Ссылки для упрощенного доступа

Лоббист строительства мусоросжигательного завода в Казани: "Раздельный сбор – это бред!"


Тимур Кашаев (справа)

Тарифы для населения, импортозамещение, судьба мусороперевозчиков и возможное загрязнение окружающей среды – эти вопросы накануне обсудили в Торгово-промышленной палате РТ, где собрались лоббисты и противники строительства мусоросжигательного завода в Казани. При этом один из лоббистов сжигания мусора раскритиковал идею раздельного сбора мусора в столице Татарстана. Мол, даже Запад к этому шел десятилетия.

Главной темой расширенного заседания комитета ТПП по экологии и природопользованию стало грядущее строительство мусоросжигательного завода. К членам комитета, трое из которых заняты в бизнесе по экологическому консалтингу, присоединились приглашенные мусороперевозчики и несколько представителей общественных организаций. Последние узнали о мероприятии по сарафанному радио. Инициативной группы жителей, выступающих против строительства завода, среди них не оказалось.

Ринат Тагиров (слева)
Ринат Тагиров (слева)

Председатель комитета Ринат Тагиров, гендиректор ООО “Центр экологического консалтинга и аудита”, пояснил, что с этой встречи начинается цикл круглых столов на тему обращения с отходами в рамках проведения года экологии. Их целью он видит доведение до общественности реалий по данному вопросу: где будет строиться, по какой технологии, по каким критериям. На сегодняшний день, по его словам, информации об этом нет (хотя ответ Минстроя РТ инициативной группе, опубликованный на "Idel.Реалии", это отчасти опровергает).

Рассказать о проекте Тагиров предложил члену комитета Тимуру Кашаеву, назвав его неофициальным представителем заказчика строительства завода – компании “РТ-Инвест”. Кашаев является руководителем и владельцем ООО "Экологическая компания "Де Люкс", занимающегося экологическим консалтингом, реализующего программы по обращению с отходами и оказывающего услуги по вывозу и утилизации строительных отходов. Несколько лет Кашаев проработал в комитете ЖКХ исполкома Казани в должности главного специалиста отдела санитарного содержания и благоустройства жилищного фонда. Неоднократно в ходе заседания он напоминал, что представителем “РТ Инвест” не является, однако к проекту, судя по всему, отношение имеет.

Тимур Кашаев
Тимур Кашаев

- Завод швейцарско-японской компании Hitachi Zosen Inova, которая существует с 1933 года, реализует проекты по всему миру и уделяет колоссальное внимание защите окружающей среды, - начал Кашаев. - У них современнейшие разработки и уже действующие технологии по очистке вредных выбросов. Так, например, завод в Швейцарии находится в жилом секторе. На крыше у него ресторан. Рядышком находится жилой комплекс – элитный поселок. Это показатель того, что может делать современная технология с отходами, и что люди, живущие вокруг, получают от этого.

Мусор первоначально будет свозиться на мусоросортировочные станции, а уже оттуда - на завод

- Ведь сейчас думают, что эти машины, которые собирают мусор во дворе, просто развернутся, когда будет мусоросжигательный завод, и поедут не на полигон ТБО, а сжигать весь этот мусор, - вмешался Тагиров.

- Тимур, еще два слова: что будет сжигаться? Будет ли сортировка?

Кашаев заверил, что мусор первоначально будет свозиться на мусоросортировочные станции, а уже оттуда - на завод. Мол, схема обращения с отходами в Казани, которая включает в себя две мусоросортировочные станции, два “суперсовременных” полигона и обновленный парк мусоровозов, в реализации которых он принимал непосредственное участие, действует с 2006 года не напрасно.

В ОТСУТСТВИИ ВТОРИЧНОЙ ПЕРЕРАБОТКИ ВИНОВАТ КЛИМАТ. И ЖИТЕЛИ КАЗАНИ

Корреспондент "Idel.Реалии" поинтересовалась у Кашаева процентом отходов, идущим на вторичную переработку.

- Отходы у нас и сухие, и мокрые. Если снег или дождь, в контейнере получается каша – из него извлечь вторичное сырье очень проблематично. Отбирается в этом случае стекло, пластик, металл. Полиэтилен получается чрезвычайно загрязненным. Грязный полиэтилен никому не нужен. И вы сами же - люди, которые используете полиэтиленовые мешки для сбора мусора всякого - вы не утруждаете себя разделением этого всего. Покупателю вторичного сырья нужен чистый мусор, чистое вторичное сырье, прошедшее предварительную промывку. Поэтому то же самое сырье, которое прошло сортировку и отбор, оно неликвидно. Оно не интересно для организаций, которые перерабатывают эти отходы. Им нужен чистый пластик, чистая макулатура. Климатические условия нашего города, нашей страны не позволяют делать отбор хотя бы 50% даже. Реальный отбор – от 5 до 15% в среднем.

Климатические условия нашего города, нашей страны не позволяют делать отбор хотя бы 50% даже. Реальный отбор – от 5 до 15% в среднем.

- Если раздельный сбор мусора будет, он актуален для вашего завода? - поинтересовался Ленар Салимов, доктор экономических наук, директор НИИ экологизации социально-экономического развития Института экономики, управления и права.

- Раздельный сбор – это бред! - заявил Кашаев. - Реально вы разделяете у себя дома?

- Я говорю: теоретически, - настаивал Салимов.

Ленар Салимов
Ленар Салимов

- Теоретически Германия шла к раздельному сбору более тридцати лет, - не отступал Кашаев. - Посмотрите, какие там методы драконовские применяются, к тем, кто образовывает мусор, тем же жителям. Там за то, что ты сдаешь на свалку пакет с мусором неразделенным, ты платишь порядка 500 евро в месяц. Если ты разделяешь этот мусор, у тебя уже другие тарифы. Мало того, организации-перевозчики, которые принимают эти отходы, если они обнаружат в вашей бумаге хоть одну бутылочку, то имеют право не принимать эти отходы.

- Я в Германии был, видел, как работает раздельный сбор мусора, - согласился представитель института. - Я сопровождал своих студентов-аспирантов. В первый же день без всякого предупреждения они научились разделять мусор. И было удивительно: когда мы приземлились в аэропорту Казани, они искали, где находятся эти урны. Я всё-таки хотел бы уточнить, в случае если будет раздельный сбор мусора, он актуален для вашего завода?

- Почему нет? - сдался Кашаев, объяснив, что никакая мусоросортировочная станция от уже разделенного мусора не откажется. - Но я вам говорю: на данный момент в России и в отдельно взятом городе реализовать раздельный сбор очень-очень тяжело. К этому шли и идут не один год, не два. Должно быть мощное, серьезное движение.

Салимов парировал:

- Я хочу привести пример Ижевска, одного единственного города, который потратил на это два года. Два года – это не десятилетия. Который внедрил раздельный сбор мусора. Это удивительно, учитывая, что Ижевск не является показательным городом в части социально-экономического развития.

- Разрешите с вами не согласиться, - возразил Кашаев. - Я был на свалке Ижевска и вам скажу, что раздельного сбора там нет.

- Всё-таки не до конца понятно. От 5 до 15% перерабатывается, как я поняла. Это значит, что от 85 до 95% будет отправляться на этот завод, - вновь уточнила корреспондент "Idel.Реалии".

- Нет, конечно. Технология переработки мусора, прежде всего, предусматривает отсев инертных фракций отходов, тех же самых строительных отходов. По массе они составляют порядка 55-60%. То есть тот мусор наш с вами, который ездит в контейнерах, после грохочения (процесс сортировки сыпучих материалов на "грохотах" - просеивающих поверхностях с отверстиями разного диаметра; отделяет крупный мусор от более мелких частиц - "Idel.Реалии") отсеивается. Все тяжелые фракции используются в других целях, - разъяснил “неофициальный представитель заказчика”, но ответить на вопрос, какой же процент отходов пойдет на будущий завод, не смог.

"МЫ РАЗВИВАЕМ ЭКОНОМИКУ ДРУГИХ СТРАН"

В дебаты вступил председатель Антиядерного общества Татарстана Альберт Гарапов, возмутившись тем, что нам предлагают устаревшие технологии сжигания отходов, в то время как в мире уже применяют альтернативные методы. Такие как, например, биотехнологии с использованием микроорганизмов, перерабатывающих полиэтилен, или пиролиз.

- Нужен же системный экологический подход, - продолжил он. - Если мы говорим о работе с мусором, значит, надо начинать с раздела мусора. Это должно тоже входить в эту систему с мусоросжиганием. И кончая тем, куда девать фильтры, куда девать те отходы, которые после мусоросжигания остаются. Нам говорят, что не будет выбросов газов, однако эти выбросы наблюдаются в Европе.

Утихомирить выступающих попытался еще одни член комитета - Ринат Гимранов, директор консультационно-инжинирингового центра поддержки клиентов "КМС Консалтинг" (на странице компании в Facebook указано, что она специализируется на решениях вопросов совершенствования управления сферой обращения отходов потребления и эксплуатации современных зданий и сооружений, с учетом особенностей территориальных экономик). Он заверил, что технологиям мусоросжигания будет посвящен отдельный круглый стол. Нынешняя же встреча – организационная.

Представитель казанской ассоциации организаций в сфере перевозки отходов Марат Алтынбаев перевел вопрос в область финансов.

Марат Алтынбаев
Марат Алтынбаев

- При обсуждении проекта не стоит рассматривать только экологическую сторону. Есть еще экономическая сторона. Не забывайте на нее обращать внимание. И потом есть еще другая сторона. Стоимость одного завода, насколько я знаю из средств массовой информации - 22 миллиарда. Значит, в рамках пяти заводов в России – около 100 миллиардов. И мы эти деньги осваиваем не внутри страны, а отдаем кому-то, покупаем технологии со стороны. Когда у нас в стране и дефицит, и не такое хорошее состояние внутренней экономики. Мы, получается, развиваем экономику других стран.

Мы постоянно будем сидеть на этой экономической привязке к зарубежным фирмам

- Мы эти фильтры будем постоянно, ежегодно обновлять, - поддержал тему Гарапов.

- И еще не известно, как их будут утилизировать, - продолжал Алтынбаев. - Их стоимость составляет от 10 до 50% стоимости завода.

- Мы постоянно будем сидеть на этой экономической привязке к зарубежным фирмам, - сделал вывод председатель Антиядерного общества.

Очередную попытку успокоить представителей общественности предпринял ответственный секретарь комитета Михаил Аладжев, “как бывший представитель государственной экологической экспертизы”.

Михаил Аладжев
Михаил Аладжев

По его словам, проект с мусоросжигающим заводом в Казани – пока что не более, чем декларация. Дескать, подтверждением этого может являться хотя бы то, что согласно плану мероприятий Года экологии, утвержденному правительством РФ, на заводах в Подмосковье планируют перерабатывать до трети образующегося мусора, а в Казани – сто процентов. Мол, комитет по экологии ТПП и поспешил собраться до того, как появились конкретные решения, связанные с проектом.

“ЕСЛИ И СТРОИТЬ, ТО ДАВАЙТЕ СТРОИТЬ В БОРОВОМ МАТЮШИНО"

Слово взял представитель экологического клуба “Кедровый дом” и объединенной дружины охраны природы Владимир Шушков.

Владимир Шушков
Владимир Шушков

- Во-первых, данные голландские – на 24 километра вокруг мусоросжигательных заводов заболеваемость раком при всех их новейших технологиях в два раза возрастает. Особенно - детская. Когда Оргсинтез собирались строить, говорили тоже: новейшие технологии, ничего не будет. Мы видим: факела горят, дачи, которые там стояли правительственные, их перенесли в Боровое Матюшино, а все детские лагеря там оставили. Там самые дешевые квартиры, вы знаете. Это второй момент.

На 24 километра вокруг мусоросжигательных заводов заболеваемость раком при всех их новейших технологиях в два раза возрастает. Особенно - детская.

Почему-то наших людей считают каким-то недоразвитым быдлом. Я вот езжу уже больше двадцати лет – у меня родственники в Кирове. И вот эти двадцать лет там собирают бутылки. Стоят легкие контейнеры сетчатые. И люди очень грамотно всё собирают. Там хороший доход. И я бы с удовольствие туда сбрасывал. Все соседи у меня возмущаются. Поделитесь: зачем нам кому-то деньги отдавать огромные – неизвестно что будет производить. Поэтому вначале - да: завод будет работать нормально, может быть, но где гарантия контроля? Мы все видим: Япония, прекрасная Фукусима - что там взрывается. У нас - тоже. Поэтому предложение такое: если и строить, то давайте строить в Боровом Матюшино. Вот тогда контроль будет (раздались возгласы одобрения, смех и чьи-то аплодисменты).

Прежде надо наладить раздельный сбор. Понятно, откуда ветер дует: любая большая стройка – это большие деньги. И появляются лоббисты.

“НА КУСОК ХЛЕБА ПЕРЕВОЗЧИКОВ НИКТО НЕ ПРЕТЕНДУЕТ"

Вновь к вопросу о деньгах вернулся и глава гильдии мусороперевозчиков Казани при ТПП РТ и совладелец компании “КамаРесурсКазань”, занимающейся вывозом ТБО, Илья Гайнанов.

Почему-то наших людей считают каким-то недоразвитым быдлом

- Любой проект – это, в первую очередь, финансы. Вопрос ни разу не прозвучал, по крайней мере, сегодня здесь за столом. Какие будут тарифы? Раз в него вложены огромные деньги – звучат страшные цифры для нас, непривычные для уха для такого комплекса, - его же надо отбивать. За счет чего они будут отбивать? Вопрос: населению это нужно? Вопрос второй, потому что я, как динозавр, 25 лет в этом направлении работаю по вывозу, сортировке: ни одного слова нет о месте малого и среднего бизнеса в этом большом проекте. Нас 49 организаций. По всему Татарстану несколько тысяч человек. Какая их судьба будет – непонятно. Это вопросы, с которыми я сталкиваюсь сам. Я не хочу говорить обобщенно – о Германии, о политике, Японии. Я прислушиваюсь к мнению нашего президента, российского, республиканского о том, что дорогу развивать малому бизнесу. А где слова господина президента Российской Федерации об импортозамещении? А что у нас, кроме танков и пушек, никто не выпускает в России мусоросжигающие заводы российского производства, которые наверняка стоят на порядок, на десять дешевле? Где это импортозамещение? Оно касается только сыра и колбасы, что ли? А где соседи? Мы общаемся же. Интернет – такая штука, которая нам позволяет общаться со всеми регионами. Ближайший регион – Чебоксары. Там сплошь и рядом стоят перерабатывающие станции – на каждом углу, в каждом районе. Малый и средний бизнес этим занимается. А здесь этим будут заниматься японцы или швейцарцы. Их интересуют российские проблемы? Смешно же: мы ставку делаем на иностранцев. Сами живем в дерьме. Ждем их, что помогут нам очиститься.

Ближайший регион – Чебоксары. Там сплошь и рядом стоят перерабатывающие станции – на каждом углу, в каждом районе. Малый и средний бизнес этим занимается.

- Насчет роли малого и среднего бизнеса в этом [проекте]. Кто сказал, что после строительства мусоросжигающего завода, какая-то проблема возникнет для ваших организаций, для перевозчиков? - поинтересовался Кашаев. - Я сам как бывший перевозчик скажу: на кусок хлеба перевозчиков никто не претендует. Та же самая организация ПЖКХ, которая вывозит мусор, она каким-то образом на данный момент вам мешает?

- Нет, - признал Гайнанов.

- Она и не будет вам мешать, потому что у ПЖКХ своя цель, свои перспективы, своя работа, - продолжил Кашаев. - Малый и средний бизнес, перевозчики – конкретно вы – здесь не затрагиваетесь. Мусоросжигательный завод – это один из кирпичиков в общей схеме обращения с отходами: сбора, сортировки, размещения, захоронения или же обезвреживания этих отходов.

По поводу технологий западных, о том, что надо развивать свои. Скажите мне, кто из вас ездит на машинах российского производства, а кто на импортных? (на российских, как оказалось, ездят только представители общественности – "Idel.Реалии") Я не езжу на машине российского производства, и большая часть из нас не ездит. Мы должны у себя здесь, реализовывая проекты, брать самое лучшее. Если самое лучшее будет российского производства, будут брать российского производства. Если есть самое лучшее, что может предложить иностранная технология, берется иностранная технология.

По его словам, в заводе части российская и иностранная будут составлять примерно 50 на 50:

- Технология берется импортная, но ее производство будет сделано в России. Те части, которые имеют уникальные, оригинальные характеристики, будут [браться] непосредственно у производителя, а то, что мы можем сделать у себя на мощностях, мы это сделаем сами. Дальнейшая эксплуатация предусматривает, что мы будем использовать наши возможности, наши ресурсы, наши технологии.

Дискуссию о фильтрах и образующихся после сжигания мусора отходах Кашаев предложил продолжить после ликбеза общественников.

- Пожалуйста, эксперты, общественники, изучите, из чего этот завод состоять будет, технологии, потому что люди любят у нас говорить: вот фильтры – куда потом утилизировать. Технологию, пожалуйста, изучите, особенно те, кто занимается наукой. О каких фильтрах вы говорите? Где они там? Что вы себе представляете при слове фильтр? Бумажная какая-то структура? Там другая технология немножко. Изучите, пожалуйста. Зайдите на сайт производителя. Там слова нет о том, что [есть] какие-то фильтра. Да, раньше были большущие фильтра с угольным содержанием, которые действительно надо было закупать где-то, потом это все как-то утилизировать. Сейчас другая система – сухая и мокрая система очистки исходящих газов.

“ОСТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ - ИМ ВСЁ РАВНО"

- Что вы сделали для внедрения раздельного сбора мусора, занимаясь всё это время этой проблемой? - поинтересовался у Кашаева Шушков.

Надо начать с раздельного сбора, и это будет приносить огромные доходы без сжигания. На золоте сидим и хотим еще куда-то выбрасывать.

- Непосредственно к Универсиаде организацией были закуплены и установлены по городу Казани контейнеры для раздельного сбора мусора. Это же реализовывалось управляющими компаниями на территории Казани. Но, к сожалению, результат у нас… Да, я знаю, как в Ижевске сделано, как в Чебоксарах, в Кирове тоже были, в Нижнем Новгороде. Всё это супер, красиво: стоят там, собирают. Но вы поймите: мы говорим о потоке. У нас в Казани образовывается в год 550 тысяч тонн только ТБО. Вы можете себе представить этот объем?

- Не надо этот поток перемешивать, - парировал Шушков. - Надо начать с раздельного сбора, и это будет приносить огромные доходы без сжигания. На золоте сидим и хотим еще куда-то выбрасывать.

- В своих управляющих компания реализуйте этот сбор, - сделал предложение Кашаев.

- У нас всё переходит в конфрантационный характер, - заметил Салимов. - Я считаю, чтобы этот разговор шел в конструктивном русле, необходимо выбрать общую тематику – это раздельный сбор мусора. Будет раздельный сбор мусора или не будет, будет или не будет завод – это две отдельные темы. Но если вдруг гипотетически удастся организовать раздельный сбор мусора, и появится мусоросжигательный завод, неважно с какой технологией, это же будет более колоссальный эффект.

- Это будет идеальная ситуация! – добавил кто-то из членов комитета.

- Прислушаются или не прислушаются к нашему мнению в части локализации завода – это одна тема. Мы без сомнения будем ее обсуждать. Более того, я скажу как финансист, некоторые финансовые проблемы в части организации раздельного [сбора] мусора можно переложить на мусоросжигательный завод.

- Еще раз вам говорю: в Казани реализация проектов по раздельному сбору мусора уже неоднократно предпринималась. К нам сюда пришел какой-то ноль-ноль-ноль процент населения активного, которого действительно заботит судьба города. Супер! Классно! Но остальная часть населения – им все равно. И как сделать 100%? Вы поймите: без принятия мер кнута и пряника, раздельного сбора в Казани не будет. Нигде не будет его, - заключил директор экологической компании “Де Люкс”. – Это нужно финансово людей на это подстегивать. Попробуйте повысить в счетах-фактурах тариф хотя бы на рубль – вы получаете кучу негатива: “Да зачем мне это надо! Я плачу деньги – всё!”.

- Поэтому если будет дифференциация тарифов: отдельно ТСЖ, которые делают раздельный сбор мусора, отдельный тариф для ТСЖ, которые не делают… - попытался продолжить мысль Салимов, но ее подхватил глава гильдии мусороперевозчиков Казани.

- Мы с этим предложением выходили давно, когда говорили про опыт Германии. Когда любая хозяйка – мы все женатые люди – заставит членов своей семьи дома делать [раздельный сбор] в пакетиках, но для этого они должны быть заинтересованы. Если сейчас в виде эксперимента в ТСЖ, которые будут платить за сортированный мусор, квартплату уменьшать, то таким образом постепенно…

- Стимулировать! - поддержал Салимов.

- Мы выходили с таким предложением, но это город должен делать, - заключил Гайнанов.

Транспортируется, собирается мусор как и полугосударственными организациями, так и частным малым и средним бизнесом

- Господа! - вновь перехватил инициативу Кашаев. - У нас с 2017 года реализуется постановление правительства о едином операторе. Откройте, пожалуйста, его и почитайте. Вот о чем вы сейчас говорите, это уже на законодательном уровне предусматривается. Почитайте! Но вы поймите, что завтра это не произойдет. Этот переход очень довольно-таки сложный. И действительно в управляющих компаниях это все будет.

Обсуждаем всю цепочку обращения с отходами или только её хвост – завод?

Ринат Гимранов предложил в рамках последующих круглых столов продолжить обсуждать производственные цепочки по сбору, транспортировке, сортировке и переработке отходов. Но Кашаев не согласился.

- Цепочки уже есть: от сбора мусора, транспортировки, до его размещения. Транспортируется, собирается мусор как и полугосударственными организациями, так и частным малым и средним бизнесом.

- Велосипед изобретать не надо, - вставил слово председатель комитета.

- Есть сортировка этого мусора, которая промежуточная, переработка этого мусора, - развивал мысль Кашаев. - Есть компании, которые организуют переработку пластика, бумаги, макулатуры и так далее. Все это есть у нас. Мы сейчас говорим о конечном размещении или же обезвреживании отходов. На данный момент мы тупо, банально это все закапываем. Построили новый полигон сейчас, ввели в эксплуатацию. Все классно, супер. На сколько лет его хватит? Потом опять землю надо. Мы не можем постоянно отводить на это все. Реализация завода позволит на многие-многие годы – навсегда – исключить вывод из оборота ценных земельных ресурсов. Вот самое главное. Мы сейчас говорим о хвосте этой цепочки.

- Завод только в рамках этого технологического цикла надо рассматривать (имеется в виду, начиная от сбора мусора – "Idel.Реалии"), - настаивал Гимранов.

- А он не рассматривается в рамках цикла, - возражал Кашаев. - Я еще раз говорю: завод не примет мусор, который у нас в контейнерах лежит. Его невозможно будет там сжигать.

- Это не конечная точка. Вы не системно мыслите, - заявил Гарапов. - После завода еще будут отходы.

- Какие отходы? После сжигания отходов образуется зола - зольный остаток плюс те соединения, которые не сжигаются. Это металлы, стекло. После сжигания мусора у нас на тонну отходов образуется где-то 10-15 килограммов зольного остатка. Из зольного остатка отбираются цветные, черные металлы…

Спор мог бы еще долго продолжаться, но председатель комитета перешел к организационным вопросам, объявив о создании подкомитета, который будет заниматься сферой обращения твердых коммунальных отходов. Общественники предложили включить в его состав инициативную группу, выступающую против строительства завода, а также организации, занимающиеся переработкой вторсырья.

К следующей встрече Тагиров пообещал представить состав подкомитета, раздобыть имеющуюся информацию о заводе, а если у “РТ-инвест” появятся официальные представители, пригласить и их. За информацией о предстоящих мероприятиях он предложил следить на сайте Торгово-промышленной палаты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG