Ссылки для упрощенного доступа

Ученые Татарстана ропщут: власть игнорирует их разработки по утилизации отходов


На встрече в АН РТ, посвященной проблеме переработки отходов

Главные претензии ученых мужей к власти – та не информирует их о своих проектах, игнорирует их мнение и научные разработки – услышали только общественники, пришедшие в АН РТ на круглый стол, посвященный проблеме переработки отходов. Представители минэкологии РТ, по словам организаторов, были приглашены, но не явились.

Инициативные граждане и представители общественных экологических организаций собрались в пятницу на круглом столе в Академии наук РТ, услышав, что заслуженный профессор КФУ Юсуф Азимов будет выступать по поводу мусоросжигательного завода. Правда, спустя 30 минут доклада по-прежнему было неясно, за или против строительства объекта выступает доктор технических наук.

Владимир Шушков, представитель экологического клуба "Кедровый дом", спросил об этом в лоб. Азимов ответил уклончиво. Мол, без сжигания, наверное, не обойтись, но это сжигание должно быть экологически чистым. А для это надо выработать инновационную технологию. Причем, сообщил профессор, уже есть некие предложения ученых КХТИ сжигать мусор в металлургических печах, позволяющие очистить отходящие газы.

Профессор КФУ Юсуф Азимов
Профессор КФУ Юсуф Азимов

После замечания Альберта Гарапова, председателя Антиядерного общества Татарстана, Азимов уточнил свою позицию еще раз:

– Мое мнение такое: мусоросжигательный завод – нежелательно, но имеет возможность быть, если оно организовано в экологически чистом варианте, то есть сжигается только то, что имеет возможность сжигаться. К примеру, очень много строительных, древесных отходов – вот они могут быть сожжены. А если там сжигается еще что-то, то это должно сопровождаться хвостом улова всех этих газов.

Захоронение биологически неразлагаемых отходов профессор считает недопустимым.

Суть выступления докладчика заключалась в том, что реализуемая в настоящее время в Татарстане схема по обращению с отходами и планируемая к дальнейшей реализации ущербна. Основная сортировка мусора должна производиться его собственниками, а не на сортировочных станциях, куда отходы поступают в общей куче. Загрязненные вторресурсы после сортировочных станций местные переработчики использовать не могут (например, набережночелнинский картонно-бумажный комбинат) и вынуждены приобретать их из других регионов. При этом у собственников мусора должен быть выбор, куда его девать: то ли в общей куче отдавать региональному оператору, то ли уже разделенные – непосредственным переработчикам.

Азимов разрабатывал образцы скребков для снегоуборочных машин из отходов шинного производства – отходы в Нижнекамске просто сжигают

Обращение с отходами требует системного подхода. Для этого, как полагает Азимов, необходимо силами ученых разработать региональную программу. А в ходе ее реализации использовать имеющиеся практические наработки по переработке и вторичному использованию отходов. К примеру, Азимов разрабатывал в свое время образцы скребков для снегоуборочных машин из отходов шинного производства – обрезов резины, а также композитный материал, из которого можно изготавливать ремни для нефтекачалок, превосходящие по характеристикам зарубежные аналоги. Но разработки, попенял профессор, оказались невостребованными, а отходы резины, по его мнению, в Нижнекамске просто сжигают.

Сетовал на невостребованность собственных, готовых к внедрению разработок по очистке, переработке и утилизации отходов (в сельском хозяйстве, а также сточных вод) и профессор Николай Морозов из КФУ. По его мнению, необходим переход от “кустарных” сборищ к глобальному объединению сил, работающих в области охраны окружающей среды и утилизации жидких и твердых отходов – под крылом, например, министерства экологии РТ.

– Почему не внедряют все эти разработки? Потому что никто больших бабок не предлагает

А еще, уверен Морозов, необходимо провести большую научную конференцию на базе Академии наук Татарстана, а к 5 июня, Дню защиты природы, довести до населения, что вокруг нас на самом деле творится и что надо делать. У нас, утверждал представитель науки, очень плохо обстоят дела не только с утилизацией, но и с очисткой, обезвреживанием и обеззараживанием отходов.

Профессор КФУ Николай Морозов
Профессор КФУ Николай Морозов

При этом оба ученых выразили надежду, что республиканские власти объединенные усилия ученых, направленные на системное решение проблемы с обращением отходов, непременно поддержат.

Более категорично высказались представители общественных организаций.

– Почему не внедряют все эти разработки? – задал вопрос Шушков и сам же на него ответил. – Потому что никто больших бабок не предлагает. А наше правительство ищет большие быстрые деньги.

Он поделился с собравшимися найденными данными о вредном воздействии сжигания мусора:

Детская смертность возросла в два раза, на четверть выросло количество уродств новорожденных

– Ученые европейские в Австрии, Германии, Италии, Дании, Бельгии, Франции и Финляндии заключили, что у людей, которые подверглись воздействию мусоросжигательных заводов, увеличилась смертность в 3,5 раза от рака легких – на 25 километров рассеивается шлейф, в 2,7 раза от рака желудка, в 1,7 раза от рака пищевода. Детская смертность возросла в два раза, на четверть выросло количество уродств новорожденных. Везде в мире – в Америке, в Европе, в Японии – вдвое сокращается количество мусоросжигательных заводов.

Производителям, по мнению Шушкова, просто некуда девать оборудование, вот они и пытаются внедрить его здесь, как в стране третьего мира.

Владимир Шушков, представитель экологического клуба "Кедровый дом"
Владимир Шушков, представитель экологического клуба "Кедровый дом"

Представляете, – продолжал он, – планируется строить в Самосырово, ближе к Вознесенью. А Казань – это котел, "казан". Всё будет – по всему городу. Все население полуторамиллионной Казани будет страдать из года в год.

Гульназ Смирнова, представитель инициативной группы, которая собирает подписи против мусоросжигательного завода в Казани, озвучила свою позицию:

– Мусоросжигательный завод в Казани строить нельзя по очень простой причине. Сравнивать наш опыт с европейским было бы некорректно, потому что сбор мусора в Европе начинается с каждой квартиры, с каждого дома в общежитии, где стоят несколько урн для сбора разного вида мусора. У них в Европе сбор мусора раздельный вот здесь вот – в голове. У нас этого нет. Поэтому мусор из мусорки, который отсортирован всего на 20%, содержащий батарейки, разбитые ртутные лампы, электроприборы маленькие, неработающие – все это выпускать в топку мусоросжигательного завода было бы преступлением.

Активистка Гульназ Смирнова
Активистка Гульназ Смирнова

Активистка усомнилась в том, что фильтры будут своевременно заменяться и проходить техобслуживание, и что информация о реальном загрязнении воздуха окажется открытой для населения. В качестве примера Гульназ привела мусоросжигательные заводы в Москве, где онлайн-мониторинг ведется лишь по 26 показателям. А по остальным веществам, попадающим в атмосферу, данных нет.

Владимир Шушков предложил участникам круглого стола проголосовать: они за или против строительства мусоросжигательного завода. Примерно из 30 человек 23 проголосовали против, включая ученых и вице-президента Академии наук РТ Вадима Хоменко, один – за.

За строительство завода проголосовал Ильнур Ярхамов, корреспондент издания KazanFirst, объяснив это недовольством уровнем дискуссии.

– Когда власти говорят, что не будут сжигать весь мусор, а к 2021 году будут создавать инфраструктуру по раздельному сбору мусора, какой смысл с ними спорить, что вы все сожжете и все будет вредно? – поинтересовался он. – Давайте подождем, посмотрим, как они будут работать четыре года, за ними следить (в зале раздались возгласы: "Когда построят, его уже не закроют" - Idel.Реалии). И вы приводите показатели воздействия мусоросжигательных заводов, но по какой технологии они работают? Давайте подождем, когда будет точно известна технология.

Нужно поставить вопрос о максимальном содействии малым предприятиям, связанным с переработкой мусора

К вопросу о разработке региональной программы по обращению с отходами вернулся Сергей Мухачев, заведующий лаборатории инженерных проблем биотехнологий КНИТУ (КХТИ), председатель татарстанского отделения "Социально-экологического союза".

– Поставить в этой программе, мне кажется, нужно вопрос о максимальном содействии малым предприятиям, связанным с переработкой мусора, - предложил он. - Освобождать их в первые три года от налогов, а может быть, по каким-то видам отходов – чем более опасный отход, и чем за более сложные проблемы берутся – вообще освобождать от налогов. И тогда мы пробудим какую-то народную инициативу, инициативу предпринимателей среди них, и этот вопрос будет решен.

Итоги круглого стола подвел на правах модератора Вадим Хоменко. Он выделил три основных направления.

  • Разработка в республике программы по обращению с отходами
  • Расширение формата обсуждения проблемы: выйти из стен Академии наук к власти, населению и на конференции. Услышаны, де, должны быть все.
  • Создание постоянно действующих комиссий по рассмотрению соответствующих проектов и по доведению своих резюме до органов власти, принимающих решения. Академия наук, пообещал Хоменко, возьмет кураторство над этим направлением.

Резюме о недопустимости строительства мусоросжигательного завода в итогах встречи, судя по всему, значиться не будет.

Мусоросжигающий завод в Казани? А мнения экологов слышали?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:43 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Комментарии (2)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG