Ссылки для упрощенного доступа

Членов Kazan Nazi Сrew ("Банда казанских нацистов") признали виновными в ряде преступлений в декабре 2015 года, а уже в январе появилось уголовное дело против одного из потерпевших — лидера Союза татарской молодежи и издателя газеты "Тюркский взгляд" Наиля Набиуллина. Члены банды напали на него в 2013 году, следствие же уверено, что одного из них он "оговорил". Набиуллин рассказал "Idel.Реалии" о нападении нацистов, уголовном деле против него и его возможных причинах.

В декабре 2015 года казанца Сергея Журавлева приговорили к шести годам колонии общего режима за различные преступления на почве национальной ненависти и участие в экстремистском сообществе. По статьям за хулиганство и угрозу убийством он был оправдан. Журавлев — член группировки Kazan Nazi Сrew.

Приговор ему и еще трем членам группировки вынес Вахитовский райсуд Казани 25 декабря 2015 года. Следствию удалось доказать, что члены Kazan Nazi Сrew с марта 2012 года по декабрь 2013-го провели несколько "силовых акций, направленных против уроженцев Кавказа и антифашистов".

Они стали кричать, что сейчас меня порежут, кричали что-то по поводу татарского языка, о том, что в Татарстане его изучать не нужно

В частности, в мае 2013 года у одного из торговых центров Казани двое членов группы напали на антифашиста. Потерпевший получил травмы средней тяжести. В ходе следствия было установлено, что обвиняемые также вовлекли в преступную деятельность 15-летнего подростка. Согласно материалам дела, наци-скинхеды совершили и несколько актов вандализма, нарисовав нацистскую символику в подъезде жилого дома и на здании завода ЖБИ.

Опознать и задержать членов группировки удалось после их нападения на группу приезжих из Дагестана 30 декабря 2013 года на улице Баумана. Группа молодых людей, вооруженных кастетами, газовыми баллонами и ножами, напала на уроженцев Кавказа. В драке участвовали 18 человек. На место драки прибыли сотрудники полиции. Несколько участников драки попытались скрыться. Двоих задержали на месте, еще двоих — через некоторое время после этого.

Среди всех этих преступлений была и попытка нападения в июле 2013 года на лидера Союза татарской молодежи "Азатлык" Наиля Набиуллина у кафе "Татмак". Набиуллину удалось скрыться в кафе и избежать прямого столкновения со скинхедами. Через несколько дней Набиуллин обратился в полицию с заявлением.

"ОДИН ИЗ НИХ СХВАТИЛ НОЖ, ДРУГОЙ — ПИСТОЛЕТ"

— В июле 2013 года, во время месяца Рамазан, я шел в кафе, чтобы купить еды для разговения. Подойдя к кафе "Татмак", увидел группу молодых людей — пять человек. Они узнали меня: стали кричать оскорбительные слова, называя в том числе мое имя, и поднимать руки в фашистском приветствии.

Они узнали меня: стали кричать оскорбительные слова, называя в том числе мое имя, и поднимать руки в фашистском приветствии

Я к этому привык и просто не стал обращать внимания. Когда я вышел из кафе, то понял — путь отхода заблокирован. Они стали кричать, что сейчас меня порежут, кричали что-то по поводу татарского языка, о том, что в Татарстане его изучать не нужно. Понимая, что группа довольно агрессивная, я пытался уйти от конфликта, но они блокировали мне выход (напротив выхода из кафе через 2-2,5 метра железный забор — "Idel.Реалии"). Потом один из них схватил нож, другой — пистолет. Я, не зная что делать, выхватил, стоявшую за мной метелку, в надежде сначала защититься ею, а потом скрылся в кафе. Они в итоге ушли.

Через две или три недели после этого случая я подал заявление в полицию. Сначала мне отказали в возбуждении дела. Тогда я не знал, кто эти люди. Я видел их несколько раз во время митингов в поддержку татарского языка, они тогда устраивали провокации какие-то, но стычек с ними у нас не было. Конкретно кто это, я не знал.

Например, в феврале того же года меня несколько человек узнало в автобусе. Начали провоцировать и кричать: "посмотрите, это татарский нацист". Тогда мне удалось избежать конфликта.

В итоге дело тогда почти замяли. В сентябре 2013 года мы начали политическую голодовку против выселения нас из офиса. Тогда сотрудники правоохранительных органов пришли в первый раз меня допрашивать. На седьмой или восьмой день голодовки. Думаю, что понятно какое состояние у меня тогда было, но они всё равно решили допросить.

Тогда же сотрудники МВД показали мне фотографии. Одного, тот что был с пистолетом, я сразу и уверенно узнал. При этом сотрудники МВД мне сами указали на людей, которые могли на меня напасть. Я же посчитал, что один из них похож. Это был Журавлев.

После опроса, в октябре или в ноябре, оказалось, что возбуждено уголовное дело (в отношении нацистской группировки). Оно особо не двигалось до декабря 2013 года, когда они напали группу выходцев с Кавказа на Баумана. Это дело объединили с другими делами против этой группировки, в том числе, и с нападением на меня. Меня вызывали в Главное следственное управление МВД по РТ, допрашивали — всё как положено.

"МНЕ НЕ ДАЛИ РЕАЛИЗОВАТЬ МОЕ ЗАКОННОЕ ПРАВО"

— Следствие шло почти два года, в итоге в декабре 2015 года их осудили. Но оказалось, что тогда же было вынесено частное представление о том, что в моих словах могут содержаться ложные показания. Притом, что я об этом сразу и не узнал. Дело возбудили 13 января 2016 года, но узнал я об этом только в мае 2016-го, когда начался суд. Тогда суд сделал запрос в "Почту Росси" Нурлатского района, они подтвердили, что ГСУ ничего мне не посылало. Вот так вот я пропустил все сроки обжалования.

Если свидетель или потерпевший откажется от своих показаний вплоть до ухода судьи в совещательную комнату, то от уголовной ответственности он освобождается

Самое главное, что было нарушено мое право — по тому делу [Kazan Nazi Сrew] меня не вызывали на судебные прения и вынесение приговора. Дело в том, что, выслушав сторону защиты и сторону обвинения, я мог изменить свои показания. Есть очень важный момент — если свидетель или потерпевший откажется от своих показаний вплоть до ухода судьи в совещательную комнату, то от уголовной ответственности он освобождается, и не важно по каким причинам он отказался. Мне не дали реализовать мое законное право.

В открытом судебном заседании были изучены несколько томов уголовного дела. И там стало известно, что мне никаких повесток в рамках этого дела не приходило. На данный момент факт нарушения моих прав уже явно на лицо.

20 мая, когда меня вызвали на предъявление обвинения, они сделали очень хитро. Один из сотрудников МВД позвонил мне и сказал, что нужно прийти и поставить подпись под каким-то документом по делу Журавлева. Никаких повесток у них не было. На самом деле, во время всего процесса [по делу Журавлева] я доверял следствию. Мне никаких повесток никогда не присылали, я просто приходил по телефонному звонку — проблем не было. Я пошел и мне сказали, что против меня уголовное дело возбудили и мне нужен адвокат. Следователь не дал мне законных пяти дней и сразу же предъявил обвинение. Следствие довольно быстро закончилось.

С июля по ноябрь 2016 года шли судебные заседания по моему делу. Судья Вахитовского суда вынес решение о том, что дело нужно вернуть прокурору из-за наличия "неустроенных процессуальных нарушений, которые невозможно устранить в суде". После этого прокурор обжаловал решение в Верховный суд Татарстана и судья, к сожалению, принял решение в его пользу. Недавно началось всё по новой. Сейчас прошло уже два заседания и закончился опрос свидетелей обвинения — самого Журавлева, его матери и двух следователей.

Я признаюсь, что мог ошибиться с датой. На самом первом допросе я указал примерную дату — 23 июля. Кроме того, следователи, которые приходили на седьмой или восьмой день голодовки, прямо указывали мне, что это может быть вот этот человек. Указывали на Журавлева. То есть, я мог быть введен в заблуждение. При этом, учитывая мое состояние по время голодовки, я всё же мог ошибиться. И, в-третьих, если установлено право человека отказаться от своих показаний, то он не должен быть лишен его. Мне, к сожалению, такого права не дали. И еще, с момента возбуждения уголовного дела, я долго просто не мог обжаловать свое постановление, потому что не знал о его существовании.

Отметим, что в суде было доказано, что Сергей Журавлев не мог участвовать в нападении на Набиуллина — в это время он был в Москве. Это подтверждено билетами и результатами биллинга телефона. В деле Сергея Журавлева отсутствует эпизод с нападением на Наиля Набиуллина.

ДЕЛА ПРОТИВ ТАТАРСКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ

Наилю Набиуллину грозят до пяти лет лишения свободы или обязательные работы. Но дело против Набиуллина, даже если предположить политическую ориентированность, отличается от остальных против татарских националистов — всех остальных судят или судили за экстремизм.

Сегодня Вахитовский районный суд Казани приступил к рассмотрению уголовного дела лидера общественного движения "Алтын урда" Даниса Сафаргали. Его обвиняют в умышленном причинении легкого вреда здоровью, нанесении побоев, хулиганстве и экстремизме за 15 постов в соцсети "ВКонтакте".

15 постов во "ВКонтакте" уже экстремизм?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:22 0:00

До этого, в сентябре 2015-го, на три года по статье 282 УК РФ ("Экстремизм") в колонию отправился лидер Татарского общественного центра в Набережных Челнах Рафис Кашапов. Отметим, что Кашапова общественные организации признали "узником совести" почти сразу после приговора. Еще ранее дважды (в 2010 и 2014 годах) условный срок по той же статье получила Фаузия Байрамова.

Осенью 2015 года под следствием оказался татарский писатель Айдар Халим, которого заподозрили в разжигании межнациональной вражды.

В 2009 году в адрес другого активиста Айрат Шакирова прокуратура вынесла предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности, в феврале 2015 года Высокогорский райсуд Татарстана приговорил Шакирова к 10 суткам административного ареста за две публикации на его странице во "ВКонтакте" (два изображения об участии России в украинском кризисе).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG