Ссылки для упрощенного доступа

Группа инициативных клиентов Татфондбанка и Интехбанка сегодня продолжает свою акцию в Москве. Несколько человек приехали в российскую столицу из Казани с двумя иконами Казанской Божией Матери. Накануне их задержали и провели беседу в отделении полиции. Сегодня они вновь вышли на Красную площадь, чтобы передать икону в приемную президента России Владимира Путина, в итоге вновь были задержаны. Политолог Дмитрий Орешкин специально для "Idel.Реалии" рассуждает о ходоках к Путину, которые воспринимают российского президента как "защитника слабых и угнетенных", хотя тот таким не является.

Зная истории с ходоками, прослеживаются две важные составляющие. Первое – это насколько то, что называется коммуникативной памятью народа или общественным мнением, оторвано от действительности.

Люди, которые получают информацию из официальных источников, а больше её получать большинству просто негде, искренне полагают, что Владимир Путин – защитник слабых и угнетенных, и он – вождь, в руках которого все нити управления страной. Это такой образ, созданный доминирующим в общественном мнении в средствах массовой информации приоритетом. На самом деле, он не вождь – у него очень ограниченные возможности, да и собственно у вождя они тоже всегда ограниченные. На самом деле, приоритет этот – вовсе не защита сирых и убогих, поддержка слабых и учреждения социальной справедливости, как кажется людям, а сохранение вертикали власти. Поэтому при столкновении с реальностью или, как говорил Ленин, с объективной реальностью, данной нам в ощущениях, эти вполне добропорядочные, симпатичные, может быть, несколько наивные люди, переживающие когнитивный диссонанс.

Надо обуть лапти и пройти, как к Владимиру Ильичу Ленину, попить с ним чаю и все рассказать, как есть, и после этого он все исправит

Они думают, что Владимиру Путину надо сообщить правду о том, что происходит в регионах Российской Федерации, о том, что там какие-то есть непорядки, неурядицы, самоуправство властей, о том, что людям живется тяжело. А Владимир Путин, который очень добрый и хороший, просто этого не знает. И вот надо до него дойти, надо обуть лапти и пройти, как к Владимиру Ильичу Ленину, попить с ним чаю и все рассказать, как есть, и после этого он все исправит. На самом деле, у него нет ресурсов и желания для того, чтобы это исправить. Потому что в реальности его система управления как раз опирается на коррупционную скупку лояльности региональных властей. Властям отдано на управление по усмотрению, как писали в царские времена, такой контроль над территорией. Причем этот контроль понимается весьма узко. Нам необходимо обеспечивать правильные результаты голосования, в том числе и на президентских выборах, а как это обеспечивать – вопрос отдельный.

Вы, наверное, не хуже меня знаете, как в Татарстане проходят выборы и как там получаются необходимые цифры поддержки. Как региональная элита это обеспечивает – это её вопрос. Взамен эта региональная элита получает почти неограниченные права распоряжаться своей территорией, и соответственно тем, что называется "коррупционная скупка лояльности". Вступать в конфликт с татарстанскими властями и равным образом с любыми другими властями любой территории Владимир Путин не хочет и не может, потому что эти элиты обеспечивают порядок и с его точки зрения, соответственно, стабильность и не эффективное, но зато вертикальное управление.

Вступать в конфликт с местными элитами Владимир Путин категорически не хочет. Единственное, что он может сделать, – это поменять губернатора

Это такая достаточно феодальная модель, когда суверен не вмешивается в дела вассала, но получает от них необходимые для него по минимуму проявления лояльности. В феодальные времена это означало поставку рекрутов для войны и обеспечение налоговых поступлений. С этим татарстанская элита вполне справляется, хотя в последнее время мы наблюдаем некоторые обострения отношения с центром, потому что ему нужно больше денег, а территориям хотелось бы оставлять больше денег себе – и это тоже логично. Но вступать в конфликт с местными элитами Владимир Путин категорически не хочет. Единственное, что он может сделать, – это поменять губернатора, но элиты все равно остаются, а менять губернатора перед выборами он тоже не будет.

Дмитрий Орешкин
Дмитрий Орешкин

Так что первая особенность всего этого действия с ходоками – это болезненное столкновение людей, которые оценивают политическую роль, значимость, ресурсы, приоритеты и систему ценностей Владимира Путина, исходя не из реального анализа ситуации, а из того, что есть картинка, которая у них создалась в голове. Картинка глубоко искаженная, сильнейшим образом оторванная от реальности. Поэтому второе следствие всего этого – это когнитивный диссонанс – системный, даже не связанный лично с качествами Владимира Путина, хотя и с ними тоже. Системный знак, системная особенность всей путинской вертикали.

Если бы согласовали, с ними вместе приехали бы люди из первых двух каналов, их провели бы по Красной площади с цветами, встретили в Кремле, напоили бы чаем

Приехали какие-то люди, не согласовав свою инициативу с администрацией презедента. Если бы согласовали, с ними вместе приехали бы люди из первых двух каналов, их провели бы по Красной площади с цветами, встретили в Кремле, напоили бы чаем, как вот на этой картинке, где Владимир Ильич Ленин принимает ходоков. И пустили бы эту картину маслом по всем каналам телевидения. После чего ничего не произошло бы, кроме того, что организатора этой акции продвинули бы вверх за правильную работу по поддержке имиджа. А здесь любая инициатива снизу, не контролируемая в том числе региональными властями, центральными властями воспринимается как угроза. Поэтому этих людей не должны были пустить к Путину. Система этого не предусматривает – она просто боится и не знает, что скажут эти пришедшие люди.

В.А. Серов "Ходоки у В.И.Ленина" (1950), Государственный Исторический музей
В.А. Серов "Ходоки у В.И.Ленина" (1950), Государственный Исторический музей

Я думаю, не в интересах республиканского руководства, когда кто-то сам вдруг приезжает, поскольку он скажет то, что противоречит интересам региональных элит, для которых главное, чтобы в центре думали, что все в порядке. Главное – это правильно отчитаться, доложить по инстанциям, которые после этого спят спокойно, потому что видят, что ситуация под контролем, и это для них главное. Если кто-то там вырывается из-под местного контроля, – это уже не порядок, это надо пресекать. И поэтому полиция действует абсолютно в рамках действительной системы ценностей. Ваше дело – сидеть у себя, голосовать, но не проявлять инициативу – ее должно проявлять начальство. В этом смысле ходокам остается только посочувствовать. Они у себя в республике от начальства вряд ли получат поощрение, потому что если это не контролируемое проявление народной инициативы, это может нанести ущерб региональным элитам, о которых в кремле могут узнать что-то нехорошее.

Но в той же степени их отвергает сама вертикаль, которая этого не хочет. Ей не хочется портить отношения с региональными элитами, ей не хочется рисковать, ей не хочется получать какие-то неорганизованные проявления народной инициативы, потому что это нарушает установленный порядок. Так что этих людей, по всей видимости, развернут назад. Может быть, конечно, в администрации президента у кого-то хватит мозгов пригласить их на чай и таким образом развернуть ситуацию себе на пользу. Это было бы правильно, это было бы разумно.

Я думаю, что те неглупые люди, которые совершенно точно есть в администрации, постараются разрулить эту ситуацию и, может быть, обеспечить встречу с Владимиром Путиным. При этом им придется сначала обсудить эту тему с республиканским руководством и поинтересоваться, в какой степени эти люди ответственны, в какой степени им поручено, а в какой степени они приехали сами. Если сами, то это для них, конечно, будет очень не приятная встреча.


Дмитрий Орешкин,
политолог

Высказанное в рубрике мнение отражает точку зрения автора

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG