Ссылки для упрощенного доступа

Татьяна Леонтьева - доцент кафедры электротехники и электрооборудования предприятий Уфимского государственного нефтяного технического университета. В День учителя, который сегодня отмечается в России, она рассказала "Idel.Реалиям" о своей зарплате, об участии учителей в выборах и о том, почему она не против уехать в Европу и работать там официанткой.

- Татьяна, каков ваш преподавательский стаж?

- В нашем нефтяном университете я работаю около трех лет. До этого я 12 лет преподавала в Уфимском энергетическом колледже.

- Вам нравится ваша работа? Чем именно? Почему вы выбрали такую профессию?

- Моя работа нравится мне тем, что, во-первых, это постоянное общение со студентами. Мне нравится, когда меня слушают, нравится делиться с ними знаниями, информацией. Сама по себе эта работа, в том числе, и у нас в стране, всегда была благодарной. Конечно, был такой период, в 1990-е годы, когда учителей, преподавателей – вместе со всем обществом – поставили, что называется, на колени. Тогда было тяжело - и морально, и физически. Сейчас тоже тяжело, но, в целом, удовлетворение от работы у нас есть. Если бы еще за это платили достойные деньги, тогда было бы вообще прекрасно.

- Когда вы говорите, что тяжело, вы имеете в виду именно вот эти финансовые трудности?

- Да, прежде всего это, уровень заработков, и еще ряд некоторых бюрократических моментов. Последнее, особенно, касается учителей в школах и колледжах. Там педагогов постоянно заставляют писать многочисленные отчеты, планы, словом, выполнять массу ненужной бумажной работы, которая отвлекает от основного дела – преподавания знаний. Здесь, в университете мы от этого, слава Богу, отходим.

- Если не секрет, сколько вы зарабатываете?

Я получаю со всеми надбавками около 25 тысяч рублей в месяц

- Зарплата у нас формируется в зависимости от объема учебной нагрузки и наличия преподавательской категории – для школы или колледжа, или же ученой степени, ученого звания – для ВУЗа. При одной и той же нагрузке, но при наличии разных ученых степеней зарплата может сильно отличаться. Я работаю доцентом, но без ученой степени, только готовлюсь защищать кандидатскую диссертацию. Годовая учебная нагрузка у меня составляет 0,75 преподавательской ставки – это примерно 500 учебных часов в год. В соответствии с этим, я получаю со всеми надбавками около 25 тысяч рублей в месяц. Конечно, это очень мало.

- Что за время вашего преподавательского стажа изменилось в вашей профессии?

Масса учительского времени, нервов и государственных денег тратилось на постоянное обучение и переобучение

- Прежде всего, это переход к образовательным стандартам другого уровня. Он сопровождался довольно-таки большой неразберихой, был очень сумбурным. Например, в одно время, когда я работала в колледже, мы перешли к стандарту второго поколения. Едва-едва успели его изучить, освоить, как пришлось срочно переходить уже на следующий стандарт. Масса учительского времени, нервов и государственных денег тратилось на постоянное обучение и переобучение.

Переход к новым стандартам коснулся, разумеется, и ВУЗов. Раньше мы выпускали инженеров, теперь - бакалавров и магистров. В соответствии с этим, изменились сроки обучения, да и вся сама система обучения изменилась.

- Как вы оцениваете такие изменения? Как они сказались на качестве образования?

Считаю, что наше, советское пятилетнее вузовское образование было более классическим, более подходящим

- Откровенно говоря, я считаю, что наше, советское пятилетнее вузовское образование было более классическим, более подходящим. Интеграция нашей образовательной системы с европейской, в соответствии с Болонским процессом, происходит сложно, с рывками и откатами, отчего страдает качество преподавания, компетентность выпускаемых специалистов. К примеру, бакалавров у нас сейчас так и называют – недоделанные инженеры. Так, между прочим, считают и многие работодатели, отмечая, что у выпускаемых бакалавров попросту не хватает знаний. Магистратура наша также не совсем соответствует европейской.

Сейчас у нас, наоборот, наметилась тенденция возвращения к инженерному образованию. Конкретно, в нашем вузе открывается много различных пятилетних специалитетов. Кстати, в том числе, и поэтому в ВУЗы сейчас возвращается довольно много преподавателей, которые ушли в 1990-е, в нулевые годы, когда у нас очень сильно просели наука, образование и эти сферы покинули очень многие умные люди. Тогда учить студентов, в том числе и будущих педагогов, было практически некому, качество образования сильно упало. Сейчас наблюдается некий период возрождения, и в образование возвратились педагоги с учеными степенями.

Бакалавров у нас сейчас так и называют – недоделанные инженеры. Так, между прочим, считают и многие работодатели.

- Есть какие-то другие причины, по которым преподаватели возвращаются в университет?

- В связи с тем, что сейчас запрещено совмещать более двух ставок, у преподавателей стало больше свободного времени. Появилась возможность заниматься параллельно чем-то еще, например, совмещать преподавание с участием в научных разработках для нужд производства, консультировать известные фирмы и компании. На базе нашего университета сейчас очень много интегрированных с производством проектов и многие педагоги в них заняты. Это поощряется и руководством университета и служит хорошим материальным подспорьем для самих преподавателей.

- Скажите, каковы сейчас отношения педагогов со своими учащимися? Легко ли вам с ними или тяжело? Понимаете ли вы нынешнюю молодежь, её стремления, её настроения?

Сейчас запрещено совмещать более двух ставок - у преподавателей стало больше свободного времени

- Всё, конечно, очень индивидуально. Есть студенты очень открытые, откликающиеся на многие происходящие в стране события. Они, по моим ощущениям, несколько разочарованы многим происходящим, хотя и хотели бы занимать более активную гражданскую позицию. Но преобладает, всё же, пассивный контингент.

Если взять только нашу сферу, то в каждой учебной группе, по моим многолетним наблюдениям, есть 10-15, а то и до 20 процентов студентов, у которых, что называется, "горят глаза" - они заинтересованы своей учебой, перспективами получения знаний, будущей карьерой. Но всегда есть и большой процент равнодушных.

- Кто, по-вашему, сильнее сейчас влияет друг на друга – педагоги или студенты?

- Это, конечно, взаимозависимые вещи. Многое зависит от компетенции педагога, от его личной профессиональной и этической планки. Есть такие студенты, которые тебе, буквально, в спину дышат – они постоянно развиваются, много читают и даже в свою очередь воздействуют на педагога, заставляя его также постоянно расти. Ради них хочется работать и работать.

- Есть ли у вас дети?

- Есть дочь, ей 17 лет, она студентка первого курса нашего университета.

- Если ваша дочь изъявит желание пойти вашим стопам, стать преподавателем, что вы ей на это скажете?

После кризиса 2014 года, после санкций, заработки у нас сильно упали, лично у меня - в два раза

- Я к любому её выбору отнесусь с пониманием. Конкретно, я скажу ей, что это неплохой выбор, это – некая стабильность. Конечно, после кризиса 2014 года, после санкций, заработки у нас сильно упали, лично у меня - в два раза. Это очень ощутимо, но стабильность всё же есть. Во многих других сферах занятости ситуация еще хуже.

- На прошедших выборах Вы были членом участковой избирательной комиссии от партии "ЯБЛОКО". Российская оппозиция утверждает, что были масштабные фальсификации итогов голосования. Каковы ваши впечатления? Вы были свидетелем нарушений на вашем участке?

- Если честно, от нынешних у меня такое ощущение, что нас искупали в грязи. Там есть некая система фальсификаций, о которой, в общем-то, знают все, которая идет сверху и бороться с ней бесполезно.

- Как вы считаете, почему члены избирательных комиссий идут на фальсификации?

От нынешних выборов у меня такое ощущение, что нас искупали в грязи

- Полагаю, многие рядовые члены участковых избиркомов идут на это или закрывают на это глаза потому, что ввиду их нищенских зарплат у них здесь появляется возможность единовременно заработать. Работа в комиссиях неплохо оплачивается, а других возможностей у них нет. Что касается руководства участковых комиссий, состава вышестоящих комиссий – там эти люди уже прочно связаны с административным ресурсом, фактически являются его частью. Не подчиниться они не могут, поскольку, как правило, рискуют карьерой.

- Будете ли вы дальше работать на выборах, в качестве члена участковой избирательной комиссии?

- Во-первых, от меня уже хотят избавиться, вывести из состава комиссии. Но мне и самой уже не хочется там работать, особенно после последних выборов.

- Что вы думаете, в целом, о жизни в вашей стране, сравнивая её с жизнью в других странах? Думали ли вы о возможности временной иммиграции или постоянной эмиграции, как это делают многие ваши соотечественники?

- Конечно, жить в нашей стране тяжело, хотя есть страны, где жить еще хуже, например, в Африке. Всё относительно. Мне нравится Европа, особенно, Германия, Нидерланды, Бельгия… Там спокойно, всё комфортно, всё удобно. Возможно, я бы уехала, поработала бы там даже официанткой в ресторане, к примеру. Я, конечно, лишилась бы любимой работы здесь, но получала бы удовлетворение от многих других вещей. Но ведь не оставишь здесь ребенка, не оставишь пожилых родителей…Я только надеюсь на то, что со временем жизнь в нашей стране всё же станет лучше.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG