Ссылки для упрощенного доступа

Семья Богдановых из Иркутской области через суд пытается взыскать с ОАО "РЖД" свыше 21 миллиона рублей в качестве морального и материального вреда за смерть сына в физкультурно-оздоровительном центре локомотивного депо "Юдино". По мнению родителей 34-летнего Максима Богданова, в смерти сына виноваты, в том числе должностные лица РЖД. Компания, однако, не компенсировала ущерб семье, поскольку специальная комиссия отказалась признавать смерть мужчины несчастным случаем на производстве. По факту случившегося осудили лишь медсестру, которая получила два года условно и избежала наказание по амнистии. "Idel.Реалии" подробно рассказывают историю семьи Богдановых.

Два с половиной года назад, 12 ноября 2014 года, находясь в служебной командировке в Юдино (под Казанью), скончался машинист электровоза, 34-летний житель Красноярска Максим Богданов. 21 октября Красноярская железная дорога направила его в командировку в распоряжение локомотивного депо "Юдино" в связи с временным увеличением контингента работников на участках с возросшими объемами работы. Через месяц Богданов должен был вернуться домой.

Командированный из Красноярска машинист жил в физкультурно-оздоровительном реабилитационном центре локомотивного депо "Юдино". Прохладным вечером девятого ноября 2014 года Максим Богданов, находясь около крыльца корпуса центра, поскользнулся, упал, ударился головой об асфальт, в результате чего получил перелом затылочной кости. Через три дня Богданов скончался.

Вскоре было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 124 УК РФ – неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если оно повлекло по неосторожности смерть больного. Обвиняемой по делу стала медсестра Светлана Валишина. Следователи установили, что она не оценила тяжесть состояния Максима Богданова, не вызвала бригаду медиков и поставила неверный диагноз. Валишина свою вину не признала, а гособвинитель просил суд приговорить ее к условному сроку и применить акт об амнистии. 14 июля 2016 года суд приговорил Светлану Валишину к двум годам лишения свободы условно и тут же освободил ее от наказания в связи с амнистией.

"Самая главная их вина в том, что они даже никому не сообщили о случившемся, вы представляете! Сын трое суток лежал с пробитой головой – мне кажется, я бы бежала по рельсам".

Мать погибшего – Тамара Богданова – рассказала "Idel.Реалии", что ее сыну практически трое суток не оказывали необходимую медицинскую помощь.

– Самая главная их вина в том, что они даже никому не сообщили о случившемся, вы представляете! Сын трое суток лежал с пробитой головой – мне кажется, я бы бежала по рельсам. Я бы прилетела на самолете хоть как, но спасла бы свое дитя. 34 года, молодой парень лежит с пробитой головой, но руководству РЖД дела до этого нет, – подчеркнула Тамара Богданова.

Согласно результатам комиссионной экспертизы, своевременное и правильное диагностирование закрытой черепно-мозговой травмы и правильно проведенное лечение не исключало возможности спасти Максима Богданова.

– Все это произошло с работником, находящимся в командировке, где рядом не было близких ему лиц, которые могли бы о нем побеспокоиться, принять меры к оказанию медицинской помощи. Физкультурно-оздоровительный реабилитационный центр, где были размещены командированные, находится за пределами города – в лесном массиве. Но у РЖД есть своя клиническая больница, куда доставить пострадавшего не составляло никакого труда. Но даже эти элементарно простые действия совершены не были, – констатировала Тамара Богданова.

Она также отметила, что о факте ЧП с ее сыном было известно не только медсестре Светлане Валишиной, но и должностным лицам реабилитационного центра и локомотивного депо станции Юдино. Указанными лицами, по мнению Тамары Богдановой, также "никаких мер не только к расследованию несчастного случая, но и к принятию мер по оказанию должной медицинской помощи принято не было". По словам Богдановой, они не известили работодателя ее сына, а также его родителей.

Сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" юрист Андрей Сучков, представлявший потерпевших в уголовном деле Светланы Валишиной, рассказал "Idel.Реалии", что 28 сентября 2015 года третий отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР по РТ сообщил, что в отношении должностных лиц реабилитационного центра и локомотивного станции Юдино проводилась процессуальная проверка.

Согласно ее результатам, оба должностных лица "вследствие небрежного отношения к службе не исполнили свои должностные обязанности и не приняли мер по вызову машины скорой медицинской помощи для Максима Богданова". По результатам проверки следователи предложили начальнику эксплуатационного локомотивного депо Юдино "в целях устранения вышеуказанных обстоятельств рассмотреть вопрос о применении мер дисциплинарного характера в отношении должностных лиц, виновных в указанных нарушениях".

"Причинами отсутствия своевременного и правильного диагностирования травмы явились не только бездействия медсестры Валишиной, но и бездействия заместителя начальника локомотивного депо по кадрам и социальным вопросам Мусина и исполняющей обязанности начальника реабилитационного центра Степановой".

Сучков также отметил, что в отношении должностных лиц реабилитационного центра и локомотивного депо станции Юдино было отказано в возбуждении уголовного дела. По словам Тамары Богдановой, указанные сотрудники на следующий день после получения травмы ее сыном, то есть 10 ноября, приходили к Максиму Богданову, но "проявляя халатность, надеясь на благоприятный исход, желая скрыть факт несчастного случая, удалились, хотя ситуация явно требовала принятия срочных мер, которые не были приняты ни в этот, ни на следующий день".

– Причинами отсутствия своевременного и правильного диагностирования травмы явились не только бездействия медсестры Валишиной, но и бездействия заместителя начальника локомотивного депо по кадрам и социальным вопросам Мусина и исполняющей обязанности начальника реабилитационного центра Степановой. Если бы кто-либо из данных лиц не проявил бы такую убийственную беспечность, а действовал в соответствии со своими обязанностями и в соответствии со своими локальными актами, человек бы остался жив. Не было проведено расследование несчастного случая, меры к оказанию помощи пострадавшему приняты не были, – рассказала Тамара Богданова.

"Фактически было проведено не расследование несчастного случая, а его грубая имитация, позволяющая РЖД уйти от ответственности"

Она также констатировала, что расследование несчастного случая не было проведено и после смерти – лишь спустя два месяца, 26 декабря 2014 года, эксплуатационным локомотивным депо Красноярской дирекцией тяги был составлен акт о несчастном случае, которым установлено, что он "не связан с производством".

– При этом лица, указанные в акте как члены комиссии, отнеслись к служебному расследованию этого случая не только формально и небрежно, но и нарушая при этом действующие законы и другие акты, регламентирующие порядок расследования несчастных случаев, оставляя без внимания те обстоятельства, которые имели место в действительности. Фактически было проведено не расследование несчастного случая, а его грубая имитация, позволяющая РЖД уйти от ответственности, – констатировала Тамара Богданова.

По ее словам, начальник сектора охраны труда Красноярской дирекции тяги, готовившая заключение, сфальсифицировала материалы. Другие члены комиссии, указала Тамара Богданова, "фактически реального участия в расследовании не принимали", поскольку "даже не были детально ознакомлены документами". "Как члены комиссии могли выявить обстоятельства ЧП, если случай произошел в Казани, а расследовали его в Красноярске?" – задалась вопросом Богданова.

В связи с этим Тамара Богданова и ее муж обратились в Мещанский районный суд Москвы. По их мнению, несчастный случай с их сыном "подлежал расследованию" в соответствии с Трудовым кодексом России, поскольку "он произошел с застрахованным работником, участвующим в производственной деятельности на территории работодателя во время установленного перерыва".

"Вывод РЖД о нахождении Максима Богданова в состоянии опьянения является необоснованным, необъективным и направлен только на то, чтоб железная дорога смогла избежать какой-либо ответственности"

Отметим, что члены комиссии указали, что Максим Богданов на момент ЧП был в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем страховка в связи со смертью при исполнении трудовых обязанностей семье погибшего не полагается. Юрист Андрей Сучков рассказал "Idel.Реалии", что экспертиза, проведенная уже после смерти Богданова, наличие алкоголя в крови и моче скончавшегося не выявила. Кроме того, подчеркнул Сучков, члены комиссии не могли знать о том, был ли в состоянии алкогольного опьянения Богданов или нет, поскольку освидетельствование на тот момент проведено не было.

– Вывод РЖД о нахождении Максима Богданова в состоянии опьянения является необоснованным, необъективным и направлен только на то, чтоб железная дорога смогла избежать какой-либо ответственности. Члены комиссии же пошли на поводу у РЖД – указанные акты также не учитывались, а обстоятельства не анализировались, – констатировала Тамара Богданова.

В своем исковом заявлении Богданова с таким решением комиссии не согласилась. По ее мнению, "данный случай напрямую связан с производством – он произошел во время служебной командировки на территории предприятия ОАО "РЖД".

– Работодатель, направляя в командировку в другое структурное подразделение, находящееся на значительно удаленном расстоянии от места постоянной работы и места жительства командированных, в нарушение действующих локальных нормативных актов не обеспечил должных условий для безопасности нахождения в командировке. Должностные лица структурного подразделения по месту командировки также в нарушение действующих нормативных актов проявили беспечность, полное равнодушие, халатность, не выполнили в должном объеме свои должностные обязанности, что в совокупности и привело к смерти Максима Богданова, – указала в иске Тамара Богданова и просила суд признать произошедший несчастный случай как несчастный случай на производстве.

Кроме того, опираясь на ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Тамара Богданова отметила, что иждивенцы имеют право на получение страховых выплат. В связи с этим Богданова просит суд взыскать в пользу нее и мужа с Фонда социального страхования единовременную выплату в размере свыше 333 тысяч рублей на каждого, а также ежемесячные страховые выплаты в размере почти 14 тысяч рублей на каждого.

Что касается материальной ответственности ОАО "РЖД", то согласно закону, в случае смерти застрахованного в связи с несчастным случаем на производстве компания должна выплатить пособие в размере 24 среднемесячных заработков без учета суммы единовременной страховой выплаты. В связи с этим родители Максима Богданова просят взыскать с ОАО "РЖД" свыше 440 тысяч рублей на каждого.

"Сына можно было бы спасти, если бы не убийственное равнодушие к чужой жизни не только медсестры, но и тех должностных лиц, которые в силу своих обязанностей обязаны были проявить должную заботу"

Имущественный вред родители Богданова оценили в 515 тысяч рублей. В эту сумму входят лекарства, санитарно-курортное лечение отца после перенесенного инфаркта, поездка на прием к главе СК РФ Александру Бастрыкину и услуги юриста.

– Дороже жизни ничего не может быть. Неожиданная, преждевременная смерть всегда страшна и трагична, но в данном случае это еще трагичней от того, что сына можно было бы спасти, если бы не убийственное равнодушие к чужой жизни не только медсестры, но и тех должностных лиц, которые в силу своих обязанностей обязаны были проявить должную заботу. Их равнодушие и невыполнение прямых законных обязанностей и сгубило нашего сына. Если бы были совершены элементарно простые действия, просто бы вызвали скорую помощь, что не составляло никакого труда, он остался бы жив, – отметила Тамара Богданова.

"Я уже сердце не чувствую. Так тяжело, что сил нет".

Она просит суд взыскать с ОАО "РЖД" 10 миллионов рублей на каждого в качестве компенсации морального вреда. Тамара Богданова также рассказала "Idel.Реалии", что руководство РЖД ранее "уверяло" родителей, что найдет компромисс с семьей, и в суд идти не придется.

– Когда мы были у главы СК РФ Александра Бастрыкина, мы вызывали заместителя начальника Горьковской железной дороги – он уверял, что не будет суда – все утрясем. Как только мы уехали, все опять встало на свои места. Никому ничего не надо! Я уже сердце не чувствую. Так тяжело, что сил нет, – резюмировала Тамара Богданова.

В общей сложности, семья Богдановых просит взыскать с ОАО "РЖД" около 21,5 млн рублей. Первое заседание по иску семьи Богдановых должно пройти 31 июля в Мещанском районном суде Москвы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

XS
SM
MD
LG