Ссылки для упрощенного доступа

Милли Меджлису татарского народа, который декларировал себя выразителем воли всех татар, исполнилось 25 лет. Первый председатель этой организации Талгат Абдуллин в интервью радио Азатлык назвал этот орган демократическим началом того времени для татар, способным в кризис государственного устройства взять управление на себя. Абдуллин высоко оценивает роль Меджлиса в развитии национального самосознания татарского народа. Также он считает, что в будущем у татар появятся новые возможности для того, чтобы отстоять систему национального образования, латинскую графику и статус татарского языка.

1-2 февраля 1992 года в Казань съехались 877 делегатов из районов Татарстана и регионов России - собрались на организационный курултай Милли (Национального) Меджлиса. К этому времени лидеры татарской партии "Иттифак", Татарского общественного центра, молодежной организации "Азатлык", комитета "Суверенитет", организации имени Марджани пришли к единому мнению о том, что назрел вопрос создания органа, который сплотил бы вокруг себя всех татар и занялся решением национальных вопросов.

В курултае принял участие и Талгат Абдуллин - тогда депутат Верховного Совета Татарстана и руководитель крупнейшей депутатской группы "Татарстан", а ныне руководитель Госжилфонда РТ. Его избрали первым председателем Милли Меджлиса. В этой должности он проработал два года.

По словам самого Абдуллина, ему и в голову не приходило, что он мог бы занять такой пост. На курултай его пригласили в качестве эксперта по экономике, владевшего информацией об экономических возможностях Татарстана. Абдуллин считает, что именно Милли Меджлис помог в свое время отстоять статус республики.

"Верховный Совет республики, провозгласив суверенитет, начал работу над преобразованиями - небходимо было внести изменения в Конституцию, законодательство. И мы зашли в тупик. Я в то время возглавлял депутатскую группу "Татарстан", в которую из 250 депутатов входили порядка 180. Вторая большая фракция была "Народовластие" - они были нашими оппонентами.

Мы приняли на себя национальное управление - в случае неспособности официальной власти вести работу, власть на себя приняли бы мы

Они понимали, что мы составляем большинство и способны принять любой закон кроме конституционного. Чтобы этого не допустить, они попросту не позволяли начать работу сессии. Таким образом случился кризис Верховного Совета и встал вопрос расформирования этого органа государственной власти. Вместе с тем могла быть расформирована и сама республика.

И тогда, в соответствии с международным законодательством, мы приняли на себя национальное управление - в случае неспособности официальной власти вести работу, власть на себя приняли бы мы. Курултай был проведен именно в этих целях. Мы действительно собрали татар со всей страны, избрали представителей. Большую часть работы проделала тогда Фаузия Байрамова."

Талгат Абдуллин. Фото с сайта "Бизнес-онлайн"
Талгат Абдуллин. Фото с сайта "Бизнес-онлайн"

В беседе с корреспондентом радио Азатлык Талгат Абдуллин вспоминает, что Меджлис начал свою работу, основываясь на принятых во всем мире принципах прав человека. Свобода и демократия в этой организации ставились во главу угла. Он называет Милли Меджлис основой демократии татарского народа. "Нужно было собрать людей с площадей, сесть за стол, начинать слушать друг друга, слышать друг друга, понимать друг друга, аргументировать и находить пути. Это мне удалось: с митингов мы зашли в помещение. Начинать всегда сложно. Я был участником переговоров с Российской Федерацией на разных уровнях, и когда мы заявляли о своих требованиях и представляли аргументы, им приходилось считаться".

В Татарстане добывалось огромное количество нефти, но республика не видела полной отдачи от такой экономической политики

"Мы смогли уйти от колониального подхода. В Татарстане добывалось огромное количество нефти, но республика не видела полной отдачи от такой экономической политики."

Уже на второй день после открытия Меджлиса, т.е. 2 февраля 1992 года, собрался Верховный Совет Татарстана. В заседании приняли участие абсолютно все депутаты, которые своим решением дали понять, что не допустят вмешательства в государственные вопросы.

"Помню, я тогда так и заявил: учитывая, что Верховный Совет продолжил работу, и мы можем дальше принимать согласованные решения, нам не придётся заниматься государственной властью, но если это не будет сделано - мы начеку. Поэтому Милли Меджлис и не был расформирован - он занялся нравственными вопросами, вопросами самосознания нации. А вопросы госуправления остались в ведении Верховного Совета - в том виде, в котором эта работа идёт и по сей день. Милли Меджлис был нашим броненосцем, стоявшем на запасном пути."

Милли Меджлис был нашим броненосцем, стоявшем на запасном пути

Абдуллин считает, что нельзя не дооценивать роль Милли Меджлиса в развитии Татарстана. Сегодняшний статус республики - во многом заслуга этого органа. Кроме того, благодаря Меджлису татары стали уважать себя, говорит он:

"В те годы татары считались нацией, которая подавлялась. В трамваях по-татарски говорить нельзя, обычаи и традиции свои тихо-мирно... Нужен был рост национального самосознания. Милли Меджлис был национальным собранием, а не органом государственной власти. Это был орган, который подсказывал народу, как себя вести в обществе, как стать самостоятельным и полноценным и понять, что от тебя зависит мир."

Милли Меджлис обзавёлся комиссиями по национальной культуре, национальному образованию, международным вопросам, праву, национальной экономике, религии, экологии.

"Мы сформировали структуру, которая очень похожа на государственную, но таковой она не являлась. Суд татарского народа? Речь шла о тех правилах и обычаях, которые татарин не должен нарушать: нельзя вести себя безобразно, пьянствовать, драться, осквернять кого-нибудь, незаслуженно обижать, плохо заниматься воспитанием своих детей, не заниматься обучением... Это считалось национальным преступлением", - вспоминает нынешний глава ГЖФ Татарстана.

По его словам, Милли Меджлис был такой организацией, которая показывала татарам, как жить по-татарски.

Вести себя безобразно, пьянствовать, драться, осквернять кого-нибудь, незаслуженно обижать, плохо заниматься воспитанием своих детей, не заниматься обучением... Это считалось национальным преступлением.

Абдуллин считает, что многие вопросы, поднятые в свое время Меджлисом, были затем успешно решены государственной властью, и именно по этой причине об этом органе национального самоуправления теперь никто особо не вспоминает.

"Есть, конечно, проблемы, которые можно было бы обострить: язык, образование, переход на латиницу - но они сегодня не являются определяющими. Конечно, можно их выставить, но это будет дополнительное обострение, которое может приостановить интеграцию в других отраслях. Татары и Татарстан сегодня, в принципе, занимают заметное место в российской истории, экономике. Мы достаточно сильны и уже не чувствуем себя ущемлёнными. А перегружать себя вот такими вещами... Ну, наступит время - видимо будем загружаться дальше. Нельзя опережать объективные потребности."

По его мнению, каких-то больших ошибок Милли Меджлис не допустил. Сейчас необходимости в подобном органе, как считает Абдуллин, нет:

"Только-только начали жить в мире и что-то делать. Если сейчас кто-то будет раскачивать эту ситуацию - она не нужна. Это неправильный подход. Если только враги захотят нас поджечь - это можно сделать. Мы достаточно свободны выбирать то, что нам нужно."

Депутатом Верховного Совета Татарстана Талгат Абдуллин стал уже после работы в Набережных Челнах, где он занимал пост первого заместителя председателя исполкома города. Затем он занял должность финансового директора строящегося автомобильного завода в Елабуге. Находясь на этой должности, он и был избран председателем Милли Меджлиса.

После принятия Конституции Татарстана основное внимание властей республики переключилось на экономику, и в ноябре 1993 года Абдуллин стал председателем правления только что образованного "Ак Барс" банка. "В 1994 году я завершил работу в политической сфере и перешел в экономику", - вспоминает глава Госжилфонда Татарстана.

Никак не мог понять обстановку, царившую в то время в Казани. Не мог понять, как можно быть второсортным.

Талгат Абдуллин родился в Узбекистане. Его корни - из Туймазинского района Башкортостана. Во владении его семьи было много земли, и их раскулачили. Отец Абдуллина Мидхат бежал в Казань, где получил образование, а затем перебрался в Среднюю Азию. Устроился там учителем географии и литературы, а также работал в партийных органах. По словам Абдуллина, он был лично знаком с Гаязом Исхаки. Самым лучшим подарком для их семьи были посылки с чак-чаком и вяленым гусем, которые присылали родственники из Поволжья.

"Дух Татарстана я всегда помнил. Когда я после школы из Узбекистана приехал в Казань, я уже был подготовлен для того, чтобы чувствовать себя свободным, спокойным. В Узбекистане дух татарина был у нас крепкий, и даже на мальчишеском уровне мы знали, что мы крепкие. Мы могли за себя постоять, никогда в обиду себя не давали, а может, даже и задирались. И я никак не мог понять обстановку, царившую в то время в Казани. Не мог понять, как можно быть второсортным", - вот так вспоминает свой путь в национальное движение Талгат Абдуллин.

Татарскую общественность сегодня сильно волнует и статус татарского языка, который, несмотря на то, что он в Татарстане объявлен государственным, не используется наравне с русским, и ликвидация факультета татарской филологии в Казанском университете, и запрет перевода татарского языка на латинскую письменность, и ЕГЭ, сильно ударивший по системе национального образования. Абдуллин считает, что эти вопросы нужно "потихонечку решать".

Татарский язык всё равно будет менее востребованным

"Сколько не говори "халва", а во рту от этого слаще не станет. Но хотим мы того или нет, татарский язык всё равно будет менее востребованным в процессе развития информационного пространства. Чем шире информационное пространство - тем меньше этот язык. Конечно, язык очень важен. Для татарина, наверное, этот вопрос стоит на первом месте. Самосознание и язык где-то рядом находятся. А про самосознание люди вспоминают, когда им плохо. Когда человека ущемляют, он ищет виноватого."

Работа Госжилфонда Татарстана у многих участников программы социальной ипотеки вызывает недовольство. В частности, будущие жильцы микрорайона "Салават күпере" организовали уже целый ряд пикетов и перформансов с целью активизировать замедлившееся строительство домов.

Перформанс от соципотечников
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:53 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG