Ссылки для упрощенного доступа

“Россия ввозит ядерные отходы из других стран... а мусор девать некуда!”


Участники митинга против мусоросжигательного завода в Казани не верят в безопасность предприятия и в то, что к моменту его запуска раздельный сбор отходов в республике заработает. Нет базы, нет предприятий по переработке отходов, нет культуры. Надо сначала людей научить разделять мусор, считают они, а на это может уйти до 20 лет.

В субботу, 15 апреля, на площадке возле ипподрома состоялся митинг против строительства в Казани мусоросжигательного завода. Акция собрала 150-200 человек. Организаторами выступили активисты движения “Против мусоросжигательного завода в Казани. За раздельный сбор мусора”.

Гузель Халилова с импровизированной сцены заявила, что мусоросжигательный завод - “это крайне опасное производство, которое покроет наш город смогом, диоксинами и всеми вредными веществами” и пообещала не допустить появления подобного объекта.

Гульназ Смирнова
Гульназ Смирнова

Гузель поддержала ее соратница Гульназ Смирнова, “виновница” побега депутата Госдумы Фатиха Сибагатуллина с дебатов о мусоросжигательном заводе.

- Европа идет по пути переработки мусора, потому что мусор – это золото. Это то самое вторсырье, которое у нас собираются сжигать, - объявила активистка и добавила, что те страны, которые используют мусоросжигание в большом количестве, являются лидерами в мире по раковым заболеваниям. Мол, Россия пока еще в топ-50 по онкологии не вошла. Но если планы правительства по продвижению технологий сжигания отходов в стране реализуются, она выбьется в лидеры.

- Мы призываем лоббистов: выйдите с нами на связь, организуйте круглые столы, – обратилась к сторонникам строительства завода Гульназ. - Давайте поговорим. Давайте сделаем так, что мы будем обсуждать открыто тему мусоросжигания в Республике Татарстан и в городе Казани.

Владимир Шушков
Владимир Шушков

Владимир Шушков, представитель экологического клуба “Кедровый дом”, объявил, что только чиновники не видят вреда от мусоросжигательных заводов. Дескать, это свидетельствует об их некомпетентности, и потому тех из них, кто продвигает мусоросжигание, следует внести в черный список, включая депутатов и президента Татарстана. А еще лучше – отозвать с занимаемых должностей.

День выдался холодный, спрятаться от пронизывающих насквозь порывов ветра было негде. Тем удивительнее было, что многие молодые люди – их на акции было больше всего - пришли с детьми.

Разговоры с собравшимися жителями показали, что мнения относительно судьбы завода разделились на два. Первое – такой завод не нужен вообще. Второе – нужен, но его необходимо перенести из Казани. Куда-нибудь, где поблизости никто не живет. При этом все убеждены, что республике необходимы раздельный сбор отходов и их переработка.

Татьяна, по образованию генетик, биофизик, считает, что мусоросжигательный завод не нужен. Что нужно, так это раздельный сбор мусора.

- Сортировку нужно производить дома, - объясняет она. При этом стаканчик споласкивается, моется, этикетка сдирается. И потом высушенный стаканчик сдается. Проблема в том, что у нас нет базы никакой. Если вы, допустим, захотите сдать какой-то пластик определенный: полистирол, полипропилен, мягкие пакетики - нигде это не принимают. Допустим, с молочными продуктами – это пластик LDPE номер 4, а сдать его у нас некуда. Базы – никакой. Поэтому нам надо развивать эту базу, делать перерабатывающие предприятия, перерабатывать данный пластик. А так как этой базы нет, естественно, мы везем этот мусор на свалку.

Индира пришла на митинг с малышом специально - чтобы при возможности объявить СМИ, что хочет, чтобы ее ребенок дышал чистым воздухом. Казанский воздух и так чистым не назовешь, считает молодая мама, а если построят мусоросжигательный завод, он станет еще хуже.

Ни Индира, ни остальные опрошенные корреспондентом “Idel.Реалии” не верят в безопасность предприятия, несмотря на заявления Минстроя РТ.

Девушка с коляской и медицинской повязкой на лице с надписью “Нет строительству МСЗ” сомневается в том, что фильтры будут своевременно менять.

- Нет никакой гарантии, и никак не проверишь. По бумагам, может быть, и будет все в порядке, но по факту – мы не верим в это.

- Все европейские страны их давно перерабатывают, разделяют, - рассказывает мне про отходы Мария. - Мы несколько раз ездили в Италию. Сортировать на самом деле несложно. Максимально за пять дней ты уже понимаешь, что, как, куда, в какой пакетик складывать.

У себя в семье они мусор уже сортируют. Бумагу сдают в школу. Пластик Мария возит по дороге в приемные пункты. А сжигать, по ее мнению, не надо.

- Власти говорят, что сжигать будут только “хвостики”, - уточняю я.

- У нас раздельный сбор не налажен. Какие “хвостики”?!

- Говорят, что к моменту запуска завода он уже будет работать.

- Завод строят сейчас, а внедрять они еще не начали. В Европе они порядка двадцати лет шли к тому, что раздельный сбор только до пятидесяти процентов дорос. Сколько лет это у нас будет длиться?

- Министерство строительства утверждает, что это будет самое современное предприятие, все выбросы которого будут в пределах нормы, - обращаюсь я к девушке Инне, которая пришла митинговать вместе с подругой.

- Современное предприятие - в современном обществе, которое умеет сортировать отходы. Мы - не Европа. У нас будут сжигаться и батарейки, и ртутные лампы.

- Со следующего года у нас вроде бы вводится раздельный сбор, - во второй раз за день напоминаю я.

- Это не делается одним днем. Это делается годами. И не будет у нас раздельного сбора. Кто-то будет стараться, но в общем – не будет. Давайте научимся сначала сортировать, а не наоборот – сначала сжигать, а потом учиться сортировать.

Айдар с ребенком – из Константиновки. Он уверен, что вредные вещества с завода ветром будут относиться в сторону их поселка и поэтому предприятие надо перенести подальше от города. Но запретить вообще, по его мнению, было бы нецелесообразно, потому что это “полезное сооружение”.

- До того, как возникла эта идея (о строительстве завода – Idel.Реалии), исполком отчитывался, что у нас проблемы свалок нет, - делится со мной Даниил Ванеев, тоже держащий ребенка на руках. - Что у нас построили полигон на Химической, сейчас вторую очередь этого полигона строят рядом. Куча бюджетных денег потрачена на строительство этих полигонов - суперсовременных, как они утверждали. Вообще говорить о том, что в России возникнет проблема с местом для складирования мусора, дико. Россия ввозит ядерные отходы из других стран, чтобы захоранивать у себя, а сейчас говорят, что у нас некуда девать мусор.

Даниил Ванеев
Даниил Ванеев

На вопрос о том, что он предлагает делать с отходами, Даниил отвечает однозначно – раздельный сбор.

- Я дома все собираю раздельно, - рассказывает он. - То, что перерабатывается в России, я собираю. Стекло я сейчас сдать могу, ртутные лампы, батарейки…

- Стекло у нас разве кто-то принимает? - интересуюсь я.

- Принимают в Меге. Правда, куда девают потом...У нас вторичный оборот стеклянной тары запрещен сейчас в России, к сожалению. Его перерабатывают только на стройматериалы или еще на что-то.

К моменту, когда организаторы митинга зачитывают резолюцию, остаётся совсем немного участников. Попытка вытереть замерзший нос платком не удается – пальцы не гнутся.

Организаторы требуют отменить строительство мусоросжигательного завода и любых подобных установок по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов, а также наладить взаимодействие между властью и общественностью по вопросам обращения с отходами. Более того, они требуют “обеспечить доступ общественников к контролю за ЖКХ в сфере обращения с отходами”, расследовать обстоятельства возгорания Самосыровской свалки в 2008 году и проверить расходование средств на ее рекультивацию.

Большинством голосов документ принимается.

- На Саяно-Шушенской ГЭС такая турбина разрушилась, а они говорят, что смогут тут проконтролировать. Смешно! - возмущается моя давняя знакомая, которую я не видела до этого митинга больше десяти лет. Она пришла на акцию вместе с мужем и детьми. - Просто смешно! Они турбину не могут проконтролировать!

В это время активистка движения “Волга и народ против” Юлия Файзрахманова со сцены предлагает взять решение вопросов, связанных со здоровьем и окружающей средой, в свои руки. Иначе за нас, говорит она, будут решать другие. Конкретно в данном случае Юля рекомендует всем распространять информацию о заводе среди знакомых и близких.

- Они говорят: ну, что мы можем сделать? Завод все равно построят. За нас уже все решили, - как будто в ответ описывает реакцию людей, которым рассказывают о вреде будущего мусоросжигательного завода, активист Руслан Рязанов. - Если бы во время Второй мировой войны наши деды рассуждали именно так, то, наверное, здесь никто бы уже не стоял. Давно бы за нас немцы все решили.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Комментарии (18)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

Обязательно посмотрите и это!

XS
SM
MD
LG