Ссылки для упрощенного доступа

Проект Remondis в Саранске – это симбиоз успешной работы властей города и частного бизнеса, считает Марат Алтынбаев, исполнительный директор “Ассоциации организаций по обращению с отходами РТ”. Причем аналогичной эффективности, считает он, можно добиться и у нас. Вопрос – в логистике и организации процесса.

Как Мордовия превратила помойки в предмет гордости. Часть 1

Как Мордовия превратила помойки в предмет гордости. Часть 2

Своим мнением об увиденной в столице Мордовии системе сбора и вывоза коммунальных отходов Алтынбаев поделился с “Idel.Реалии”.

– Какие у вас впечатления от работы компании Remondis в Саранске?

– Впечатления остались благоприятные. Это показательный пример успешного сотрудничества частного бизнеса, даже иностранного частного бизнеса с муниципальными властями. Один из тех примеров, когда город обслуживает не какой-то там МУП, который недостаточно сильно заинтересован и имеет тяжелую, неудобную структуру управления, а некий симбиоз, когда городские власти поддерживают частный бизнес, а частный бизнес, опираясь на экономические интересы, выполняет достаточно хорошо свои обязанности. И как результат этой работы, мы видим, что город чистый, контейнерные площадки ухоженные, жалоб явных, очевидных от жителей не наблюдается. Во всяком случае - на первый взгляд. Те площадки, которые мы объезжали, по сравнению со многими городами, находятся в безупречном состоянии. И в целом сама работа налажена достаточно четко, хорошо.

– Светлана Бигессе говорила, что их опыт в России скорее отрицательный. Как вы считаете, почему Мордовия оказалась единственным регионом, где они смогли работать, а в других регионах не получается?

– Вот как раз как результат положительного опыта в Саранске. Некий симбиоз успешной работы властей города и частного бизнеса.

– Почему в других регионах этого нет?

– Вопрос достаточно сложный. В каких-то регионах, может быть, кто-то из чиновников был незаинтересован. Там, где присутствуют муниципальные предприятия, которые занимаются услугой сбора, транспортирования отходов, те регионы, конечно, не заинтересованы в приходе частного бизнеса в этот сектор. И, особенно, когда какая-то крупная компания входит. Они, естественно, оставляют все это на своем МУПе ручном. А есть регионы, где достаточно низкие тарифы, и муниципалы несильно заинтересованы в том, чтобы налаживать эту работу. Где-то придется повысить немножко тарифы, побольше поработать с населением. И они, возможно, боятся этого. А может быть, не видят в этом каких-то особых проблем и просто ими не занимаются. Как говорится, пока до горячего не дойдет…

– Я так понимаю, что это необязательно МУПы должны быть. В Казани же нет муниципальных предприятий, который вывозят мусор.

–​ В Казани на сегодняшний день муниципальных предприятий нет, но они были, насколько я помню, до 2006 года. Были и частные организации, и муниципальные предприятия. Но эта практика, когда муниципалитет, городской округ или муниципальное образование обслуживает МУП, повсеместно распространена на территории Российской Федерации. Отчасти из-за этого изменения в законодательстве и принимались. Потому что, эти МУПы не заинтересованы в эффективной работе, как частный бизнес. Они заинтересованы вроде как в том, чтобы проблем, жалоб не было. И получается, что они не развиваются, они не улучшают качество своих услуг. И наше правительство этим законом (N 458-ФЗ от 29 декабря 2014 года “О внесении изменений в Федеральный закон “Об отходах производства и потребления” - Idel.Реалии) решило создать конкуренцию между МУПами и частным бизнесом. То есть, вводя конкурсные отборы на право оказания услуг по обращению с ТКО (твердыми коммунальными отходами – Idel.Реалии), наше правительство решило пойти путем создания некой конкуренции. Причем конкуренции не внутри бизнеса даже, в первую очередь, а конкуренции в регионах между МУПами и частным бизнесом. То есть между госуправлением, полугосударственными организациями и между частным бизнесом, который в данных условиях, вполне возможно, более эффективен.

– Зачем Remondis вел и ведет раздельный сбор отходов? Когда они пришли в Мордовию, этого же не требовалось, и законодательством тоже.

– Remondis раздельный сбор отходов, я так полагаю, видит, в первую очередь, как некий социальный проект показательный, в том числе для повышения статуса города. Второе – не стоит забывать, что Remondis – компания с немецкими корнями. И те технологии, которые применяются в Германии, в том числе раздельный сбор, им доступны, и у них есть опыт работы с ними. И они понимают, что рано или поздно Россия тоже будет идти по пути повышения эффективности обращения с отходами. Поэтому Remondis запускает пилотный проект в Саранке как показательный пример. И таким образом они преследуют две цели. Первая – это цель экологическая. Это популяризация таких схем обращения с отходами, которые снижают нагрузку на окружающую среду. А вторая – чисто экономическая, некая имиджевая, скажем так. Они сейчас нарабатывают себе имя, что даст им в дальнейшем возможность приходить в другие регионы и показывать, что у них есть такие реализованные проекты, вот так у них налажена работы. “И если вы хотите, чтобы у вас было чисто”, грубо говоря, “работайте с нами”.

– То есть это конкурентное преимущество?

Они ведут социальные проекты, может, даже в ущерб своей выгоде

– В том числе, да. В российских реалиях бизнес всегда рассматривает, в первую очередь, свои конкурентные преимущества. Но Remondis отличается от российского бизнеса в плане того, что у них [в Европе] все-таки институт предпринимательства более развит. И они понимают, что если упор делать только на личную выгоду, то и пользы для общества много не будет, и развитие может застопориться в какой-то момент. Поэтому они идут по такому пути, когда параллельно ведут социальные проекты, может быть, даже в ущерб своей экономической выгоде. Но, основываясь на этих проектах, они в дальнейшей перспективе могут получить другие экономические выгоды.

– Возможна ли такая система работы, с раздельным сбором отходов в том числе, настолько хорошо отлаженная, в Казани? И при каких условиях?

– Такой эффективности, конечно же, можно добиться, хоть у нас город и более крупный, более стесненный. Тут вопрос даже больше логистики и организационных моментов, то есть хозяйственные вопросы. Во-первых, нужен соответствующий парк техники, адаптированный под такой способ вывоза. Второе – нужен отдел по логистике, который будет просчитывать и возможности подъездных путей, возможно, даже переносы каких-то площадок. Не секрет, что у нас очень многие площадки установлены не по СанПиНам, и зачастую застройка настолько плотная, что площадки даже некуда поставить. И это все, конечно, усложняет работу, по сравнению, например, с Саранском, где менее плотная застройка, где меньшая плотность населения, где более свободные подъездные пути к площадкам. Хотя и там, я видел, тоже сложные есть места. Но в этом случае все дело, в первую очередь, упирается в логистику и в то, как это выстроено будет в конкретной компании. И все. Это не так уж сложно наладить.

– Мы видели там, большие машины MANы забирают контейнеры. А если у нас в Казани невозможно подъехать на такой машине, как это вообще можно организовать?

В угоду экономическим интересам страдает все остальное: эффективность вывоза, качество вывоза

– Существует техника меньших размеров. Она используется, просто многие компании опять же из-за экономической эффективности предпочитают брать большие машины, чтобы туда больше [отходов] за один рейс набрать. А некоторые компании, которые имеют чрезмерные объемы, даже вынуждены, чтобы успевать с ними справляться, брать эти большие машины. И в угоду экономическим интересам страдает все остальное: эффективность вывоза, качество вывоза. Если компания ставит, в первую очередь, свои экономические интересы, то все остальное начинает страдать. Это естественно. Это мы и видим у нас в Казани.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG