Ссылки для упрощенного доступа

Вместо органического земледелия в Татарстан пришла кузькина мать


Почему жук кузька становится угрозой для республики, бывают ли органические коровы, и для чего наш картофель обрабатывают неоникотиноидами, которые на Западе запрещают? Об этом, а также о том, кто и что мешает производству экологической продукции, узнали участники семинара "Органическое сельское хозяйство в Республике Татарстан".

Семинар прошел 16 февраля на "Казанской ярмарке" в рамках Поволжского агропромышленного форума. Он собрал как научное сообщество, так и фермеров из Татарстана и соседних регионов – как уже ведущих органическое сельское хозяйство, так и еще только планирующих его освоить. Правда, как показала дискуссия, в особенностях этого вида производства, а тем более в проблемах, с ним связанных, разбираются далеко не все.

Гостем семинара стал исполнительный директор Национального органического союза (НОС) Олег Мироненко, интервью с которым Idel.Реалии опубликуют вскоре отдельно.

Закон о производстве органической продукции в России все еще не принят, посетовал Мироненко. Но даже если это случится в ближайшем будущем, сразу он не заработает. Одна из причин: хотя на российском рынке работают несколько компаний, осуществляющих сертификацию органической продукции, ни одна из них не аккредитована государством. Даже механизма аккредитации пока нет.

Как нет и определенности с тем, как будет выглядеть единый знак органической продукции. А вот орган, который будет вести реестр производителей органики, уже определен – Роспотребнадзор.

Цель, которой, по мнению Мироненко, нужно добиться – чтобы потребитель в магазине по графическому изображению сразу мог узнать органическую продукцию, а по телефону – проверить наличие сертификата, срок его действия, и на какой конкретно продукт он выдан.

КАК ОЦЕНИТЬ ЧИСТОТУ ПРОДУКТА: МНЕНИЯ РАЗДЕЛИЛИСЬ

Законодательство в области органического сельского хозяйства в стране окончательно не сформировано и по сей день, а в Татарстане уже озадачились созданием реестра потенциальных производителей такой продукции. Для этого, как рассказала старший научный сотрудник лаборатории экологии почв Института проблем экологии и недропользования Академии наук РТ (ИПЭН) Татьяна Кольцова, был проведен предаудит и аудит 44 татарстанских сельхозпроизводителей.

78% обследованных растениеводческих хозяйств используют минеральные удобрения, пестициды и воду неизвестного качества для полива

В хозяйствах оценивались экологическая ситуация, состояние почвенного покрова, корма, вода, конечная продукция, этапы технологической цепочки и документооборот – то же, что проверяют компании при сертификации органического производства. Все это делалось для определения уровня соответствия производителей требованиям органического сельского хозяйства.

В результате оказалось, что 16 хозяйств из 44 уже сейчас могут производить органическую продукцию и в скором времени ее сертифицировать.

23 хозяйства, несмотря на относительно благоприятную экологическую обстановку, имеют ряд нарушений в агротехнологии и пока правилам производства органики не соответствуют.

Пяти хозяйствам не повезло – по вердикту ученых ИПЭН, производить органическую продукцию они не смогут. Основная причина – плохая экологическая ситуация.

Причем шансы животноводческих хозяйств стать органическими оказались существенно выше, чем у растениеводов. Дело в том, что 78% обследованных растениеводческих хозяйств не применяют почвосберегающие технологии, севооборот, многолетние травы. И в то же время используют минеральные удобрения, пестициды и воду неизвестного качества для полива.

Из зала посыпались вопросы: можно ли использовать для полива навозную жижу вместо “воды неизвестного качества”, допустимо ли применять удобрения на основе куриного помета с птицефабрик, где используются антибиотики и гормоны.

– Навоз может применяться от коров, которые сертифицированы как органические, – ответил Мироненко, отметив, что такое же требование и к куриному помету.

– Коровы тоже органические бывают? – поинтересовались в зале.

- Стадо проходит такой же конверсионный период, полугодовой, –подтвердил исполнительный директор НОС.

Роберт Ильязов. Фото автора
Роберт Ильязов. Фото автора

Роберт Ильязов, член-корреспондент Академии наук РТ, поставил под сомнение целесообразность работы, проведенной ИПЭН. Мол, в Татарстане уже осуществлено агроэкологическое районирование территории в зависимости от техногенного загрязнения почвы. На карте выделено три зоны.

Дрожжаное, Буинск, Апастово – это выпадения чернобыльские

– Зеленая – абсолютно чистая территория, где мы предлагаем производить сельхозпродукцию для производства детского и оздоровительного питания. Белый фон – это нормативно чистый продукт по СанПиНу. Желтый: юго-восток – место, где нефтегазовый техногенез свое черное дело делает; под Казанью – мегаполисный техногенез; на западе – Дрожжаное, Буинск, Апастово – это выпадения чернобыльские, – огорошил присутствующих Ильязов, но тотчас заверил – они-де неопасные.

Этой картой членкор АН РТ и предложил руководствоваться при развитии органического земледелия, вместо того чтобы изобретать велосипед.

ПОГОНЯ ЗА УРОЖАЕМ ОСТАВИЛА ПОЛЯ БЕЗ ЗАЩИТЫ

Безрадостную картину на полях Татарстана описал заведующий кафедры общего земледелия, защиты растений и селекции Казанского государственного аграрного университета Радик Сафин.

– Мы, агрономы, видим, что с 2010 года, с той засухи, которая тогда была, до сих пор наша почва, наша фитосанитарная ситуация не может прийти в себя. И без решения проблемы биологизации, частью которой является органическое земледелие, мы ни почву не восстановим, ни продуктивность не восстановим, ни обеспечим то качество, которое нужно.

Ссылаясь на опыт вуза и своей кафедры, ученый признал, что благодаря биологизации земледелия “в течение 12-14 лет можно обеспечить полную стабилизацию почвенного плодородия, очистить почву от определенных видов фитопатогенной микрофлоры и создать оптимальные агрофизические условия для роста и развития растений”. Только вот сортов, подходящих для органического земледелия, в республике не осталось. Выведенные селекционерами с одной только целью – получение высокого урожая, “интенсивные” сорта утратили устойчивость и пластичность.

С другой стороны, достичь эффекта от перехода к органическому сельскому хозяйству можно лишь в долгосрочной перспективе, а проблемы возникают каждый год. Одна из них связана с защитой растений. Из-за изменения климата у нас меняется видовой состав болезней, сорных растений и вредителей.

Урожайность пшеницы в республике к 2099 году упадет примерно на 30-40%

– Эти изменения приводят к тому, что у нас остаются в популяции те объекты, которых наиболее трудно контролировать не только агротехнологическими, биологическими приемами, а даже химическими методами, - отметил Сафин и привел в пример вредителя. – Хлебный жук кузька никогда вокруг Казани значения не имел. В прошлом году практически на всех наших опытных полях, полях ТатНИИСХоза, мы столкнулись с этим вредителем. Этот жук погибает, если почва промерзает на температуру -6, - 7ºС. Наши почвы сейчас так глубоко и так сильно не промерзают, что жук хорошо живет и развивается даже в северных районах республики.

Дальше будет еще хуже. Из-за более сухого и жаркого климата урожайность пшеницы в республике к 2099 году упадет примерно на 30-40%. Таков, по словам Сафина, долгосрочный прогноз РАН.

Ответ ученого на вопрос о биологических методах борьбы с колорадским жуком поверг зал в уныние. Вся история противостояния вуза с этим насекомым, продолжавшаяся с 1978 по 2005 год, показала: успешно контролировать можно только его личинок (даже с помощью отвара тысячелистника). Взрослое насекомое биологическому воздействию не поддается.

В Европе и США неоникотиноиды уже запрещают: с их применением связывают массовую гибель пчёл

12 лет назад ученые поиск спасительного средства прекратили, поскольку появились неоникатиноиды (группа инсектицидов, широким применением которых многие ученые объясняют массовую гибель пчел – ими обрабатывают клубни картофеля. С тех пор, как появилась эта "панацея", в традиционном картофелеводстве колорадский жук не считается опасным вредителем. У нас.

А в Европе и США, между тем, неоникотиноиды уже запрещают.

"ТАКИЕ ФЕРМЕРЫ НАМ НЕ НУЖНЫ"

Валерий Гогин, председатель общественного совета по производству органической продукции при Минсельхозе РТ, торжественно объявил о том, что в декабре была зарегистрирована система добровольной сертификации органической продукции “Органический продукт Татарстана”. Создали ее на базе ИПЭН и даже разработали знак.

Держателем системы сертификации, то есть руководящим органом, определено министерство сельского хозяйства. А республиканский сертификационный методический центр “Тест-Татарстан”, по словам Гогина, дал согласие на то, чтобы стать рабочим органом.

Правда, приказ Минсельхоза РТ о внедрении системы добровольной сертификации пока существует только в проекте, да и то – несогласованном.

Гендиректор ООО "РАПС" в Балтасинским районе Сайдаш Исрафилов сетовал на то, что не ведется работа с фермерами – с теми, где был проведен аудит:

Если из 44 хозяйств у нас останется хотя бы десяток, это еще очень хорошо будет

– Этому уже целый год, однако с этими хозяйствами мы дальше ничего не сделали. Хотя бы их в Минсельхозе или где-то еще собирать, объяснять, что им предстоит. Они нам пока сюда первичную заявку дали, из-за того что органическая, экологически чистая продукция - очень хорошо звучит, и на этом можно деньги зарабатывать (по-видимому, имеется в виду заявка на включение в реестр потенциальных производителей органической продукции – Idel.Реалии). Но прежде чем зарабатывать, сколько тратиться надо? И сколько свое производство перепрофилировать, и свою технологию изменять? Они этого еще не знают. Если из 44 хозяйств у нас останется хотя бы десяток, это еще очень хорошо будет. И нам придется дальше хозяйства искать, искать, искать...

Юрий Рыжов. Фото автора
Юрий Рыжов. Фото автора

Чиновникам органические фермеры в Татарстане не нужны – к такому категоричному выводу пришел Юрий Рыжов – глава КФХ “Рыжов Ю.П.”, председатель сельскохозяйственного снабженческо-сбытового и перерабатывающего потребительского кооператива “Экофермер Пестречинский”. Он рассказал:

– В администрации Пестречинского района была в пятницу конференция отчетная, и приезжал президент (Рустам Минниханов –​ Idel.Реалии). Я пришел в администрацию и говорю: “Дайте я выступлю! Такая возможность есть! Мы скажем: то-то, то-то, такие-то вопросы - перед президентом”. Мне сказали, что этот вопрос (это говорят в администрации!) : “Этот вопрос нас никого не интересует. Это слишком долгая линейка бизнеса”. Они говорят: “Мы лучше поедем в город и купим продукты питания. Пестрецы у нас близко”.

А наша Ассоциация фермерских хозяйств, Байтемиров (Камияр Байтемиров, председатель Ассоциации фермерских и крестьянских подворий Татарстана – Idel.Реалии) - в полуторачасовой беседе мы с ним разговаривали – он мне говорит: “Юрий Павлович, такие фермеры нам не нужны. Продукты питания органические – это совсем другое. Зачем нам эти проблемы?”

Ничего не вышло и с заявкой кооператива на участие в конкурсе Минсельхоза РТ по программе “Развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации в Республике Татарстан на 2015-2017 годы”, хотя был разработан инвестиционный проект. По словам фермера, в министерстве ему посоветовали приходить за субсидией лет через пять.

Рыжов мечтал о ферме-хуторе со школьных лет, когда впервые увидел такую в Эстонии.

Это развивать надо, а я сегодня умираю. Я сказал: я сегодня на тракторе приеду и ферму всю закопаю!

- Я вышел на пенсию и построил такой хутор. Я вчера принимал роды – пять козлят бурской породы. Вы когда-нибудь слышали? Их в Татарстане всего, может, штук десять. А у меня их двадцать. Я этим занимаюсь уже семь лет. Если кто заболел, в мире нет лучше мяса. Альпийские, нубийские козы - для производства сыра пармезан, творога. Вы знаете, это чудо какое? Это развивать надо, а я сегодня умираю. Я сказал: я сегодня на тракторе приеду и ферму всю закопаю!”

И всё же фермер решил не спешить с трактором. Впереди – минимум еще одна попытка.

- Я надеюсь, - подводил итог Рыжов, выразительно глядя на представителя Минсельхоза РТ в президиуме, - что мы завтра же, максимум в понедельник, соберемся в министерстве, и я вам кое-что расскажу, что и как надо делать. А нет – так и не надо!

РАВНЕНИЕ НА БЕЛГОРОДЧИНУ?

Последним на семинаре выступил Айдар Гараев, руководитель ООО “Карабаш-Агро”, действующего в Альметьевском и Бугульминском районах. Это хозяйство площадью 2069 га занимается выращиванием зерновых культур, разведением и селекцией коз (альпийская и нубийская породы), поставляет молоко, молочные продукты, яйца. Оно уже сертифицировано как производитель органической продукции по российскому стандарту “Чистые росы БИО” и является экспериментальной площадкой ООО «НВО «Институт органического сельского хозяйства».

Гараев попытался опровергнуть сразу два убеждения относительно органического сельского хозяйства. Первое – что оно возможно лишь на небольших территориях (на это, в частности, намекал представитель Минсельхоза РТ в президиуме).

Они на больших участках применяют экотехнологии, исключая химию, минеральные удобрения, средства защиты растений

- Белгородская область запланировала на 2018 год 350 тысяч гектаров перевести на технологии органики. Это прописано в дорожной карте в части развития органических технологий губернатором Белгородской области господином Савченко. Реальные решения со стороны губернаторов показывают, что при правильном подходе и руководства, и в том числе внутренних решений хозяйств можно такие технологии применять в промышленных масштабах. Тому пример – реально работающее калужское предприятие “Савинская Нива”. Они на достаточно больших, крупноконтурных земельных участках применяют экотехнологии, исключая какую-либо химию, минеральные удобрения, средства защиты растений. Причем они обеспечивают очень хорошую урожайность. Я не ошибусь, если скажу, что от 30 до 35 и порой до 40 центнеров с гектара - по зерновым.

Фермер также заявил, что цена на органические продукты не должна быть выше, чем на традиционные.

- Цена продукции, которую мы на сегодняшний день реализуем, равна цене стандартной, любой другой продукции такого же производителя, если даже он производит по существующим технологиям. Почему мы так поступаем? Основная цель только в одном. Экопродукт должен быть доступен. Только когда он будет доступен, человек будет стремиться к тому, чтобы его потреблять. А для того, чтобы он стал доступным, нужно просто считать. Как сельхозиндустрия мы не умеем считать. И в этой части проблема многих фермеров – это неумение считать каждую копейку. Европейские фермеры умеют видеть выгоду на каждом этапе. Мы не умеем. И у нас нет технологий бережливого производства. Мы стараемся это у себя внедрять.

Обвинение наших аграриев в неумении считать, равно как и утверждение, что органические продукты не должны продаваться дороже обычных, вызвало шквал вопросов: какая численность работников, зарплата, доходность... Хотя еще Масанобу Фукуока - японский фермер, один из основоположников органического земледелия, в своей книге “Революция одной соломинки” писал о цене то же самое. И даже, что цена на натуральную продукцию может быть ниже, поскольку не используются удобрения и дорогостоящие химические препараты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG