Ссылки для упрощенного доступа

Казанская больница РЖД заплатит за смерть пациента


Мещанский районный суд Москвы взыскал с казанской больницы РЖД 287 тысяч рублей за смерть 34-летнего машиниста электровоза Максима Богданова, который три года назад скончался в физкультурно-оздоровительном центре локомотивного депо "Юдино" (Татарстан). Полтора года назад суд признал медсестру Светлану Валишину виновной в смерти мужчины и назначил ей два года условно, однако тут же амнистировал. Она прошла несколько судебных инстанций и добилась пересмотра дела. В начале этой недели Кировский райсуд Казани переквалифицировал действия Валишиной на другую статью​ и назначил ей два года ограничения свободы, но также применил акт об амнистии. После такого решения правозащитники считают, что размер компенсации морального вреда может быть увеличен.

21 октября 2014 года Красноярская железная дорога направила в месячную командировку в Юдино 34-летнего машиниста электровоза Максима Богданова. Богданов жил в физкультурно-оздоровительном реабилитационном центре локомотивного депо "Юдино". Девятого ноября машинист, находясь около крыльца корпуса центра, поскользнулся, упал, ударился головой об асфальт, в результате чего получил перелом затылочной кости. Через три дня он скончался.

Своевременное диагностирование закрытой черепно-мозговой травмы и правильно проведенное лечение не исключало возможности спасения Максима Богданова

В отношении медсестры НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Казань ОАО "РЖД" Светланы Валишиной было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.124 УК РФ — неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если оно повлекло по неосторожности смерть больного. По мнению следствия, она не оценила тяжесть состояния Богданова, не вызвала бригаду медиков и поставила неверный диагноз.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Была проведена имитация расследования, позволяющая РЖД уйти от ответственности"

Согласно результатам комиссионной экспертизы, своевременное и правильное диагностирование закрытой черепно-мозговой травмы и правильно проведенное лечение не исключало возможности спасения Максима Богданова. Прокуратура просила суд приговорить Светлану Валишину к условному сроку и применить акт об амнистии. Свою вину медсестра не признала. Кировский районный суд Казани 14 июля прошлого года признал медсестру виновной по ч.2 ст.124 УК РФ и приговорил ее к двум годам лишения свободы условно с лишением права заниматься медицинской деятельностью на два года, но тут же освободил от наказания в связи с амнистией.

Мать скончавшегося — Тамара Богданова — подвергла критике руководство физкультурно-оздоровительного реабилитационного центра и РЖД. По ее мнению, сына должны были доставить в клиническую больницу РЖД. "Но даже эти элементарно простые действия совершены не были", — подчеркивала Богданова.

Кроме того, она отмечала, что о факте ЧП с ее сыном было известно не только медсестре Светлане Валишиной, но и должностным лицам реабилитационного центра и локомотивного депо "Юдино". Указанными лицами, по мнению матери Богданова, "никаких мер не только к расследованию несчастного случая, но и к принятию мер по оказанию должной медицинской помощи принято не было".

Андрей Сучков
Андрей Сучков

Представитель семьи Максима Богданова, сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" юрист Андрей Сучков рассказывал "Idel.Реалии", что 28 сентября 2015 года следователи сообщили, что в отношении должностных лиц реабилитационного центра и локомотивной станции Юдино проводилась процессуальная проверка. По ее результатам СК предложил начальнику эксплуатационного локомотивного депо Юдино "рассмотреть вопрос о применении мер дисциплинарного характера в отношении должностных лиц, виновных в нарушениях".

Члены комиссии, составлявшие акт, сообщили, что Максим Богданов на момент ЧП был в состоянии алкогольного опьянения

Тамара Богданова также отмечала, что расследование несчастного случая не было проведено и после смерти сына. По ее словам, лишь спустя два месяца — 26 декабря 2014 года — эксплуатационным локомотивным депо Красноярской дирекции тяги был составлен акт о несчастном случае, которым установлено, что он "не связан с производством".

Члены комиссии, составлявшие акт, сообщили, что Максим Богданов на момент ЧП был в состоянии алкогольного опьянения, в результате чего страховка в связи со смертью при исполнении трудовых обязанностей семье погибшего не полагается. Юрист Андрей Сучков подчеркивал, что экспертиза, проведенная уже после смерти Богданова, наличие алкоголя в крови и моче скончавшегося не выявила. Кроме того, констатировал правозащитник, члены комиссии не могли знать о том, был ли мужчина в состоянии алкогольного опьянения или нет, поскольку освидетельствование на тот момент проведено не было.

— Вывод РЖД о нахождении Максима Богданова в состоянии опьянения является необоснованным, необъективным и направлен только на то, чтобы железная дорога смогла избежать какой-либо ответственности. Члены комиссии же пошли на поводу у РЖД — указанные акты также не учитывались, а обстоятельства не анализировались, — подчеркивала Тамара Богданова.

КОМПЕНСАЦИЯ В 75 РАЗ МЕНЬШЕ

Родители Максима Богданова обратились в Мещанский районный суд Москвы с требованием компенсации морального вреда и выплаты страховки за смерть сына. По их мнению, несчастный случай с их сыном "подлежал расследованию" в соответствии с Трудовым кодексом России, поскольку "он произошел с застрахованным работником, участвующим в производственной деятельности на территории работодателя во время установленного перерыва".

Тамара Богданова просила суд признать произошедшее ЧП несчастным случаем на производстве

Тамара Богданова просила суд признать произошедшее ЧП несчастным случаем на производстве. В связи с этим она просила суд взыскать с Фонда социального страхования в пользу нее и мужа единовременную выплату в размере свыше 333 тысяч рублей на каждого, а также ежемесячные страховые выплаты в размере почти 14 тысяч рублей на каждого.

Что касается материальной ответственности ОАО "РЖД", то согласно закону, в случае смерти застрахованного в связи с несчастным случаем на производстве компания должна выплатить пособие в размере 24 среднемесячных заработков без учета суммы единовременной страховой выплаты. По этой причине родители Максима Богданова просили взыскать с ОАО "РЖД" свыше 440 тысяч рублей на каждого.

Имущественный вред родители Богданова оценили в 515 тысяч рублей. В эту сумму входят лекарства, санитарно-курортное лечение отца после перенесенного инфаркта, поездка на прием к главе СК РФ Александру Бастрыкину и услуги юриста.

В качестве компенсации морального вреда родители Максима Богданова просили взыскать с ОАО "РЖД" 10 миллионов рублей на каждого. В общей сложности, семья Богдановых просила взыскать с компании около 21,5 млн рублей.

Суд постановил взыскать с НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Казань ОАО "РЖД" в пользу отца и матери Максима Богданова по 143 с половиной тысячи рублей

Мещанский районный суд Москвы пришел к выводу, что в судебном заседании не было установлено, что несчастный случай с Максимом Богдановым произошел на производстве, и отказал в выплате истцам страховых выплат из Фонда социального страхования, а также выплаты единовременного пособия.

Суд также отказал в взыскании с ОАО "РЖД" и НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Казань ОАО "РЖД" понесенных убытков и упущенной выгоды, выразившейся в неполучении материального содержания от погибшего.

Суд постановил взыскать с НУЗ "Отделенческая клиническая больница на станции Казань ОАО "РЖД" в пользу отца и матери Максима Богданова по 143 с половиной тысячи рублей, из которых сто тысяч — компенсация морального вреда, а 43 с половиной тысячи — судебные расходы. Ответчик подал апелляционную жалобу, однако она пока не рассмотрена.

ДЕЛО ВЕРНУЛОСЬ В КИРОВСКИЙ РАЙСУД

Как стало известно "Idel.Реалии", медсестра Светлана Валишина обжаловала приговор, согласно которому ее приговорили к двум годам лишения свободы условно и тут же освободили от наказания в связи с амнистией. Верховный суд Татарстана (ВС РТ) оставил приговор без изменения. Валишина пошла дальше, и Верховный суд России принял решение через президиум ВС РТ вернуть дело на новое рассмотрение в Кировский райсуд Казани.

Верховный суд России принял решение через президиум ВС РТ вернуть дело на новое рассмотрение

Рассмотрение дела началось в сентябре этого года, и в понедельник, 18 декабря, председатель Кировского райсуда Наиль Булатов переквалифицировал действия Светланы Валишиной на часть 2 статьи 109 Уголовного кодекса РФ — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Суд назначил ей два года ограничения свободы и вновь освободил от наказания в связи с амнистией.

— С моей точки зрения, это более тяжкий состав, поскольку тут прямо констатируется, что именно в связи с бездействием Валишиной наступила смерть потерпевшего, — прокомментировал "Idel.Реалии" юрист Андрей Сучков.

Он также отметил, что теперь потерпевшие могут рассчитывать на "более щедрую компенсацию со стороны суда".

— Ранее при назначении компенсации суд учитывал, что Валишина была осуждена по статье 124 УК РФ, в которой была совсем другая квалификация действий. Потерпевшие могут сослаться на новый приговор с более тяжким составом и потребовать увеличение размера компенсации, — резюмировал Сучков и поделился мнением, что Светлана Валишина, скорее всего, обжалует приговор Кировского районного суда Казани.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG