Ссылки для упрощенного доступа

Саранск и Мордовия – единственные город и регион страны, где международной компании по обращению с отходами Remondis удалось достичь высоких результатов. Здесь ей просто дали возможность спокойно работать. В итоге саранчане развеивают главный миф российских чиновников ЖКХ – о неспособности нашего населения собирать мусор раздельно.

Как Мордовия превратила помойки в предмет гордости. Часть 1

Светлана Бигессе, руководитель “Ремондис Саранск” рассказывает, что фирма начала работать в России с 2008 года. Свой первый проект компания запустила в Дзержинске (Нижегородская область). Затем были созданы предприятия в Наро-Фоминске, Брянске, Саранске. В Арзамасе реализовывался совместный проект с муниципальным водоканалом по водоподготовке.

– К сожалению, за все годы работы в России Remondis имел намного больше негативного опыта, чем позитивного. Но это можно объяснить тем, что до сегодняшнего дня практически отсутствовало законодательное регулирование в сфере обращения с отходами. Нам пришлось закрыть предприятия в Брянске, в Наро-Фоминске. Можно назвать это словом коррупция. В том числе – и в Арзамазе.

Сейчас у нас осталость только очень слабенькое предприятие в Дзержинске. И это связано не с Remondis, а с тем беспределом, который творят управляющие компании и местные перевозчики там. Можно сказать, что сейчас Remondis имеет одно показательное предприятие – в Саранске.

Ребята из Казахстана интересуются, взыскивает ли Remondis с управляющих компаний средства, если приходится заменять контейнеры.

– Нет, – отвечает Светлана Бигессе. – Весь контейнерный парк куплен за наш счет, за этот тариф. И мы по договору с управляющей компанией молниеносно заменяем каждый контейнер, который уничтожили.

– Даже если они сломали сами?

- Даже если они сломали. Забираем контейнер, заменяем его. Если его можно отремонтировать – ремонтируем. Огромное количество контейнеров ломается в мусоропроводах, потому что мусоропроводы старые. Если с девятого этажа летит бутылка из-под шампанского, то понятно, как часто у нас ломаются стенки, днище. Все меняем бесплатно. Никому претензии не предъявляем.

В городе предпринимались попытки закрыть мусоропроводы, говорит Светлана Бигессе. Даже закрыли несколько десятков. Но поднялась волна возмущения со стороны жителей, считающих их предметом цивилизации. Закрытые мусоропроводы открыли вновь.

КАЗАНЬ СВОЙ ШАНС УПУСТИЛА, САРАНСК – ИСПОЛЬЗОВАЛ

Спрашиваю у Светланы Бигессе, с какой целью в 2011 году Remondis приезжал в Татарстан.

- Это было до того момента, когда вашу компанию-монополиста “Чистый город” (ООО “ПЖКХ” - "Idel.Реалии") купил “РТ-Инвест”, – рассказывает Бигессе. – А до этого момента мы вели переговоры с руководством этой компании. Она тогда еще была акционерным обществом.

– Она ОООшкой была, но находилась в собственности у муниципалитета, – уточняет Марат Алтынбаев (исполнительный директор “Ассоциации организаций по обращению с отходами РТ”).

– Да. Мы вели переговоры о приобретении контрольного пакета этой компании. Провели большую работу по оценке eё стоимости. Вели переговоры по цене. А так как компания была стратегическая – она и сегодня стратегическая для Казани – у нас даже состоялась встреча с президентом Татарстана. Приезжал председатель правления концерна Remondis из Германии на эту встречу, где просто принципиально говорилось о том, что есть большой интерес со стороны Республики Татарстан в таком стратегическом сотрудничестве. Но вопрос очень простой – были очень большие расхождения в цене. На этом переговоры закончились.

– Неадекватную цену предложили, – предполагает Алтынбаев. – Предприятие закредитованное причем было.

– Да конечно. Концерн Remondis, товарищи, работает в 30 странах мира. Мы ежегодно покупаем огромное количество предприятий по адекватной цене. Но все должно соответствовать…

“ВЫ, СВЕТЛАНА, ВСЕХ НАПУГАЛИ СВОИМ ПОРЯДКОМ”

– А почему Саранск? – уральские бизнесмены задают вопрос, который интересует всех.

Все просто, объясняет Светлана. Remondis был заинтересован в создании предприятий по такому стандарту во многих российских городах. Представители компании приезжали в основном туда, где работали слабые муниципальные службы, и предлагали создать совместное предприятие. Со своей стороны компания обещала инвестировать средства и модернизировать систему в кратчайшие сроки.

– Знаете, почему никому неинтересно было из местных чиновников? –спрашивает у нас Бигессе и сама же отвечает. – Да потому что если это муниципальное предприятие, тогда ежегодно бюджетные средства осваиваются под эти цели. А в чем их конкретный интерес, когда мы говорим: “Вам не надо больше тратить бюджетные средства на это. Мы самостоятельно все сделаем за тот же тариф для жителей, в разы красивее создадим инфраструктуру и эффективнее, и услуга будет в разы выше”?

Руководство Мордовии и Саранска оказалось мудрее своих коллег в других регионах, считает Светлана. Рассмотрев предложение Remondis, оно приняло решение о модернизации системы обращения с отходами в интересах города и горожан.

– Потом, когда мы создали проект в Саранске, и нам уже было что показать, мы приезжали во многие российские города, где слабенькие муниципальные предприятия. Никому не надо было! Вы понимаете весь абсурд? Мы видели убогое состояние. Мы видели, за что платят жители этот тариф, предлагали местным администрациям уже на примере Саранска такой проект.

– Вы, Светлана, всех напугали своим порядком в Нижегородской области, –выдвигает свою версию Артем Патрин, руководитель “Ассоциации нижегородских предпринимателей в области обращения с отходами”. – Сейчас они, говорят, с мусором наведут порядок. Потом в коммуналку полезут, до дорог дойдут (микроавтобус сотрясается дружным хохотом). Как жить-то?!

– Куда бюджет тратить? – добавляет Марат Алтынбаев.

После осмотра очередной, столь же чистой, как и остальные, контейнерной площадки Амангелды из Уральска вспоминает:

– Мы в гостиницу заехали. Пока заполняем анкеты, спрашиваем: “Знаете компанию Remondis?” – “Да, конечно. Вот их контейнеры стоят, нас обслуживают”. – “Как они работают?” – “Вообще претензий нет. Немка нас всех научила”.

В САРАНСКЕ КОНТЕЙНЕРЫ ЕЩЕ И МОЮТ

Бигессе уверяет, что в Саранске нет недобросовестной конкуренции, как в Дзержинске (там, по её словам, двадцать мусоровывозящих компаний, которые отбирают друг у друга клиентов, демпингуют, заключают фиктивные договоры и т.д.). В Мордовии же, считает Светлана, удается поддерживать порядок, и все управляющие компании работают в интересах города и граждан.

– Remondis со своим европейским подходом [в Дзержинске] не смог, – то ли в шутку, то ли всерьез объясняет Артем. - У нас там войны были, жгли контейнера. Нормальное становление бизнеса в России. Сначала криминальный захват, а потом начинается [работа].

Подъезжаем к жилому комплексу “Юбилейный”. Это многоэтажки. Светлана говорит, что все дома - ипотечные.

Контейнерные площадки здесь крошечные. На каждые два дома – только два серых и один сетчатый контейнер. Контейнеры с желтой крышкой уже не умещаются.

– Кто-то пакетик бросил, – замечает Светлана. – Вот это, конечно, беспредел, если один такой пакетик! Но обязательно скоро наш логист проедет и сам его подберет.

– Не летает вообще мусор! – восхищаются казахстанцы. Мусора и впрямь нигде не наблюдается.

Светлана делится еще одним “секретом фирмы”. В теплое время года сотрудники из “газелей зачистки” не реже, чем раз в месяц, моют контейнеры с внешней стороны. Поэтому они всегда чистые.

“КАК ЖЕ ГОРОД ПОЗВОЛИЛ ТАК УХУДШИТЬ СТАНДАРТЫ?”

Казанская реальность, весна-2017
Казанская реальность, весна-2017

После дюжины контейнерных площадок (еще несколько мы обойдем уже сами на обратном пути) наш следующий пункт назначения – мусоросортировочный комплекс, который был построен в 2007-2008 годах, но не эксплуатируется. Там сейчас находится сортировочная линия компании, куда ежедневно свозится вся собранная упаковка. Пока туда едем, речь заходит о ситуации с ТБО в Казани.

– Если говорить про качество работы “Чистого города”? – интересуется Светлана Бигессе.

– Для того чтобы улучшить свою логистику, ускорить процессы, они убрали практически везде евроконтейнеры, поставили восьмикубовые бункера, –рассказывает Марат Алтынбаев.

– Кошмар какой! То есть на большинстве контейнерных площадок многоквартирных домов нет евроконтейнеров для населения?! – Бигессе как будто не верит своим ушам.

– Убрали.

– Ну, это как-то примитивно, – выносит заключение директор “Ремондис Саранск”.

– Неэстетично, – добавляю я.

– Об эстетике разговора нет, – уточняет Алтынбаев. – Есть разговор хотя бы о вывозе своевременном.

– То есть в приоритете исключительно экономические интересы компании?

– Да.

– Как же город позволил так ухудшить стандарты [оказания услуг]? – все еще удивляется Светлана. – У нас, естественно, только евроконтейнеры. Даже на территории всех улиц частного сектора в Саранске у нас также стоят на площадках евроконтейнеры.

Под три машины с фронтальной загрузкой в 2012 году компания привезла 270 пятикубовых оцинкованных контейнеров, рассказывает она. У них крышка – как домик. Задние две крышки металлические, а передние две – черные пластиковые. Сейчас эти пятикубовые контейнеры, которые выглядят вполне симпатично и приличнее, чем открытые бункеры, стоят исключительно на некоторых отдаленных площадках частного сектора городского округа.

В ПЛАНАХ – ПРОИЗВОДСТВО АЛЬТЕРНАТИВНОГО ТОПЛИВА

Доезжаем до комплекса. На территории развевается флаг Remondis. Отдельно стоят спрессованные кучи макулатуры и полимерной упаковки. В нескольких контейнерах разложены ПЭТ-бутылки. В ряды возле здания выстроились новенькие сетчатые контейнеры. А чуть поодаль, за ограждением – серые.

– Тот цех, где у нас происходит сейчас сортировка – 500 квадратных метров – по проекту был задуман как цех приема мусора, – объясняет Светлана. – Мы в этом цехе поставили автоматический канальный пресс с конвейером. Больше там ничего нет. И так как мы привозим сюда чистую упаковку, наши мусоровозы просто скидывают эту упаковку на пол. Три сортировщика стоят и разделяют ее на отдельные фракции, потом прессуют. Это все.

Компания заключила пятилетний контракт аренды части этого имущества: цеха и нескольких подсобных помещений. На территории хранится большой запас новых контейнеров – на случай быстрой замены вышедших из строя. Здесь же расположен собственный шиномонтаж “Ремондис Саранск”.

– Пока вручную отсортировываем ПЭТ-бутылки, предварительно складируем в контейнерах, направляем через перфоратор – дырявим, потом пускаем на пресс, – описывает технологию Светлана. – Мы понимаем, что все это достаточно примитивно. Мы это делаем исходя из сегодняшних экономических условий. Но в наших планах выиграть конкурс концессии и в рамках этого конкурса концессии полностью модернизировать сортировочную линию, оснастить в том числе автоматической сортировкой. Тогда все здесь приобретет совсем другой стандарт.

По оценке Бигессе, на сегодняшний день с помощью системы раздельного сбора им удается отбирать в качестве вторсырья около 12% объема ТБО. Следующая цель компании – повысить эффективность инфраструктуры раздельного сбора в разы.

Еще в планах у компании – более глубокая переработка отходов с целью получения так называемого RDF-топлива или – топлива из ТБО. Это гранулы, образуемые путем высушивания и измельчения отходов, в состав которых входят высококалорийные компоненты: пластик, текстиль, резина, бумага, картон, кожа, дерево.

– Здесь в Мордовии, в 30 километрах от Саранска [находится], наверное, один из крупнейших в России цементных заводов – “Мордовцемент”. Сейчас входит в группу “Евроцемент”. Мы планируем построить отдельную линию для производства альтернативного топлива для цементного завода.

Но эти планы, как и планы по организации сбора и вывоза мусора на всей территории республики, “Ремондис Саранск” сможет реализовать, скорее всего, лишь при условии, если станет региональным оператором по обращению с отходами.

“ИНОГДА СЛЫШНЫ ОЦЕНКИ, ЧТО ЛЮДИ – СВИНЬИ”

Следом мы направляемся в пресс-центр “Дома печати”. Там встречаемся с Натальей Сайгачевой, представителем мордовского отделения “Общероссийского народного фронта” и Юлией Аршиновой, руководителем регионального отделения движения “ЭКА”. Светлана говорит, что девушки своими акциями помогают приучать жителей к раздельному сбору мусора. Да и в целом в последнюю пару лет усилия компании в данном направлении приносят плоды. Инициативу подхватывают учителя, школьники, студенты и просто неравнодушные граждане. Теперь уже не только Светлана проводит уроки в школах, но и сами школьники пропагандируют раздельный сбор отходов. Например, в своих выступлениях на ежегодном общегородском конкурсе экологических агитбригад.

Юлия Аршинова рассказывает, что прошедшая недавно акция “Экодвор” показала, что даже маленькие дети в Саранске знают, что упаковку надо класть в контейнер с желтой крышкой. Хотя активистка признает, что пока мало кто разделяет мусор.

А вот Наталья утверждает, что мусор разделяют все ее знакомые, даже те, что живут в районах. Мол, все вторсырье и батарейки забирают с собой, когда едут в столицу.

Затем своими впечатлениями начинают делиться гости.

Амангелды Темрешов восхищается чистотой Саранска и тем, как компания “меняет людей изнутри”. Последнее, считает он – самое сложное. Из всех городов России и Казахстана, в которых они побывали, только в столице Мордовии, по его словам, уральские бизнесмены увидели действительно европейский метод работы.

Марат Алтынбаев (исполнительный директор “Ассоциации организаций по обращению с отходами РТ”) признаёт: работа “Ремондис Саранск” – это показатель того, что даже в условиях монополии можно достичь высоких результатов и хорошей эффективности. Кроме того, здесь раздельный сбор носит не локальный характер, как, например, в Казани, а функционирует как система.

А Артем Патрин грустит вслух. Их группа компаний, сетует он, на протяжении долгого времени пытается внедрить систему раздельного сбора отходов в Нижегородской области. Однако из-за непонимания с органами власти ничего не удается.

– Нижний Новгород – город, где тоже будет проходить чемпионат мира по футболу. Зеленые требования ФИФА предусматривают обязательное наличие раздельного сбора и системы переработки отходов на тех территориях, где проходят соревнования такого уровня. Я вам скажу, к сожалению, что на данный момент выполнение данных требований [в Нижнем Новгороде] – на нулевом этапе. Как мы можем реализовать [их] к 18-му году, когда будут проходить соревнования, я, честно говоря, уже не понимаю. Это надо было еще вчера, позавчера [делать]. Чиновники очень часто говорят о том, что наши люди не готовы к раздельному сбору. Иногда очень жесткие слышны оценки, вплоть до того, что люди – свиньи, люди не будут экологически настроены. Здесь - показатель того, что люди настроены.

За какой срок можно перейти к раздельному сбору отходов, интересуюсь я мнением Светланы. Ведь часто, когда речь заходит об этом, называют пугающие сроки – 15 лет или даже несколько десятилетий.

– Мы видим, как экологическое сознание жителей Саранска меняется на глазах. Какие-то сроки сложно обозначить, но уж никак не 10, не 15 лет! К концу 18-го года мы должны достигнуть результата, как минимум, 30-40% общего объема в раздельном сборе. И для этого даже не нужно строить какого-то очень затратного завода по сортировке, потому что мы собираем сухую, чистую упаковку, и, конечно, затраты, для того чтобы разделить ее на отдельные фракции и спрессовать, в разы меньше.

Самое главное, считает директор “Ремондис Саранск” – это создание инфраструктуры в шаговой доступности для граждан и активная пропаганда. Тогда люди к раздельному сбору мусора приучатся очень быстро.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

XS
SM
MD
LG