недоумевал адвокат Зверев.

Он обратил внимание суда, что обвинение инкриминирует Мусину преступления в составе организованной группы. Но Евгений Зверев напомнил о "выводах стационарной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Камалова". Адвокат "позволил" себе сделать вывод о том, "что Камалов де-факто является невменяемым".

– При невменяемости устраняется субъект преступления, а следовательно и основания уголовной ответственности. Невменяемый не может совершить преступление и быть признан в нем виновным. Экспертиза показала, что у Камалова имеется хроническое психическое расстройство. Прошу суд сделать вывод о невменяемости Камалова и как следствие отсутствие группы Мусина и Камалова, – констатировал Евгений Зверев.

Кроме того, он отметил, что "в деле нет ни одной экспертизы, доказывающей сходство краски на объектах посягательств с образцами красок, изъятых у Мусина", а экстремистскими были признаны только две надписи из десяти. По словам Зверева, "все инкриминируемые Мусину надписи им не наносились, и Камаловым он не руководил и не мог руководить".

"МУСИН НЕ ЗАНИМАЕТСЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОСОЗНАННО"

Адвокат также прокомментировал показания свидетеля, который заявил, что еще в 1996 году видел Мусина на собрании организации "Азатлык" в Казани. По словам Зверева, эти сведения являются ложными, поскольку Мусин с 1995 по 1997 год служил в армии в Ленинградской области.

Говоря о комментариях в социальной сети "ВКонтакте", которые оставлял Мансур Мусин, адвокат Зверев уточнил, что его подзащитный не отрицает того, что мог писать эти комментарии, однако на данный момент ни одного из них в интернете найти нельзя.

– На следствии и в суде Мусин сказал, что мог писать комментарии, но их содержание дословно не помнит. Прошу суд по этим двум составам преступления принять во внимание то, что Мусин не занимается экстремистской деятельностью осознанно: он не пишет программных статей, не выступает с лекциями, осмысленно не обращается к неограниченному кругу лиц. Специально не призывает какую-либо группу лиц выступать против других. Представленные обвинением материалы – это комментарии к чьим-то высказываниям. Мусин не пишет какое-то утверждение, а затем ждет реакции пользователей. Наоборот – он, прочитав чье-то суждение, пишет к нему комментарий, обращаясь при этом к конкретному лицу, – объяснил свою позицию адвокат Евгений Зверев.

Учитывая тот факт, что Мусин "активно способствовал расследованию преступления", имеет двух несовершеннолетних детей и родителей-инвалидов, ранее не привлекался к уголовной ответственности, Евгений Зверев просил суд назначить ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы с учетом фактически отбытого.

Уже после окончания своего выступления Зверев продемонстрировал суду книгу Михаила Веллера "Великий последний шанс", из которой, как он утверждал, Мусин брал цитаты для комментариев в социальной сети "ВКонтакте".

– В этой книге на целом перечне страниц содержатся слова, которые написал когда-то Веллер. И они ставятся в вину моему подзащитному, – резюмировал Евгений Зверев.

ПРИГОВОР

Решением Вахитовского районного суда Казани Мусин приговорен к 2 годам 6 месяцам колонии-поселения по ст. 282 ч.1 УК РФ (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства ... с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет"). Срок считается от 18 августа 2015 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG