Ссылки для упрощенного доступа

Смотря вечером на знаменитый самарский "челышовский" дом на Красноармейской, 60 невольно вспоминаешь строчки Александра Блока: "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека". Однако когда оказываешься внутри трехэтажного здания, поэтическая романтика исчезает. Начинается проза жизни.

Дом, как и его "близнец" с улицы Фрунзе, 56 построен местным купцом Михаилом Челышовым. Здание строилось как "доходный дом", квартиры которого, как следует из названия, сдавались Челышовым в аренду. Строительство завершили в 1899 году. В доме жили врачи, инженеры, учителя - представители самарской интеллигенции. Квартировал тут и начальник управления Самара-Златоустовской железной дороги.

После 1917 года большевики разделили бывшие доходные квартиры на клетушки, устроив коммуналки. В 1966 году дом признали объектом культурного наследия областного, а в 1995 году - федерального значения.

Последний раз ремонт в доме делали 48 лет назад

Если в конце позапрошлого века дом был символом современности и прогресса, теперь в нем царят ветхость и запустение.

Квартира 25 – типичная из коммунальных квартир "челышовского" дома. Здесь живут семь семей, всего – двадцать жильцов, - рассказывает одна из жительниц коммунальной квартиры, Татьяна Григорьевна, поясняя, что последний раз ремонт в доме делали 48 лет назад. На всех – один туалет. Как в песне Владимира Высоцкого:

"...Все жили вровень, скромно так: система коридорная,

На тридцать восемь комнаток всего одна уборная".

Комнаты жителей коммуналки действительно обставлены скромно. Это потому, что ветхие межэтажные перекрытия просто не выдержат новую мебель. Из-за этого даже стиральные машины на огромной кухне установлены нелегально. "Управляющая компания, запретила это делать, чтобы не провалился потолок. А еще стены в доме в холода отсыревают". Самая пожилая жительница коммунальной квартиры Фаина Николаевна показывает пятна плесени на обоях в своей комнате. Сырость не выводится со стен ничем.

В коммуналках "челышовского" дома рождаются дети. Татьяна Григорьевна как многодетная мать с 1982 года должна была получить отдельную квартиру в новом доме. Сейчас у нее уже внуки и правнучка, а мечта о нормальном жилье так и осталась мечтой. Горячей воды в доме нет. Взрослые ходят в баню. Младенцев купают в пластмассовых ванночках прямо в комнатках. Воду греют как во времена НЭПа в железных ведрах на газовых плитах на кухне. Дети постарше моются под единственным душем, который оборудован на кухне в специально огороженной клеенчатыми занавесками-ширмами "душевой зоне". Тепленькая вода подается в душ от электрического накопителя по резиновому шлангу.

Дети постарше моются под единственным душем, который оборудован на кухне в специально огороженной клеенчатыми занавесками-ширмами "душевой зоне"

– Коммуникации в доме прогнившие, но новые металлопластиковые трубы установить нельзя. При попытке что-то заменить обрушится всё: и потолки, и чугунные стояки канализации, и ржавые от патины времени водопроводные трубы. Кстати, на кухне квартиры номер 25 на семь семей три раковины и две газовые плиты. Готовят тут по очереди, за много лет приноровившись к распорядку соседей и зная, когда кому нужно пожарить рыбу или сварить борщ.

Дом словно живой, возмущается своему забвению и плюётся штукатуркой с потолка.

Фаина Николаевна показывает на обвалившуюся штукатурку с зияющим прорехами деревянного каркаса потолке и шутит: "Повезло еще, что куском алебастра никого не убило". Впрочем, власти Ленинского района несколько лет назад позаботились о небольшом ремонте: установили на кухне в местах наиболее крупных обрушений деревянные подпорки от пола до потолка.

Подъезды дома украшают "натюрморты" из пустых бутылок и мусора. Жители рассказывают, что во всех подъездах по ночам по лестницам шныряют крысы.

В октябре на заседании Общественной комиссии при администрации Ленинского района жителям коммуналок предложили признать их дом аварийным. Люди - сто с лишним человек, на это не согласились. "Дом – памятник архитектуры и сносить его нельзя." Он должен быть отреставрирован по принятой к Чемпионату мира по футболу 2018 года программе капитального ремонта старинных зданий.

Но власти нашли лазейку.

"Если дом признают аварийным, его исключат из программы капитального ремонта. Тогда его можно будет на законных основаниях убрать из списка памятников архитектуры и снести. Создается впечатление, что власти не думают о людях, жизнь которых проходит среди коммунального ужаса в центре Самары", - рассказала жительница дома Елена.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG