Ссылки для упрощенного доступа

Приволжский окружной военный суд начал рассматривать в открытом режиме на территории Казанского гарнизонного военного суда дело "Чистопольского джамаата" или, как оно называлось три года назад, – "дело поджигателей". На скамье подсудимых девять человек – один из них уже отлучен от процесса за попытку самоубийства. Корреспондент "Idel.Реалий" следит за ходом процесса и приводит полную версию обвинительного заключения, зачитанную главным гособвинителем – прокурором Татарстана Илдусом Нафиковым.

Дело "Чистопольского джамаата" поступило в Приволжский окружной военный суд 26 сентября этого года. 6 октября прошло сразу два заседания – о продлении заключения и назначения даты предварительного слушания. 10 октября в закрытом режиме суд решил провести первое заседание по процессу 20 октября. Дело рассматривается в открытом режиме.

Судят обвиняемых судьи Приволжского окружного военного суда — Игорь Николаев, Дмитрий Сирота и председательствующий Юрий Клубков.

ДО СУДА

По общему обвинению в терроризме проходят сразу девять человек: 38-летний Марат Сабиров, 32-летний Рафаэль Зарипов, 38-летний Айрат Ситдиков, 36-летний Алмаз Галеев, 25-летний Михаил Мартьянов, 29-летний Руслан Гафуров, 39-летний Джаудат Ганеев, 29-летний Станислав Трофимчик и 53-летний Рамиль Абитов. Все они пробудут под арестом до марта 2017 года. Почти все они – жители Чистополя (Татарстан).

Почти у всех обвиняемых имеется судимость

Всех обвиняемых задержали в декабре 2013 – марте 2014 года. Чистопольца Руслана Гафурова задержали чуть раньше – 30 ноября 2013 года, но уже 5 декабря отпустили. В ИВС он казался повторно уже 24 декабря того же года.

Почти у всех обвиняемых имеется судимость. Как рассказывали некоторые из фигурантов террористического дела ранее, часть получила свои сроки еще до наступления совершеннолетия, кто-то позднее, например, за кражу.

За три года с тех событий по делу прошло несколько сотен человек. Некоторых из них уже признали виновными в преступлениях разной степени тяжести, либо они были ликвидированы правоохранительными органами.

Так, 1 мая 2014 года в том же Чистополе в ходе спецоперации бойцы подразделения "Альфа" Центра спецназначения ФСБ уничтожили двух террористов – Раиса Мингалеева и Беслана Назипова. Оба мужчины подозревались в причастности к терактам 2012 года в Казани, в результате которых был убит руководитель учебного отдела муфтията Валиулла Якупов в подъезде собственного дома, а на муфтия Татарстана Илдуса Файзова было совершено покушение. Раиса Мингалеева также называют создателей и руководителем "Чистопольского джамаата".

Осенью 2014 года Чистопольский районный суд Рушана Хуснутдинова и другого обвиняемого – Ильнура Сатдарова – приговорил к двум годам лишения свободы в колонии общего режима каждого по части 3 статьи 222 УК РФ (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов организованной группой).

В декабре 2014 года были осуждены еще четверо участников "Чистопольского джамаата" – Даниил Мухлисов был приговорен к пяти годам колонии, Эмиль Гизатуллин – к шести годам, Дмитрий Кудрявцев – к шести с половиной годам, Раис Шайдуллин – к 11 годам заключения.

16 февраля 2015 года во время спецоперации, проведенной УФСБ и МВД в Нижнекамске задержали Ильдара Вафина. В марте этого года ему предъявили обвинение – незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия (статья 222 УК РФ). Дело Вафина рассматривал суд присяжных заседателей. В мае 2016 года его признали виновным по всем эпизодам преступлений и приговорили к 16 годам колонии строгого режима.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обвинительное заключение на первом заседании в рамках процесса по делу зачитал главный гособвинитель – прокурор Татарстана Илдус Нафиков. Это заняло чуть более получаса, хотя прокурор указал все эпизоды как самой организации "Чистопольский джамаат", так и отдельно по каждому обвиняемому.

– В 2007 году в Чистополе Раис Мингалеев и подсудимый Марат Сабиров, искажая суть вероучения ислама, представляя радикальные псевдоисламские взгляды и желая изменения политической системы и государственного права России, а также исламизации населения страны, с целью установления джихада и совершения террористических актов создали устойчивую террористическую группу "Чистопольский джамаат". В эту группу вошли подсудимые Абитов, Ганеев, Галеев, Зарипов, Трофимчик, Ситдиков и другие лица, – начал Нафиков.

К августу 2012 года Мингалеев создает две устойчивые организованные группы – "Чистопольский джамаат" и "Моджахеды Татарстана", участники которых находятся у него в подчинении. В мае 2013 года группа преобразовывается и становится преступным сообществом "с целью проведения силовых методов борьбы джихада, совершения террористических актов и установления радикальных исламских форм общественного устройства и создания так называемого исламского государства на территории России".

"Чистопольский джамаат" состоял из двух организованных групп – "Моджахеды Татарстана" и "Джамаат"

– С этой целью он с мая по декабрь 2013 года в Чистопольском районе Татарстана конспиративно проводил агитацию среди мусульман и привлекал к участию в своей организованной группе сторонников, – пояснил прокурор.

"Чистопольский джамаат" состоял из двух организованных групп – "Моджахеды Татарстана" и "Джамаат". В состав организованной группы "Моджахеды Татарстана" среди прочих вошел обвиняемый Джаудат Ганеев. Во вторую организованную группу – Абитов, Галеев, Гафуров, Зарипов, Трофимчик, Ситдиков.

Преступное же сообщество возглавил Раис Мингалеев, а подсудимый Марат Сабиров выполнял роль его заместителя, осуществляя руководство сообществом в отсутствие Мингалимова. Согласно версии следствия, они совместно распределяли роли, принимали решение о совершении террористических актов, занимались боеприпасами, координировали перемещение автотранспорта и предметов необходимых для осуществления террористической деятельности. Одновременно Сабиров с Рафаэлем Зариповым руководили входящими в преступное сообщество структурным подразделением – "Джамаатом". Они вдвоем определяли цели и задачи данной группы и координировали её деятельность, – уверена сторона обвинения.

В близкое окружение Сабирова с Зариповым входили Рамиль Абитов, Алмаз Галиев, Айрат Ситдиков, принимавшие совместно с организаторами участие в совершении ряда преступлений террористического характера. По поручению Сабирова Зарипов руководил также младшей частью организованной группы "Джамаат", состоящей из подсудимых Руслана Гафурова, Михаила Мартьянова и Станислава Трофимчика.

– Участники преступного сообщества имели в распоряжении мобильные телефоны и пять транспортных средств, принадлежавших Ганееву, Галееву, Забирову, Сабирову и Ситдикову. Преступное сообщество также имело оружие и боеприпасы, самодельные взрывные устройства, а именно – четыре пистолета, обрез охотничьего ружья, 95 патронов различного калибра, три гранаты, восемь самодельных взрывных устройств, – отметил Нафиков.

Первый эпизод, отмеченный в обвинительном заключении – теракт в Билярском государственном историко-археологическом и природном заповеднике. Совершили его обвиняемые Галеев, Зарипов, Мартьянов, Сабиров и Трофимчик, а Абитов, Ганеев и Ситдиков оказали содействие террористической деятельности.

– Тем самым Сабиров обвиняется в преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 210 УК РФ ("создание преступного сообщества в целях совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений и его руководство"). Зарипов обвиняется в преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 210 ("руководство преступным сообществом и входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий"). Абитов, Галеев, Ганеев, Мартьянов, Ситдиков и Трофимчик – по части 2 статьи 210 УК РФ ("участие в преступном сообществе"), – пояснил прокурор.

Отметим, что, газета "Коммерсантъ" в ноябре 2013 года со ссылкой на собственные источники в правоохранительных органах писала, что бомбами оказались канистры — одна большая и несколько маленьких, начиненные селитрой и алюминиевой пудрой. Канистры, пишет издание, были снабжены химическим взрывателем. Такие взрыватели применяются в минах и бомбах замедленного действия, в них находится химический реагент, от состава которого зависит срок замедления: реагент постепенно разъедает проволоку, удерживающую ударный механизм, после чего происходит взрыв.Тогда силовики и начали разрабатывать дело о попытке теракта возле популярного у туристов "Камня желаний" в музее-заповеднике.

Первая информация об обнаружении в билярском заповеднике бомб появилась в СМИ еще 12 октября. Тогда сотрудники вызвали полицию, заприметив странную канистру. Однако полицейские сообщили о "ложном" вызове, отметив, что это всего лишь канистра с бензином.

Второй эпизод – 15-17 ноября 2013 года, по версии следствия, обвиняемые Абитов, Галеев, Гафуров, Зарипов, Мартьянов, Сабирова, Ситдиков и Трофимчик совершили террористические акты в Нижнекамске и Чистополе, а также в селе Ленино Новшешминского района Татарстана. А Ганеев оказал содействие в террористической деятельности.

– Тем самым Сабиров обвиняется в преступлении предусмотренных частью 1 статьи 205.4 УК РФ ("организация террористического сообщества и участие в нем"). Зарипов – в преступлениях частью 1 статьи 205.4 УК РФ ("руководство террористическим сообществом и участие в нем"). Абитов, Галеев, Ганеев, Мартьянов, Гафуров, Ситдиков и Трофимчик – частью 2 статьи 205.4 УК РФ ("участие в террористическом сообществе").

Подсудимые рассчитывали на большой общественный резонанс, широкое освещение совершенных ими преступлений в СМИ, возникновение страха в обществе

Следствие отмечает, что осенью 2013 года руководители преступных сообщества "Чистопольский джамаат" Мингалеев и Сабиров с целью устрашения населения и гибели многих людей, причинении значительного имущественного ущерба, а также в целях воздействия на принятие властью решения об усилении политической системы государственного строя России, приняли решение совершить террористические акты путем подрыва комплекса в Билярске, поджогов религиозных сооружений христиан в различных районах республики, а также на объектах опасных химических веществ в ПАО "Нижнекамскнефтехим".

– При этом подсудимые рассчитывали на большой общественный резонанс, широкое освещение совершенных ими преступлений в СМИ, возникновение страха в обществе и как следствие разжигание религиозной ненависти в кругу участников сообщества, нетерпимых к светским законам, политической системе, и государственному строю России, – заявил Нафиков. – Этими террористическими актами они намеревались спровоцировать действия правоохранительных органов в отношении лиц, исповедующих ислам и дестабилизировать социально-политическую остановку в стране.

Нафиков рассказал, что в период с сентября по октябрь 2013 года участники организованной группы "Джамаат" Зарипов и Галеев, а также Назипов в гараже №212 ГСК "Карьерный №5" Чистополя собрали самодельное взрывное устройство фугасного действия, снаряженное самодельными взрывчатыми веществами. Данное взрывчатое вещество и взрывное устройство они в период с октября по 12 ноября 2013 года перевезли на автомобиле Галеева из Чистополя на территорию Билярского музея-заповедника в Алексеевском районе республики. Здесь они установили его для дальнейших взрывов в место пребывания большого количества людей – рядом с композицией "Святой ключ", состоящей из трех камней.

Эти действия Галеева, Зарипова и Сабирова квалифицированы по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ, как террористический акт, совершенный организованный группой. Кроме того, указанные действия Галеева и Забирова квалифицированы по части 3 стать 223.1 УК РФ ("незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств, совершенные организованной группой") и по части 3 статьи 222.1 УК РФ ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенное организованной группой").

После этого Раис Мингалеев поручил Сабирову, Галееву и Зарипову подыскать места для совершения поджогов религиозных учреждений христиан в различных районах республики. По версии следствия, в конце сентября, начале октября 2013 года в Чистополе Галеев и Гафуров, действуя совместно с Зариповым, склонили к совершению преступления младшую часть организованной группы – Мартьянова и Трофимчика. В период с 25 по 28 октября 2013 года Зарипов на своем автомобиле привез Мартьянова в село Ленино, где они избрали объектом поджога расположенную в 500 метрах от села часовню-купель на территории родника святого великомученика Дмитрия Солунского. 30 сентября Зарипов, Мартьянов и Трофимчик подожгли купель, используя бензин и зажигалку. Ущерб составил 560 тысяч рублей.

Эти действия Зарипова, Галеева и Мартьянова, Трофимчика и Сабирова обвинение квалифицирует по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ как террористический акт, совершенный организованный группой.

Следующий эпизод – запуск ракет в "Нижнекамскнефтехим". По версии следствия, Абитов, Сабиров и Ситдиков в первой половине ноября 2013 года в Чистополе на базе, расположенной по улице Валиева, 11, организовали незаконное изготовление не менее пяти самодельных взрывных устройств, выполненных по типу реактивных снарядов осколочно-фугасного действия, заряженных самодельными взрывчатыми веществами. И не менее одной хвостовой части самодельного взрывного устройства, содержащего ракето-двигатель и хвостовую часть пусковой установки.

– 14 и 15 ноября на территории той же базы подсудимые Зарипов и Ситдиков, а также Шайдуллин по поручению Сабирова погрузили взрывные устройства и хвостовую часть пускового устройства в багажник автомобиля Ситдикова и рано утром 15 ноября 2013 года незаконно перевезли из Чистополя в Нижнекамск к автозаправочной станции "Татнефть", расположенной по адресу улица Промышленная, 10. Здесь Зарипов, Сабиров, Ситдиков и Шайдуллин, а также присоединившийся к ним Мингалеев и Назипов установили взрывные устройства, четыре из которых были запущены в "Нижнекамскнефтехим", – пояснил Нафиков.

Абиков, Зарипов, Сабиров и Ситдиков, по мнению следствия, совершили преступление, предусмотренное пунктом "а" части 3 статьи 205 ("террористический акт, совершенный организованный группой, сопряженный с использование ядовитых, отправляющих, токсичных и опасных химических веществ"). Действия Абикова и Ситдикова квалифицируют также по части 3 статьи 223.1 ("незаконное создание взрывчатых веществ, совершенного организованной группой") и по части 3 статьи 222.1 ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенное организованной группой").

Еще один эпизод – поджог церкви в Чистополе. В конце октября 2013 года Зарипов, Галеев, Ганиев и Гафуров по поручению руководителя разработали план поджога деревянной церкви в Чистополе, – уверено следствие. К этому они привлекли Мартьянова и Трофимчика. Галеев организовал наблюдение за церковью и выбрал удобное время для совершения преступления. Мартьянов по поручению приготовил не менее трех бутылок бензина. В ночь на 17 ноября церковь подожгли. Ущерб, по мнению гособвинителя, составил восемь тысяч рублей.

Эти действия Зарипова, Галеева, Ганиева, Гафурова, Мартьянова и Трофимчика квалифицируют по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ ("террористический акт, совершенный организованный группой").

Следующий эпизод – поджог молельного дома в селе Ленино. С 10 по 25 октября 2013 года Зарипов и Галеева посетили снова село Ленино, где они избрали объектом поджога молельный дом. В ночь на 17 ноября Зарипов на своем автомобиле привез Мартьянова и они подожгли дом с помощью бензина. Ущерб, по версии следствия, составил 7,8 млн рублей.

– Эти действия Зарипова, Сабирова, Мартьянова и Галеева квалифицируются по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ ("террористический акт, совершенный организованный группой"), – пояснил Нафиков.

После поджога Зарипов, "руководствуясь мотивами религиозной ненависти к христианам", возле часовни-купели осквернил (закрасил баллончиком с краской) табличку с указанием дороги на родник святого великомученика Дмитрия Солунского.

Сатдаров уже отсидел свой срок, а Хуснутдинов выйдет на свободу в ноябре

Действия Зарипова гособвинение квалифицирует по части 2 статьи 214 УК РФ ("вандализм, совершенный по мотивам религиозной ненависти и вражды").

Сабиров для вооружения "Чистопольского джамаата" незаконно приобрёл 19 патронов калибра 5,6 мм, а также сам изготовил из газового пистолета модели ИЖ-76 боевое оружие, а из охотничьего ружья – обрез. Гафуров и Сабиров в период с 20 по 30 октября передали оружие Рушану Хуснутдинову и Ильнуру Сатданову. Отметим, что оба уже осуждены за хранение и перевозку незаконного оружия. Сатдаров уже отсидел свой срок, а Хуснутдинов выйдет на свободу в ноябре.

Действия Гафурова следствие квалифицирует по части 3 статьи 222 УК РФ ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, совершенное организованный группой"). А Сабирова – по части 3 статьи 223.1 УК РФ ("незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств") и по части 3 статьи 222 УК РФ ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, совершенное организованный группой").

Ганеев обвиняется в том, что в период с сентября 2004 года по 1 января 2005 года в Рыбно-Слободском районе приобрел огнестрельное оружие, патроны и магазины. Являясь членом организованной группировки "Моджахеды Татарстана", Ганеев в период с июня 2011 года по декабрь 2012 года обратился к Мингалееву с целью переделки оружия, что и было сделано. Оружие, предназначенное для террористической деятельности "Чистопольского джамаата", Ганеев незаконно хранил у себя дома.

Эти действия квалифицируются по части 3 статьи 223 УК РФ ("незаконное изготовление оружия, совершенное организованной группой") и по части 3 статьи 222 УК РФ ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, совершенное организованный группой").

19 июня 2012 года Мингалеев и другие участники организованной группы "Моджахеды Татарстана" совершили покушение на муфтия республики Илдуса Файзова – его машину подорвали, затем в муфтия стреляли и ранили. Одновременно у своего дома был застрелен заместитель муфтия республики Валиулла Якупов. После этого Раис Мингалеев ушел в подполье.

Подсудимым Абикову, Мартьянову, Ситдикову, Галееву, по версии следствия, было известно, что Мингалеев скрывается от правоохранительных органов, но они продолжали содействовать в его террористической деятельности. Летом-осенью 2012 года Ганеев помогал Мингалееву и другим членам "Моджахедов Татарстана" скрываться от правоохранительных органов.

С июня 2011 года по март 2014 года Ганеев содействовал террористической деятельности Мингалеева, обеспечивал вооружение и готовил материалы, оправдывающие деятельность террористов. Кроме того, Ганеев финансировал деятельность организации. В частности, передал около 80 тысяч рублей на эти цели в 2011-2012 годах.

Айрат Ситдиков с сентября по октябрь 2012 года помогал Мингалееву скрываться. В конце октября 2013 года Ситдиков передал вещества для изготовления взрывных устройств. Мартьянов также привозил химические вещества для создания взрывчатки.

Ситдиков совместно с Сабировым, по версии следствия, обеспечивали финансирование террористического сообщества. На территории производственной базы по улице Малинина, 11 в Чистополе Сабиров и Ситдиков открыли цех по хранению и переработке лома черных и цветных металлов. Металл потом продавали различным коммерческим организациям в Набережных Челнах, Казани, Ульяновской и Самарской областях. Доход составил примерно восемь миллионов рублей. Квалификация – ст. 171 УК РФ ("незаконное предпринимательство").

В октябре 2013 года Ситдиков совместно с Галеевым подыскивал место для совершения террористического акта в помещении автовокзала города Чистополь.

Подсудимый Трофимчик также оказал содействие террористической деятельности. В период с 20 по 25 сентября 2013 года также подыскивал место для совершения теракта в районе Верхнего рынка на улице Базарной в Чистополе, а в ноябре 2013 года – для теракта на Казанском вокзале в Москве.

Все действия обвиняемых, способствующие террористической деятельности "Чистопольского джамаата", квалифицируют по части 3 статьи 205.1 УК РФ ("содействие террористической деятельности"). А действия Ганеева также по части 1 статьи 205.1 ("финансирование терроризма").

Ганеев обвиняется в том, что он в период с декабря 2013 года до февраля 2014 года в поселке Рыбная Слобода с целью привлечения новых участников в "Чистопольский джамаат" изготовил рукописный материал, содержащий призывы к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма. В феврале-марте 2014 года он также перевел материалы в электронный формат с целью их опубликования в СМИ. Но не успел этого сделать – его задержали.

Эти преступления квалифицируются обвинением по части 1 статьи 205.2 ("публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма с использованием СМИ").

Джаудат Ганеев также, уже после задержания, обращался в Следственный комитет России, где, считает следствие, сообщил заведомо ложные сведения о применении к нему физического и психического воздействия со стороны сотрудников Центра "Э". Квалификация преступления – часть 2 статьи 306 УК РФ ("заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления").

Станислав Трофимчик в 2009 году проник в жилой дом и похитил перфоратор, шлифмашину, болгарку, дрель и лобзик, нанеся ущерб в три тысячи рублей. Эти действия обвиняемого обвинение трактует по пункту "б" части 2 статьи 158 УК РФ ("кража с незаконным проникновением"). 10 июля 2013 года дал заведомо ложные показания в качестве свидетеля в Верховном суда РТ по уголовному делу – часть 1 статьи 307 УК РФ.

Гафуров обвиняется в том, что в период с 2010 по 2013 год участвовал в террористической организации "Хизб ут-Тахрир аль Ислами" (партия исламского освобождения). Его обвиняют в том, что он совместно с другими сторонниками партии провел видео-конференцию, где заявлял идеи террористической деятельности. Гафуров также размещал на своей странице в одной из соцсетей видеофайлы организации, нарушающие закон, и хранил "источники информации партии исламского освобождения".

Квалификация – часть 2 статьи 282.2 УК РФ ("участие в деятельности экстремистской организации"), часть 1 статьи 205.2 УК РФ ("публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма"), а также по пункту "в" части 2 статьи 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, совершенное организованной группой").

"НЕ СОГЛАСЕН, НЕ ПРИЗНАЮ, СФАЛЬСИФИЦИРОВАНО"

После прочтения Илдусом Нафиковым обвинительного заключения, подсудимые высказали свои мнения.

С обвинением не согласны, вину не признаём, дело сфальсифицировано следователями

Шестеро из девяти обвиняемых произнесли одну и ту же фразу: "с обвинением не согласны, вину не признаём, дело сфальсифицировано следователями".

Двое – Сабиров и Ситдиков – вину признали частично. Они признались в том, что вели незаконную предпринимательскую деятельность (не было лицензии на работы). Следствие же уверено, что заработанные в ходе незаконной предпринимательской деятельности деньги шли на финансирование "Чистопольского джамаата". Напомним, что доход от бизнеса Марата Сабирова и Айрата Ситдикова составил около восьми миллионов рублей.

Ещё один обвиняемый – Ганеев – признал вину по статье 222 ("незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов"). "По всем остальным обвинениям – было всё не так, как написано в обвинительном", – пояснил он.

Я не совершал эти преступления. Сначала они [следователи] под пытками пытались выбить признания – не вышло. Тогда они уже подключили других – Мартьянова и Ганеева.

Марат Сабиров также успел добавить, что "считает дело сфабрикованным в полном объеме следственными органами". С ним солидарен и Рафаэль Зарипов.

– Я не совершал эти преступления. Сначала они [следователи] под пытками пытались выбить признания – не вышло. Тогда они уже подключили других – Мартьянова и Ганеева.

Напомним, что в декабре 2013 года к корреспонденту "Idel.Реалий" обратились родственники Михаила Мартьянова, задержанного на тот момент девять дней назад в Чистополе по подозрению в поджогах православных храмов.

– Сотрудники полиции в данный момент моего братишку Мартьянова Михаила Михайловича пытают, угрожают, издеваются, вынуждают взять вину на себя в том, чего он не делал, – сообщил Виктор Мартьянов, брат Михаила.

Адвокаты задержанных в 2013-2014 годах заявляли о пытках и склонению к статусу "скрытого свидетеля" всех, кто проходил по делу.

Молодого человека почти сразу же отпустили после того, как стали появляться первые сообщения о пытках

Кроме того, слова адвоката Мартьянова тогда подтверждал освобожденный на тот момент Рушан Хуснутдинов. Молодого человека почти сразу же отпустили после того, как стали появляться первые сообщения о пытках.

- В Нижнекамске уже требовали оговорить других людей и называли конкретные фамилии, – рассказал в интервью "Новой газете" Рушан Хуснутдинов. – Мне говорили: "Если ты дашь показания против них, мы сделаем тебя засекреченным свидетелем. Никто не узнает, что это ты, тебе не о чем будет беспокоиться. Только скажи, что они церкви поджигали, мы сразу же тебя отпустим". Но я даже не знаю этих людей…

Мне говорили: "Если ты дашь показания против них, мы сделаем тебя засекреченным свидетелем. Никто не узнает, что это ты."

Отметим также, что незадолго до того, как поступили сообщения о пытках от Мартьянова в 2013 году, один из задержанных – Алмаз Галеев лишился гениталий в СИЗО. По версии полицейских, он сделал это сам, найдя в камере бесхозное лезвие от бритвы. Рафаэль Зарипов после нескольких дней в Нижнекамском изоляторе временного содержания попал в Нижнекамскую районную больницу.

30-летнего Зарипова госпитализировали с разрывом мочевого пузыря, отломом отростков позвоночника и травмой легкого.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG